"Я просто не пойду на голосование. А вы поступайте по совести" (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Нам предлагают Конституцию, написанную под Лукашенко в девяносто шестом году, или Конституцию, написанную под Лукашенко в две тысячи двадцать втором. Она все равно написана под Лукашенко, под его систему власти, под его властные полномочия, она не написана под меня, под гражданина Республики Беларусь, например, с альтернативными, другими взглядами. Вопрос поставлен таким образом, что я должен проголосовать как бы за действующую Конституцию или за новую. Я не хочу голосовать ни за ту, ни за другую, поэтому я просто не пойду на это голосование. А вы поступайте по совести.

Министр культуры Анатолий Маркевич на диалоговой площадке в Столбцах признал, что у них прошли чистки. Если человек по Конституции имеет право иметь политические взгляды, почему вы, господин министр культуры, это право не соблюдаете? Да вы должны быть первым, кто защищает это право, вы же министр.

Отчет ICAO четко показывает, это была спецоперация, которая, я думаю, по мнению здешних силовиков, конечно, прошла очень успешно, но последствия этой спецоперации в целом для будущего и для того, что происходит сегодня, плачевные. И сколько тут комиссий ни приглашай, это не изменится.

Добрый вечер, это «Итоговый стрим», воскресенье, девять вечера. Меня зовут Андрей Дмитриев, мы обсуждаем итоги недели и вместе держим знамя перемен в Беларуси. На этой неделе мы с вами обсудим несколько больших тем. Конечно, это референдум, который назначил Лукашенко своим указом. Поговорим о том, действительно ли это Конституция, которая обеспечит Беларуси будущее. Мы поговорим про предварительный отчет ICAO по поводу посадки того самого самолета с Протасевичем и почему там так много вопросов, которые остаются без ответов. Мы также обсудим с вами новости регионов, Михаил Будаев, как всегда, представит их в рубрике «Беларусь не только Минск».

Начнем с того, что делаем мы. На прошлой неделе мы начали уже новый сезон дебатов на важные для белорусов темы. Это дебаты, которые происходят в онлайне, и любой желающий может как стать участником команд дебатов, так может просто зайти и посмотреть и проголосовать в итоге за команду. Более того, вы еще можете сами предлагать темы, которые считаете важными для обсуждения на дебатах. Вот такая реальная диалоговая, реально дискуссионная площадка, которую мы сами с вами строим, поэтому по ссылке в описании к видео, пожалуйста, вы переходите, регистрируйтесь для участия. В эту среду пройдут дебаты, которые будут называться «Беларусь — ОДКБ. Защита суверенитета или ввязывание в международные конфликты». Если у вас есть точка зрения по этому поводу, должна ли Беларусь быть нейтральной страной или она должна быть в ОДКБ, как мы должны себя там вести, обязательно регистрируйтесь на дебаты, обязательно участвуйте, и самое важно, обязательно переходите смотрите, высказывайте свою точку зрения. На прошлой неделе мы провели по теме «Должно ли быть в Конституции гарантировано бесплатное здравоохранение и образование». Мы скоро выложим эту версию в Ютуб, и вы сами сможете ее посмотреть и также оставить свое мнение. Вообще, надо сказать, что в современной Беларуси из-за того, что у нас сегодня пропаганда просто заполонила все государственное телевидение, конечно, нормальных дебатов нет. Ты смотришь, как люди, которые уже согласны друг с другом, друг друга в этом же и убеждают. В реальности дебаты — это столкновение точек зрения. При том, что это не значит, что есть правильная и неправильная, это значит, что есть разные точки зрения, которые имеют право на жизнь, и только через дискуссию, через реальную дискуссию, неподтасованную, что называется, можно определить, как нам выходить на компромисс. Хотя, безусловно, есть вопросы, которые в моем понимании в компромиссе, скажем так, не нуждаются. Например, это вопросы, связанные со справедливостью, с законностью. Да, здесь все должно быть бескомпромиссно. Пожалуйста, переходим по ссылке в описании и регистрируемся на дебаты и как участники, и как зрители.

Теперь что касается важной темы. На этой неделе Александр Лукашенко подписал указ о назначении референдума. Я вижу сейчас апатию людей, которые говорят, что вот референдум, он какой-то не такой, он неправильный, там не те вопросы. Со всем этим согласен, но вы знаете, в 2020 году общество очень серьезно переоценило свои возможности, очень серьезно. В отношении власти. И именно поэтому стал возможен, конечно, такой социальный подъем, но именно поэтому сегодня мы находимся на этапе, когда многие разочарованы или многие впадают в депрессию, потому что пошли в другую сторону, стали безумно недооценивать собственную роль и значимость. Раз не получилось то, что мы хотели, раз не сменилась власть, то ничего не возможно. И то, и другое неправда. Да, в двадцатом году у нас не было достаточных сил, чтобы все изменить, в двадцать втором году это не так, что у нас не осталось никаких сил, чтобы на что-то влиять и чтобы действительно двигаться вперед. Так вот, референдум, который пройдет в этом году, неправильный, с неправильными вопросами, мы сегодня все это обсудим, но все-таки сам факт этого референдума — это результат усилий миллионов белорусов. Мы этого с вами добились, и не надо преуменьшать значение этого.

Начнем с того, что не так вообще с обсуждением. Я прочитал высказывание пропагандиста, идеолога, не знаю, как его назвать, социолога Щёкина, который говорит, что это уникальное мероприятие, которое организовано с обсуждением Конституции. Зря вы так, уверяю вас, что практики Советского Союза помощнее были, чем ваши, особенно в изображении народной воли. Но, как всегда, власть перепутала два важных слова, она перепутала слово «обсуждение» со словом «ознакомление». Вот, начиная с двадцать седьмого декабря, действительно в Беларуси идет массовое ознакомление граждан с текстом Конституции. Что такое ознакомление? Их собирают на рабочих местах и говорят: «У нас в стране такая ситуация, мы будем менять Конституцию, и там вот Всебелорусское народное собрание и так далее, и так далее». И понято, что уже поменять принципиально невозможно. То есть массово ознакамливают трудовые коллективы с тем, что в стране по идее должен пройти референдум. Это информирование, это не обсуждение. Обсуждение предполагает возможность влиять кардинальным образом, предполагает возможность участвовать таким образом, что твое участие действительно ведет к переменам. Поэтому, конечно, власть делает это для того, чтобы продемонстрировать только одно — свою волю. Для власти процедура ознакомления — это процедура демонстрации обществу своих возможностей. «Не считайте нас слабыми», — это они пытаются сказать. «Не считайте, что мы тут еле удержались. Нет, вот мы хотим менять Конституцию и будем ее менять так, как мы считаем нужным». При этом абсолютно отсутствует реальная процедура агитации, потому что в реальном мире, где назначается референдум, должно быть тридцать дней абсолютно полноценной агитации — с пикетами, с дискуссиями, с собраниями массовыми граждан. То есть это действительно агитация должна быть и за, и против. У нас же это изъяли. В реальности не дали никакой альтернативы. В девяносто шестом году Александр Лукашенко во второй раз менял Конституцию и, скажем так, переписывал ее под свои полномочия. На референдум были вынесены два варианта Конституции. Один был тот, который написал Александр Лукашенко, а второй вариант, который предложила фракция из Верховного Совета. То есть все-таки формально был выбор, ты мог выбрать: я хочу Конституцию с сильной президентской властью или я хочу Конституцию, которая за парламентскую республику. В сегодняшнем варианте выбора нет. Нам предлагают Конституцию, написанную под Лукашенко в девяносто шестом году, или Конституцию, написанную под Лукашенко в две тысячи двадцать втором. В чем принципиальная для меня разница? Она все равно написана под Лукашенко, под его систему власти, под его властные полномочия, она не написана под меня, под гражданина Республики Беларусь, например, с альтернативными, другими взглядами. Взгляды, которые сегодня по всем опросам разделяет действительно множество белорусов. Поэтому, конечно, имитация обсуждения, которая развернулась, она не ведет к согласию внутри общества. У нас продолжаются репрессии, новые политические заключенные появляются, множество уехало из страны, независимые СМИ не работают. Она не ведет ни к новому общественному договору, она не ведет ни к действительно серьезным политическим изменениям. При этом интересно, что на этой неделе глава Администрации президента озвучил якобы народные требования. Смотрите, значит, Игорь Сергиенко озвучил, что люди говорят, что никакие кухарка и клоун не должны претендовать на высокий пост главы государства и предложил, что должно быть прописано для кандидата в президенты наличие стажа не менее десяти лет госслужбы или руководящего опыта в организации. Это, конечно, такая удивительная история. Что такое руководящий опыт в организации? А если ты индивидуальный предприниматель? Это у тебя руководящий опыт или нет? Я не к тому, что как бы надо доверять управление страной всем, кому ни попадя. Но я вот что думаю. Если вы у этой кухарки собираете налоги, если эта кухарка должна жить по законам страны, уважать их, относиться к ним с уважением, она имеет полное абсолютное право бороться за пост президента. Получит ли она эти голоса или нет — это уже другой вопрос. Но она имеет право за это бороться. И это право должно быть гарантировано Конституцией в первую очередь. А когда нам говорят, давайте мы только тех, кто нам нравится, и кто нам лоялен, так вы тогда и налоги сами платите и сами за свои эти налоги и живите.

Или вот еще. Оказывается, народ массово поддерживает изменения в Конституцию про лишение гражданства «беглых лиц», своими действиями причиняющих вред белорусскому государству и обществу. Это, я считаю, огромный откат в Конституции. Недопустимо белорусов лишать гражданства. Наоборот проблема, как сделать так, чтобы те, кто уехали, а это сегодня уже десятки тысяч человек, сохраняли свое гражданство, сохраняли свою связь с родиной, нам нужно принимать специальный закон о статусе белорусов зарубежья, который позволит им легко сохранять свое гражданство, и никто не имеет права лишить белоруса гражданства, даже если его взгляды политические совершенно неприемлемые. Почему мы тогда не лишаем гражданства убийц? Почему мы не лишаем гражданства людей, которые совершили кражи из бюджета в особо крупном размере? Почему их не лишаем гражданства? Нет, только людей, которых эта власть признала экстремистами, а это все люди, которые, понятно, занимают политическую позицию. Поэтому я, конечно, абсолютно против того, чтобы власть могла вообще прикасаться к теме гражданства Беларуси, данного по рождению. Человек родился в Беларуси, он гражданин Беларуси. И никто его не может этого лишить, как и его прав и обязанностей.

Убирают тему нейтралитета. То есть теперь мы не стремимся быть нейтральными, мы просто говорим, что с нашей территории никакой военной агрессии быть не может. Убрали пункт о том, что государство способствует кооперации граждан. Теперь не способствует кооперации граждан. Более того, теперь разрешили Александру Лукашенко, потому что по сути это только про него, совмещать два поста: Всебелорусского народного собрания и пост президента. По сути, это реакция Александра Лукашенко на казахскую историю, ведь не секрет, что Конституция, которая сейчас принимается, она, скажем так, вдохновлена этой версией. И многие чиновники надеялись, что в двадцать пятом году Александр Лукашенко станет просто главой Всебелорусского народного собрания, а уже на пост президента будет баллотироваться другой. Мы еще посмотрим, когда будут президентские выборы, в двадцать пятом или в двадцать седьмом, не обнулится ли этот срок. Таким образом, получается де-факто, что несмотря на перераспределение полномочий между Всебелорусским собранием и президентом, когда один и тот же человек занимает сразу два поста, это получается не уменьшение полномочий, а наоборот, их расширение. Потому что от народа ты зависишь еще меньше.

Надо сказать пару слов про Всебелорусское народное собрание. В Конституции написано, что формируется оно из депутатов, выборы проходят согласно закону, закона пока нет. Как будут проходить выборы? Я думаю, что, скорее всего, выбирать делегатов от гражданского общества дадут право местным Советам. И тогда на сто процентов сбудется прогноз, который я давал еще, наверное, год назад. Всебелорусское народное собрание становится таким сбором «правильного народа», народа, на чье мнение нужно ориентироваться, потому что оно правильное. Сами чиновники выбирают себе тех, кто с ними уже согласен, никакой оппозиции и уж тем более, никакой возможности народа реально влиять на то, кто является делегатом. И тогда встает вопрос, а почему ж оно Всебелорусское, почему ж оно народное, если там депутаты, чиновники и делегаты выбраны этими же депутатами? А если вы посмотрите на список депутатов местных Советов, то увидите, что это всегда такие региональные клубы местной элиты. Нет там случайных людей, нет там народа в чистом виде.

Что я знаю про Конституцию на сто процентов — это то, что Конституция временная. И жить она будет ровно столько, сколько будет длиться политическая карьера самого Александра Лукашенко. Любой, кто придет после него, притом неважно, это будет, условно, оппозиционер или же это будет самый преданный сторонник Александра Лукашенко, любой, кто придет после него, будет инициировать создание новой Конституции. То есть мы с вами в этом году получим временную Конституцию. И мы должны быть готовы в обозримом будущем, скажем так, писать новую Конституцию.

Я для себя принял решение воспользоваться конституционным правом и не идти на этот референдум, потому что мои предложения, мои взгляды не учтены ни в Конституции девяносто шестого года, ни уж тем более в Конституции двадцать второго года. В 2014 году мы с коллегами сделали большую кампанию, она называлась «Народный референдум». Мы собрали более ста тысяч подписей и передали их, кстати, тогда и в Палату представителей, это Парламент, и в Администрацию президента. И на этот народный референдум мы хотели вынести следующие вопросы. Во-первых, согласны ли вы, что Конституция должна гарантировать бесплатное здравоохранение и образование? Во-вторых, согласны ли вы, что нужно выбирать глав городов и областей? Третье, согласны ли вы, что Беларусь должна быть нейтральной страной и обеспечить свой безъядерный статус, а также запретить, чтобы белорусские военные несли службу за границей? Также было про то, что один и тот же человек не должен занимать должность президента более двух сроков. И вопрос был, что деньги, полученные от приватизации, должны быть направлены на компенсацию вкладов, потерянных во время девальвации одиннадцатого года, и создание рабочих мест. Из всех этих предложений, которые, я считаю, действительно передают власть от чиновников к людям, учтено в Конституции одно — два срока. И то, я считаю, что оно не учтено, потому что при этом глава Всебелорусского собрания, который получает широченные полномочия, может находиться там бесконечно. Давайте тогда ограничивайте и его, и пускай глава Всебелорусского народного собрания тоже не может быть более, чем какое-то количество сроков. То есть для меня это принципиальные вопросы. Поэтому мне там не за что голосовать. Вопрос поставлен таким образом, что я должен проголосовать как бы за действующую Конституцию или за новую. Я не хочу голосовать ни за ту, ни за другую, поэтому я просто не пойду на это голосование. А вы поступайте по совести.

При этом оппозиция за границей тоже выступила на этой неделе и, конечно, сказала много важного. Но я считаю, что новая оппозиция приехала на станцию под названием “Старая оппозиция”. Если бы мне закрыли глаза, и я бы послушал то, что они говорят, я бы не увидел разницы с тем, что делала и говорила оппозиция последние двадцать лет, кроме того, что раньше это делали на офисе БНФ, а теперь — где-то на офисе в Варшаве или в Вильнюсе. И это не претензия. Наверное, по-другому невозможно, когда твои возможности влиять ограничены, когда внутренняя мобилизация граждан на достаточно низком уровне, при этом как бы достаточно высокий уровень несогласия, но мобилизация на низком уровне. Ты можешь сделать заявление, ты можешь обращаться к тем, кто тебя поддерживает, в данном случае — к Западу, и как бы говорить то, что говорилось все эти годы. В двадцатом году эти люди активно критиковали старую оппозицию, а теперь, по сути, встретились с ней. Мне бы хотелось, чтобы все-таки, несмотря на эту станцию, новые люди, на нее прибывшие, по-другому себя вели. Совершенно вот неприемлемо на этой неделе было высказывание, например, Андрея Санникова. Я уверен, что можно найти другую форму высказываний своих возражений, несогласия. Это нормально быть несогласными, мы не Лукашенко, где все должны отдавать под козырек, у нас есть разные мнения. Но зачем при этом оскорблять друг друга? Второе, на этой станции нужно понимать, что все-таки главным является не Запад, главными являются все равно люди, их заботы, их взгляды. И мне кажется, не нужно делать вид там, где нет хорошего решения, что мы вот его нашли, хотя всем понятно, что его нет. Вот с референдумом сегодня нет хорошего решения. Это всем понятно. Ничего страшного. Бывают разные периоды, это же не умаляет нас, наши взгляды, наши ценности, не умаляет то, что было сделано. Если нет хорошего решения, надо так и сказать. И сказать при этом, что собираемся делать. Сказать: вы можете делать вот это, вот это, вот это, и мы вам это делать предлагаем и будем вас в этом поддерживать. И чем больше таких разных центров с разными своими идеями будут выступать, тем лучше. Так как они должны быть не в конфликте друг с другом, а, скажем так, в нормальной здоровой рабочей дискуссии.

Фелиция Смирнова пишет: «Пусть каждый выберет то, что ему ближе». Я совершенно с Вами согласен. Я думаю, что, например, те, кто пойдут голосовать за пределами страны, для них то, что предлагают политики в изгнании, абсолютно хорошая стратегия, яркая, интересная, дай бог, чтобы массово белорусы пошли за рубежом голосовать и продемонстрировали свою позицию. Но, уверяю вас, в стране будет другая сегодня позиция белорусов. Это не наше событие. Наше событие впереди, и выборы будут впереди, и изменения будут впереди, притом часто неожиданно, и к ним мы должны быть готовы. Поэтому мы говорим, что сегодня важно держать знамя перемен. То, чем мы с вами занимаемся.

Тем не менее, жизнь продолжается внутри страны, и у нас есть по этому поводу рубрика, которая называется «Беларусь не только Минск», которую мы ведем па-беларуску. Таму я пераходжу на беларускую мову і вітаю ў нашай віртуальнай студыі Міхаіла Будаева.

А: Міхаіл, прывітанне.
М: Прывітанне, Андрэй.
А: Тут у мяне такі доўгі маналог быў, на трыдцаць хвілінаў, пра рэферэндум. Ты сам з рэгіёну, скажы, ці ты адчуваеш подых рэферэндума, ці ты адчуваеш, што сэрцы мільёнаў б’юцца ў чаканні новай Канстытуцыі?
М: Так, калі я адкрываю якое рэгіянальнае выданне дзяржаўнае, то так, у мяне складваецца такое адчуванне, што ўсе беларусы ў кожным рэгіёне вось у адзіным такім памкненні і працуюць, і жывуць, і спяць толькі дзеля таго, каб дачакацца гэтай важнай, мегаважнай падзеі пад назвай рэферэндум. Але калі я выходжу на вуліцу, наведваю крамы ці нейкія іншыя аб’екты, камунікую з людзьмі, то я разумею, што гэта падзея стаіць у іх павестцы ну дзесьці на месцы пяцідзясятым ці яшчэ далей. Гэта абсалютна няважна, людзі не адчуваюць таго, што гэта нейкім чынам можа рэальна паўплываць на тое, як іх жыццё будзе змяняцца, і ці ўвогуле яно мае нейкую патэнцыю для змянення праз вось такія інструменты, як канстытуцыйны рэферэндум у бягучых умовах.
А: Добра, тады распавядзі нам, калі ласка, рэгіянальныя навіны, а я абяцаю, вось я бачу, што тут ёсць пытанні, Таццяна Лабада кажа пра «пасядзець дома», я адкажу на гэта пасля таго, як Міша распавядзе нам пра тое, што творыцца ў Беларусі.
М: Дзякуй, тры навіны я сёння падабраў дзеля таго, каб мы паглядзелі, як адчуваюць сябе рэгіёны, і першая навіна ў мяне праходзіць пад цікавым загалоўкам, я яе назваў «Падстава ад сябра». Карацей кажучы, жыхар раённага цэнтра Круглае, гэта ўсход Магілёўшчыны, Сяргей Ляшкевіч зняў відэаролік. Зняў ён гэты відэаролік, калі знаходзіўся на лячэнні ў інфекцыйным аддзяленні цэнтральнай раённай лякарні вось Круглага адпаведна. У гэтым відэа ён паказаў умовы знаходжання ў памяшканнях установы, якія, мякка кажучы, не зусім адпавядаюсь патрабаванням ні сучаснасці, ні сучаснага чалавека. Відэа ён адправіў свайму сябру, які зараз знаходзіцца ў Германіі, а потым праз гэтага сябра яно нейкім чынам апынулася на адным з каналаў у Ютубе, які быў прызнаны да гэтага беларускімі ўладамі экстрэмісцкім. І пазней як складвалася сітуацыя — абсалютна натуральна для беларускіх умоў бягучых. Крыху пазней з’явілася новае відэа, і ў гэтым відэа ўжо не Сяргей Ляшкевіч з’яўляўся тым чалавекам, які яго здымае, наадварот, Сяргея здымалі, і ў гэтым відэа ён быў вымушаны выбачацца за тое, што вось так, значыць, такія дзеянні дазволіў сабе. Карацей кажучы, традыцыйны для Беларусі жанр пакаяннага відэа. Кажа ён там, што не чакаў падставы ад сябра, што нічога ён такога не хацеў дрэннага, увогуле падтрымлівае беларускую медыцыну, лекараў і нават абяцае аказаць уласна чыста ад сэрца дапамогу інфекцыйнаму аддзяленню. Таму, паважаныя гледачы, акуратна з рэжысёрскімі працамі вашымі і з сябрамі. Можа вось нават такая падстава адбыцца. Я думаю, кейс Сяргея Ляшкевіча гэта нам ярка дэманструе. Важнае набыццё на гэтым тыдні адбыліся ў Барысаве. Барысаўскі выканкам набыў дзесяць прычэпаў, якія называюцца заграджальнікі, яны прызначаны для мабільнай устаноўкі розных перашкод у выглядзе паскоранага механізаванага разгортвання спіраляў калючай стужкі. Вось такая хітрая прылада. І выкарыстоўваецца гэтая прылада пры несанкцыянаваным перамяшчэнні групы людзей па дарогах і аўтамагістралях. Ну, разумеем, пра што вядзецца гутарка. Вось на гэта вельмі важнае для горада Барысава і для гарадской інфраструктуры набыццё з бюджэту было выдаткавана трыста пяць тысяч беларускіх рублёў. Ні многа, ні мала. Віншую барысаўчан, вам вельмі пашанцавала, што вы жывяцё ў горадзе, дзе ёсць такая колькасць загараджальнікаў, цяпер можаце адчуваць сябе ў бяспецы абсалютнай. І апошняя навіна. Прыгажосць цяпер не толькі ў Мінску. Нацыянальная школа прыгажосці, як высветлілася, ідзе ў рэгіёны. Аб планах аб стварэнні рэгіянальных прадстаўніцтваў гэтай установы ў інтэрв’ю выданню «Звязда» распавяла дырэктар Нацыянальнай школы красаты Бажэна Ярэміч. Першым крокам у рэалізацыі вось гэтага амбіцыйнага праекта стане адкрыццё філіяла ў роднай для Ярэміч Гродзенскай вобласці. І першае месца, дзе адкрыецца падобны філіял, стане Воранава. Адкрыццё, як паведамляе Нацыяльная школа прыгажосці, запланавана на красавік, і мяркуючы па выказваннях кіраўніцтва гэтай установы, Воранава — гэта толькі першая стартавая пляцоўка, і пазней вось нават па ўсёй Беларусі ў розных рэгіёнах плануецца адкрываць прадстаўніцтвы дзеля таго, каб у рэгіёнах людзі маглі далучацца да прыгажосці, да моды і займацца вось такімі цікавымі справамі. У мяне на гэтым усё. Заканчваю, як заўсёды, на тым, што заахвочваю вас дасылаць нам вашы навіны, з вашых рэгіёнаў, дзяліцеся, нам будзе вельмі цікава, мы будзем з задавальненнем аб гэтым распавядаць у нашых эфірах. Дзякуй.
А: Дзякуй вялікі, Міхаіл, і да сустрэчы праз тыдзень, як заўсёды, у рубрыцы «Беларусь не толькі Мінск».
М: Дзякуй. Да пабачэння.

Хочу поотвечать на ваши вопросы и комментарии. Кто-то говорит: «А я вот пойду…» Моя позиция в том, что выбирайте тот способ выражения, который вам лучше. Хотите пойти и поставить крестик там, где считаете нужным, делайте так. Хотите не идти, как вот я сделал свой личный выбор, делайте так, это ваше право. Я не предлагаю сидеть дома. Перемены придут, если мы будем удерживать знамя перемен действиями. Я напишу письма политзаключенным, я организую какую-нибудь местную кампанию или местную акцию. То есть я найду, что делать и в этот день, и в другие дни. У нас есть, например, в команде люди, которые собираются попытаться стать членами комиссий и пойти в наблюдение. Я им не буду мешать. У нас, к сожалению, ликвидировали организацию, мы не может их направить, но я с удовольствием пойду и помогу им собрать подписи, чтобы стать наблюдателями. Это мероприятие дает возможности проявить свою гражданскую позицию, и неважно, как она будет проявлена. Вот моя гражданская позиция будет в том, что это не мой референдум, я туда не пойду. Но я ж не говорю, что мы не будем биться на парламентских выборах и на местных. Но понимаете, на выборах при всей, скажем так, непрозрачности системы вы хотя бы идете и голосуете либо против всех, либо за вашего кандидата. И это принципиально меняет картинку, вы там имеете, за кого голосовать, кого вы поддерживаете. Поэтому, конечно, я считаю, что нужно готовиться к выборам, особенно в сегодняшних условиях, когда инфраструктура гражданского общества разрушена, и власть занимается этим бесконечным укатыванием в асфальт думающих и говорящих людей, которые не боятся выразить свою точку зрения. И да, это то, про что я сегодня думаю, конечно. Что мы будем делать на следующих парламентских выборах, вообще как найти кандидатов, как их подготовить, их команды при том огромном количестве людей, которые уехали. И вот тут уже никакая зарубежная стратегия не поможет, потому что должны быть люди внутри страны. В этой реальности мы будем участвовать и все равно будем добиваться, чтобы удерживать и знамя перемен, и чтобы действительно мы показывали, что мы есть, наши взгляды и ценности есть. И держали это знамя и за тех, кто уехал, и за тех, кто в тюрьме.

Политика — это не история про один день или про одну битву. Политика — это наша с вами жизнь, вы можете отказаться от активного участия в политике, но вы сами-то остаетесь собой, это ваши ценности, это то, как вы видите жизнь вокруг себя. Можно, конечно, сделать выбор в пользу того, чтобы уехать, и, к сожалению, многие белорусы его делают. И это грустная история, мы ее еще почувствуем непосредственно на себе не раз. Поэтому это такой бой, я бы так сказал, который надолго. У нас в стране он стопроцентно надолго, вне зависимости, еще раз говорю, от того, кто там придет следующим к власти или через одного. Нужно доказывать еще очень-очень много десятилетий государству, что мы имеем право на наши права, и они обязаны соблюдаться. И это доказывать надо будет через использование демократических механизмов, через реальные перемены, реальные реформы, через реальное обращение в суд и так далее, и так далее.

Давайте мы вернемся к темам. На этой неделе министр культуры Анатолий Маркевич на диалоговой площадке в Столбцах признал, что у них прошли чистки. Я процитирую, это гениально. «Не скрою, — говорит Анатолий Маркевич, — что проводили и проводим серьезную работу по тем нашим сотрудникам, которые занимают деструктивную позицию. Мое глубокое убеждение, что на двух стульях находиться не получается, это непозволительно, надо определиться в конце концов. По этим соображениям более трехста человек из наших коллективов попросили. И считаю это правильным, работники культуры, постоянно взаимодействуя с людьми, во многом формируют общественное мнение, поэтому нельзя вести себя по двойным стандартам, надо определиться». Это прекрасная демонстрация того, почему я на сто процентов считаю, что старые элиты новые мир не построят. Они будут постоянно строить свой Советский Союз, где они не сомневаются, что человек на своем рабочем месте, кроме того, что он делает то, что написано в трудовом законодательстве, кроме того, что он просто нормально работает, еще и должен с ними соглашаться. А если у него другие взгляды, то он не имеет права получать государственную зарплату и вообще не имеет права существовать. А как же тайна голосования? И вообще право на свои политические взгляды? То есть если человек говорит: «Я не согласен с тем или иным решением», ему говорят: «До свидания»? Это и есть путь к построению тоталитарного государства. То есть это точно не путь в будущее, это точно путь в прошлое, притом в то прошлое, в которое, мне кажется, не хочет возвращаться по-настоящему никто — ни представители оппозиции, ни даже дети, я думаю, министра культуры и людей, подобных ему. Если человек по Конституции имеет право иметь политические взгляды, почему вы, господин министр культуры, это право не соблюдаете? Да вы должны быть первым, кто защищает это право, вы же министр. Но нет, важнее сиюминутная, конъюнктурная позиция, создающая, еще раз говорю, путь к тоталитарному государству. А я вижу Беларусь демократической независимой страной, где соблюдаются законы всеми одинаково, и все равны перед законом.

Еще на этой неделе важное событие — промежуточный отчет ICAO. Пропаганда попыталась сделать хорошую мину при плохой игре, рассказывая, что «решение экипаж принял самостоятельно, мы его не принуждали, отчет это показывает». Здесь они путают причину и проблему. Причина проблемы не в том, что они посадили самолет, это регулярно происходит в разных странах, как говорится, бывает, а в том, как они это сделали. Подозревают их в обмане, в прямом обмане, в подлоге, в этом по сути их подозревают, на это по сути пытается выйти ICAO. Потому что если пилоты не могут доверять диспетчеру, то как тогда летать здесь?

Если бы белорусская власть с самого начала, прямо вот с самых первых слов диспетчера просто сказала, что это спецоперация по поимке террористов-экстремистов, я сейчас не обсуждаю правомерность подобных утверждений, проблем было бы меньше. Они были бы, но их было бы меньше. А вот вся эта накрученная история, она создает проблемы. Смотрите, вопросы, которые задаются в этом промежуточном отчете. Очень много упоминаний в отчете комиссии, что ей с белорусской стороны предоставили не всю или неполную информацию. Белорусская сторона говорит, что у нас за давностью лет все удалилось, видео не записалось или удалилось, материалы не сохранились. В общем, как только неудобно, сразу же что-то не то с материалом. Заявляют, что на лайнере бомба, сажают лайнер в Минском аэропорту и проводят обыск с капитаном воздушного судна на корабле. Это почему так? Вообще-то, если там бомба, то очевидно, что всех должны как можно быстрее эвакуировать. Более того, осмотр личных вещей пассажиров производят прямо возле самолета. То есть в ситуации возможной взрывной волны. Вот давайте представим, что там реально была бомба. По утверждению капитана воздушного судна, обыск в поиске бомбы проводился нетщательно, целый ряд даже открытых мест остался без надзора. Более того, диспетчер сказал экипажу, что подобные письма о бомбе были направлены в разные аэропорты. Это при том, что в литовском аэропорту, к которому тоже, получается, есть вопросы, письмо обнаружили только на следующий день. Откуда наш диспетчер знал подобную информацию? И таких вопросов, на которые нет ответов, которые, конечно, указывают на то, что это была спецоперация, их очень много. Поэтому я думаю, что тут история такая. Отчет будет итоговый, 31 января они его там обсуждают. Он, конечно, будет с большими пробелами, с большими белыми пятнами из-за отсутствия информации, но дальше это будет, где все все понимают, а это означает, что, к сожалению, это понимание оставит возможность и для сохранения санкций против и «Белавиа», и против нашей летной системы. Вы знаете, что я против санкций, против именно «Белавиа», потому что это убивает нашу национальную авиакомпанию. И сколько бы там они не хорохорились, ничего хорошего из этого не будет. И я вообще не понимаю, что это дает? Сама власть ограничивает на выезд, и еще дополнительно мы получили такое ограничение на выезд. Не хотите вы летать над Беларусью — не летайте, но зачем белорусам запрещать летать? Но в целом, еще раз говорю, этот отчет ICAO четко показывает, это была спецоперация, которая, я думаю, по мнению здешних силовиков, конечно, прошла очень успешно, но последствия этой спецоперации в целом для будущего и для того, что происходит сегодня, плачевные. И сколько тут комиссий ни приглашай, это не изменится.

Меня спрашивают: «Андрей, можете ли прокомментировать стягивание войск к границе с Украиной?» Я обязательно это прокомментирую, но дайте время, постараюсь больше подготовиться к следующему нашему разговору. Кстати, хочу сказать, что с этой недели мы возвращаемся в такие ламповые разговоры, если так можно сказать, в Инстаграме, думаю, как и к работе с Тик-током, так что, пожалуйста, подписывайтесь, если вы не подписаны на меня в Инстаграме. Там будет более личное общение. И не забывайте следить в соцсетях, реагировать, писать, не забывайте, в том числе, записываться на дебаты, которые пройдут в эту среду по теме «Нейтралитет Беларуси или вхождения в военный блок ОДКБ», в общем, будьте активны, держите знамя перемен.

Это был Андрей Дмитриев, «Итоговый стрим», всех был рад видеть, до встречи через неделю в девять вечера. Лайк, репост, как всегда, приветствуются. Будем вместе. До свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *