"Не верю ни одной цифре Минздрава" (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Новые трения между Минском и Москвой накануне заседания Высшего госсовета Союзного государства.

Я не доверяю ни одной цифре Минздрава и считаю, что еще придут времена, когда будет реально создана специальная комиссия по расследованию того, что происходило и продолжает происходить по вопросам коронавируса в Беларуси.

Дайджест региональных новостей за неделю.

Всем добрый вечер, меня зовут Андрей Дмитриев, воскресенье, девять вечера, это «Итоговый стрим». Мы с вами, как всегда, обсуждаем итоги ушедшей недели, главные новости, как к этому относиться, что происходит, что делать нам в этой ситуации — всем тем, кто продолжает верить и делать все необходимое для того, чтобы в Беларуси произошли перемены. Обсудим с вами сегодня, как произойдет собрание Высшего государственного совета без Путина. Также обсудим с вами сегодня, что происходит с ковидом по стране, свистопляску на костях от провластных журналистов, которую они устроили в Куропатах. Как всегда, мы поговорим про «Беларусь не только Минск», про региональные новости, там много интересного и от мигрантов, которые становятся внутренней проблемой Беларуси, конечно, опять же, и ковид, и безработица, ну и в конце закончим обсуждением новой переговорной инициативы по выходу из политического кризиса, которая может состояться уже в ноябре в Австрии.

Девятого сентября Александр Лукашенко и Владимир Путин на оффлайновой пресс-конференции в Москве вместе говорят о том, что они согласовали двадцать восемь союзных программ или карт интеграции, как угодно, и на ближайшем Высшем государственном совете Союзного государства их подпишут. Все это происходит красиво, пресс-конференция, перед парламентскими выборами в России. В общем, получается, что объявление оказывается гораздо более ярким, чем заседание Высшего государственного совета, потому что буквально на этой неделе стало известно, что оно пройдет онлайн. Очевидно, что на белорусско-российском фронте обострение, которое вызвано несовпадением предыдущих договоренностей с тем, что должно будет произойти четвертого ноября. Мы сколько лет уже говорим: «Сделайте, наконец, белорусско-российские отношения открытыми, где народ заранее знает, о чем говорят, заранее имеет возможность на это влиять и высказывать свою точку зрения». А когда вы три года о чем-то за закрытыми дверьми, чиновники, переговариваетесь, и у вас потом что-то не срастается, ну и бог с вами, как говорится. Но с другой стороны, мне люди, которые поддерживают белорусскую власть, пишут: подумаешь, пройдет в онлайне. Но дело в том, что я не могу себе представить ситуаций, в которых у Путина, например, есть возможность ручкой поставить свою подпись под двадцатью восемью дорожными картами интеграции. Как сказали белорусские пропагандисты, «из бункера». Это означает, что либо подписания не будет, либо это будет формально, скажут: «Мы это согласовали, а подпишем как-нибудь потом».

Сам факт совершенно понятен, что между Минском и Москвой новые трения. Эти новые трения в первую очередь потому, что для официального Минска принципиальными являются вопросы экономические. А для Москвы принципиальными являются вопросы политические. И дальше все, как в старом анекдоте Юрия Никулина, когда два поезда по одноколейке выехали друг другу на встречу в одно и то же время, и не встретились. Не судьба. Вот также и здесь, судя по всему, не судьба.

Кстати, должен сказать, что если эти интеграционные карты не подпишут, я лично не расстроюсь. При этом я не считаю, что это защита суверенитета. Защитой суверенитета, по моему глубокому убеждению, является восстановление законности в стране, остановка политических репрессий, свобода политзаключенных и восстановление нормальных отношений с миром. Вот это реально влияет на суверенитет. Рост благосостояния граждан — это влияет на суверенитет.

Кремль считал, что вот теперь-то Лукашенко пойдет на все, что им надо, подпишет и будет делать так, как они хотят. Кремль в очередной раз в этом смысле просчитался, потому что как только сам Лукашенко почувствовал, что он более-менее устоял, больше потребности спешить с интеграционными образованиями нет.

Теперь давайте про ковид, который шагает по нашей стране. Вы знаете, я сам на этой неделе был в Речице. Было девять дней по моему соратнику, другу Олегу Шабетнику, он возглавлял Гомельскую областную организацию. Александр Лукашенко, опять же, ездил, опрыскивал лицо антисептиком, учился примерять маску. И снова был разговор, что все хорошо, все хорошо. Все хорошо, но вот Речица. Я пришел на маленький кусочек одного из кладбищ Речицы и пошел смотреть новые могилы. И за два месяца там под сто человек. Часть умерли своей смертью, всякое бывает, но это все-таки огромное количество людей. И при этом нам говорят про шестнадцать человек в сутки. И, конечно, это показывает совершенно неадекватное восприятие властью той реальности коронавирусной, в которой находится страна. Я искренне говорю персонально мое мнение: я не доверяю ни одной цифре Минздрава и считаю, что еще придут времена, когда будет реально создана специальная комиссия по расследованию того, что происходило и продолжает происходить по вопросам коронавируса в Беларуси.

Вот история Олега Шабетника. Здоровый мужик, пятьдесят пять лет, предприниматель. Почувствовал себя неважно, температура тридцать с чем-то. Сам, своими ногами, пошел в больницу, и потом ему стало хуже. Его надо было перевезти из одной больницы в другую, и он пять часов ждал реанимобиля, где будет воздух. Пять часов. И на этой неделе, словно в подтверждение этой ситуации, пришла новость о том, что запрещен экспорт из Беларуси кислорода. При этом к производству присоединились Нафтан, Полимир, светлогорское Химволокно, гродненский Азот, другие организации Минпрома, у которых есть соответствующее оборудование. Более того, поставлять кислород в больницы стали также военные, используя свои установки на авиабазах и в войсках ПВО. До этого медицинский кислород производил только минский Креон. Это, конечно, действительно, показатель. Пять часов. Почему? Потому что машины заняты и потому что нет кислорода. И мне в Речице рассказывают историю, что если ты пришел и у тебя поражение легких меньше пятидесяти процентов, тебя не хотят класть в больницу. Олег пришел, у него было поражение легких пятнадцать или двадцать процентов. И человек сгорел, просто сгорел за два дня. Это совершенно ужасная история. И, казалось бы, в такой ситуации, когда идет наплыв заболеваний, когда болеют тяжело, логично сделать так, чтобы белорусы носили маски, а во-вторых, чтобы могли иметь максимальный выбор для вакцинации. Европейские страны в принципе готовы предоставить вакцины для белорусов. Но Александр Лукашенко сказал, что эти вакцины нужны для того, чтобы оппозиционеры могли получить европейский паспорт вакцинации и ехать туда за инструкциями. Должен сказать, что в Беларуси есть китайская вакцина, которая признана ВОЗ и с сертификатом от которой можно выезжать за границу. Это раз. Вообще очень странно ехать получать инструкции в мире интернета. Если и правда предположить себе, что выдаются инструкции, их же не на пергаменте выдают. Сам факт для меня неприемлем, когда вопрос вакцинации, то есть здоровья человека, ставится в зависимость от каких-то политических разборок, политических предпочтений. Напишите, пожалуйста, как вы считаете, должно ли белорусское правительство сделать все, чтобы у белорусов был максимальный выбор вакцин бесплатный, подчеркиваю. Или нормально, что у нас сегодня там этот выбор — это Спутник и китайская вакцина.

Вот про коронавирус пишут нам: «Смысл вводить новые койки в больницах, если нет кислорода, то же с реанимобилями, кто работать будет?» Вот пошли истории, конечно, совершенно жуткие. Например, «в Витебске скорая не приезжает к пятидесятилетнему брату моей подруги с инсультом с давлением 230 и сахаром 29, потому что все переполнено». Да, сейчас врачи работают на износ, и, кстати, многие говорят о том, что сейчас еще хуже, еще сильнее, еще жестче, чем это было даже в первую волну. Поэтому я вас просто умоляю: носите маски, мойте руки, обрабатывайте антисептиком, не ходите лишний раз ни в какие публичные заведения. Ну и, конечно, прививайтесь. У меня абсолютно однозначная позиция: не надо ждать белорусской вакцины, не надо ставить эксперименты над своим здоровьем. Даже если все это в сумме увеличивает ваши шансы на 5-10-15-20 процентов, того стоит ваша жизнь.

Я отслеживаю, конечно, новости, и за это время меня поражает количество поездок Александра Лукашенко, которое просто зашкаливает. Он иногда даже за день несколько поездок делает, везде дает важные поручения, но ведь ни одна проблема принципиальная не решается. Это как история про Союзное государство. Девятого сентября большая пресс-конференция, мы заявляли чуть ли они единая макроэкономическая политика, замечательные планы, но роуминга в Союзном государстве как не было, так и нет, и непонятно, когда будет. Тут то же самое. Я вижу эти поездки, смотрю, что он говорит, но дальше что? Что дальше, кроме демонстрации, что он все контролирует? А где решение вопросов по промышленности? Не успели Miory Steel открыть завод, уже принимают решение о том, как его спасать, что делать с его долгами. По предпринимателям, наоборот, вместо того, чтобы создавать рабочие места или давать возможность максимально просто человеку создать рабочее место себе и окружающим, этот процесс усложняется. Идет та же самая история с айтишниками, которые достаточно долгое время были такой кастой, я бы сказал, привилегированных людей.

Мы ввели рубрику «Беларусь не толькі Мінск», которую ведет Михаил Будаев, для того, чтобы мы не забывали про регионы. Напоминаю, что и вы нам можете писать ваши новости, что у вас происходит, присылайте фотографии, интересные факты, потому что разговор про регионы является для меня лично принципиальным.

А: Прывітанне, Міхаіл.
М: Прывітанне.
А: Дзве рэчы, якія я заўважыў пра рэгіёны на гэтым тыдні, дарэчы. Значыцца, першая такая: вельмі шмат прыйшло паведамленняў пра палітычныя затрыманні ў Гомельскай вобласці. І сапраўды, праваабаронцы кажуць, што там проста дзясяткі затрыманняў. І я стаў шукаць, чаму раптам менавіта ў Гомлі і Гомельскай вобласці пачалі хапаць людзей за падпіскі на каналы, за ўсё вось гэтае. І ўзгадаў, што калі было паседжанне, памятаеш, калі Аляксандр Лукашэнка выказваў гэтаму міністру МУС за тое, што за маскі хапаюць людзей, ён сказаў, што вось у вас у Гомельскай вобласці кароў рэжуць і прадаюць у Расею.
М: Да.
А: І паслаў яго разбірацца ў Гомельскую вобласць, і адразу пасля гэтага ў Гомельскай вобласці пачаліся гэтыя дзясяткі затрыманняў, што для мяне з’яўляецца відавочным прыкладам таго, як зараз працуе вось гэтая сістэма. Дзе дзеля таго, каб паказаць, што вось ты працуеш у гэтым сілавым апараце, у прынцыпе трэба пайсці і затрымаць, напрыклад, людзей, якія ці хадзілі нейкімі маршамі, ці выказвалі нейкія думкі, ці падпісаныя на нейкія каналы. І праз гэта паказаць сваю вартасць і сваю працу. А не праз рашэнне пытанняў сапраўднай бяспекі грамадства. Я думаю, ты чуў, як я распавёў пра Рэчыцу, пра каранавірусную гэтую жуткую гісторыю з Алегам, скажы, калі ласка, што ў цябе сёння ёсць на гэтым тыдні пра каранавірус, ці можа яшчэ нейкія пытанні сталі паўставаць у рэгіёнах, якіх, можа, раней не было. Калі ласка.
М: Дзякуй, сапраўды, нават па каранавірусу ёсць добрыя навіны, і датычацца яны аднаго з буйных прадпрыемстваў рэспублікі ў цэлым і Гродзенскай вобласці ў прыватнасці. На Гродна Азоце работнікам, якія пройдуць вакцынацыю ад кавіду, заплацяць па 250 рублёў. Прэмію прапануюць тым, хто зробіць прышчэпку, тэрмін да 3 снежня. Прычым Гродна Азот — гэта не першае ў Беларусі прадпрыемства, дзе абяцаюць прэміраваць за вакцынацыю. Напрыклад, раней пра гэта заяўлялі такія прадпрыемствы, як МТЗ, Камунарка і Мінскі маторны завод. Вось такі падыход можа спрацаваць і колькасць вакцынаваных у Беларус, дзякуючы рэальнаму фінансаваму заахвочванню мусіць вырасці. Прынамсі будзем на гэта спадзявацца. Канчатковае вырашэнне журналісцкага пытання таксама адбываецца зараз і ў рэгіёнах. Артыкулы барысаўскага і жодзінскага рэгіянальнага партала навін Экспрэс.бай прызналі экстрэмісцкімі матэрыяламі. Сайт выдання заблакавалі яшчэ летам, шостага жніўня. Пазней з’явілася інфармацыя, что рэдакцыя партала выехала з Беларусі дзеля бяспекі і захавання праекта. На мінулым тыдні мы ўзгадвалі пра блакаванне сайта рэгіянальнага выдання Віртуальны Брэст, а яшчэ раней — і пра іншыя медыя з рэгіёнаў нашай краіны. Дыныміка, нажаль, захоўваецца, і такімі тэмпамі хутка адзінымі медыя ў абласцях і раёнах Беларусі застануцца характэрныя «Шляхі Кастрычніка», «Мінскія праўды» і астатнія «Працоўныя славы». Занепакоенасць мігрантамі цяпер не толькі ў краінах Еўразвязу. У Камянецкім раёне натоўпы мігрантаў палохаюць мясцовае насельніцтва. На сустрэчы з начальнікам Камянецкага РАУС жыхары найбліжэйшых вёсак былі абураны бяздзейнасцю міліцыі і іншых органаў, людзі сутыкнуліся на свае вочы з праблемай бежанцаў. Мігранты натоўпамі ходзяць ад вёскі да вёскі, і людзі баяцца не толькі за сваю маёмасць, але і за сваю ўласную асабістую бяспеку. Начальнік РАУС спадар Водчыц спрабаваў супакоіць вяскоўцаў, маўляў, мігранты ў раёне знаходзяцца пад пільным кантролем, яны разбіваюць намётавыя лагеры і чакаюць магчымасці прадоўжыць свой шлях у Еўропу. Расоншчына дэпрэсіўная. У Расонскім раёне, гэта, нагадаю, Віцебская вобласць, кожны дзясяты жыхар беспрацоўны і гэта толькі паводле афіцыйнай статыстыкі. Больш за дзевяцьсот чалавек унесены ў базу незанятых у эканоміцы. А ва ўсім раёне пражывае меньш за дзевяць тысяч чалавек. У рэгіёне ёсць каля ста пяцідзесяці вакантных месцаў, але ў большай частцы гэта пасады для кваліфікаваных спецыялістаў, што не можа закрыць пытанне з масавым беспрацоўем. Вось такія рэгіянальныя навіны былі. Але гэта яшчэ не ўсё. Хацеў нагадаць пра яшчэ адну падзею. На Юцюбе Андрэя Дзмітрыева некалькі дзён таму выйшаў ролік, у якім ён распавядае аб уведзеным не так даўно падатку на выезд з Беларусі, якія датычыцца аўтамабільнага транспарту, які працуе на тэрыторыі Гомельскай, Брэсцкай і Гродзенскай абласцей. Вось, услед за Андрэем хачу парэкамендаваць вам знайсци гэты ролик, там ёсць пасылка на электронную петыцыю, дзе вы можаце аставіць свой подпіс у знак таго, што вы супраць таго, каб гэты падатак функцыянаваў, выказаць сваё меркаванне за яго скасаванне, і далей гэтыя подпісы будуць накіраваныя ў абласныя Саветы з мэтай скасавання прынятых раней рашэнняў, а калі гэта не дапаможа, то нават і ў Канстытуцыйны суд. Ну і нагадваем, што, канешне ж, мы чакаем вашых навін, каб мы маглі вось разам у эфіры «Выніковага стрыму» ў нядзелю. Дзякуй.
А: Дзякуй вялікі, Міхаіл, сапраўды, пачалі мы гэтую кампанію супраць гэтага мясцовага падатку, бо калі грошай на месцах не хапае, то давайце іх не аддаваць наверх, а пакідаць унізе, і тады, я думаю, ужо будзе значна лепей. А не збіраць іх з людзей, якія павінны з’ехаць на працу з краіны. Я лічу, што гэта парушэнне нашых канстытуцыйных праў, таму, калі ласка, падтрымайце мяне ў гэтым, мы, лічу, павінны не пагаджацца і выказывацца супраць падобных ініцыятыў. Дзякуй яшчэ раз за цікавыя навіны, для мяне гэта, дарэчы, вельмі цікава, што вось, як гэтая мігранцкая тэма, яна фактычна штотыдня ўжо трапляе ў твае дайджэсты, і ўсё больш і больш не з пункту гледжання, што вось там мігранты дзесьці пераходзяць мяжу, а менавіта з пункту гледжання незадаволенасці саміх беларусаў, і цікава назіраць, як гэтая праблема з праблемай памежнай становіцца ўсё больш і больш праблемай для Беларусі ўнутрана-палітычнай.
М: Так, згодзен.
А: Кстати, хотел попросить вас, если вы в своих регионах тоже видите увеличение присутствия мигрантов, пожалуйста, присылайте фото, видео или просто ваши свидетельства, мы будем про это говорить, мы будем это отслеживать, мы считаем, что это действительно важная тема. Михаил, огромное спасибо за региональные новости.
М: Спасибо.
А: И до встречи через неделю.
М: Всего доброго.

Еще пару вещей, которые я хотел бы сегодня обсудить. На этой неделе есть очень тяжелая историческая дата, так называемая «Ночь расстрелянных поэтов». Восемьдесят четыре года назад в ночь с двадцать девятого на тридцатое октября было расстреляно не менее ста тридцати двух представителей белорусской интеллигенции. Это были ученые, это были поэты, это были сотрудники Академии наук и понятно, что это абсолютно политическая казнь. И расстреляли и потом тела вывезли в урочище Куропаты, место известное для всех белорусов. К сожалению, про него не так много говорят, как стоило про это говорить. Эта дата, я уверен, еще будет в белорусских учебниках и для каждого белоруса будет такой очень важной и памятной. Потому что по сути это символ политической расправы над нацией, что не должно никогда повториться. И надо понимать, что это все между собой связано, что осуждая такие вещи в прошлом, называя это своими именами, мы в том числе делаем вклад, чтобы в будущем такого не повторилось, потому что когда мы что-то осуждаем, когда мы говорим, что вот так быть не должно, мы этим закладываем стандарты не только для себя, стандарты для окружающих, стандарты для всего государства. Поэтому важно говорить про политические репрессии прошлого столетия, в том числе потому, что без их осуждения мы будем постоянно-постоянно возвращаться к политическим репрессиям в настоящем и в будущем. А это неприемлемо.

На этой неделе в эту дату послы некоторых стран Европейского союза пришли в Куропаты возложить цветы, чтобы сказать, что подобные вещи неприемлемы. И были там встречены провластными, не знаю, журналистами — это даже, мне кажется, оскорбительно, наверное, пропагандистами. Со своей стороны я хочу высказать огромные слова благодарности всем тем, кто помнит про эту дату, и иностранным послам, которые пришли возложить цветы, и всем белорусам, которые не только в Беларуси, но и по миру в эту дату высказались, что политические репрессии неприемлемы, на этом не может быть построено государство и это не может иметь никакого оправдания. Просто никакого.

Теперь что касается попыток. Планируется, что 22 ноября в Вене под эгидой федерального канцлера Австрии Александра Шалленберга проведут конференцию по выходу из белорусского кризиса. Есть видео, где канцлер говорит, что белорусская проблема — это европейская проблема, и нужно использовать не только язык санкций, добавляет Шалленберг. Я, кстати, абсолютно согласен, что нужно использовать различные варианты, и я уверен, что подобные инициативы нужны. Я не верю, что эта инициатива станет какой-то переломной, когда действительно начнут отпускать политзаключенных. Я думаю, что если они и правда пойдут в референдум, то до референдума, скорее всего, никаких принципиально политических изменений мы в Беларуси не увидим. Но сам факт постоянной необходимости предложений, инициатив и демонстрации, что стороны настроены на нормальное мирное разрешение, это очень важно.

Кстати, расскажите, пожалуйста, как вы считаете, нужны ли подобные инициативы. Вот Elethern пишет, что «они будут свои деньги спасать, я об Австрии». Правда, они здесь достаточно сильно вложились, мы это понимаем, но надо сказать, что для нас это хорошо, потому что Беларусь и так совершенно не в топе приоритетов ни у кого, ни у России, как бы там не казалось кому-то, ни у Запада, просто ни у кого. И поэтому здесь очень мало пересечено интересов. Конечно, в истории с мигрантами белорусская власть умудрилась сделать так, что попала в топ, правда, в топ негативный, то есть когда вместо решения вопроса, вместо диалога, предпочитают обнести колючей проволокой и увеличить количество армии на границе, что для нас плохо, потому что это неизбежно ведет к тому, что Россия будет поднимать вопрос увеличения военной группировки со стороны Союзного государства. Здесь нужно будет дополнительно отбиваться от того, чтобы это не были ни российские, например, силовики. Если говорить про белорусский стратегический нейтралитет, обеспечивать его можно только тем, что здесь будут действительно присутствовать балансы интересов и разных стран, и крупных компаний, и за счет этого баланса можно выстроить стратегический нейтралитет. Любой другой подход ведет только к тому, что Беларусь становится абсолютно зависимой от одного источника поддержки, это от Москвы. Никаких других вариантов нет.

Вот Ирина пишет, что «на сегодняшний день Лукашенко не приемлет никакого диалога, никаких переговоров». Да, я согласен, что на сегодняшний день белорусская власть не заинтересована и не нуждается ни в каком диалоге и переговорах, тем более, что они, например, очень четко очертили свою позицию в отношении оппозиции. Да, разговаривать они готовы только сами с собой, еще раз говорю, до референдума, уверен, только так и будет. Посмотрим, что будет потом, посмотрим, что будет во время самого референдума, и сами, уверен, мы найдем форматы нашего активного участия. Но сейчас мне скорее важно, еще раз говорю, новые очертания, потому что двадцатый год закончился, уже вон скоро закончится двадцать первый, мы не можем постоянно исходить из ситуации, когда все еще мы в августе двадцатого года. Нет, мы находимся в другой качественно ситуации. Это не значит, что мы должны отказаться от наших требований, но это означает, что мы должны подходить иначе к организации переговорных площадок и пониманию, кто с кем может говорить, а кто с кем не может говорить.

Закончить сегодняшний стрим я хотел бы лістом, які атрымаў адзін чалавек ад Макса Знака. Ён піша па-беларуску, таму я зачытваць буду па-беларуску. Ліст, дарэчы, ад дваццаць чацвёртага кастрычніка:
«Дзякуй за ліст ад девятнаццатага кастрычніка. Адказываю на пытанні. Потэра, здаецца, у 2000 годзе прачытаў упершыню. Гары Потэра маецца на ўвазе. Першага і на ангельскай, потым чытаў на ангельскай як толькі выходзілі, а першага мне амерыканец прывёз у падарунак. «Гульню тронаў», а дакладней «Песні льда і полымя» я чытаў за шмат гадоў да серыялу, і таксама чакаў и чытаў новыя тамы па-ангельску. Вось і зараз чакаю апошніх двух тамоў ад Марціна і шчыра спадзяюся, што падзеі будуць разгортвацца не так, як у серыяле, бо я выдатна бачу, як ішла гісторыя па кнігах і што сталася з серыялам пасля таго, як кнігі скончыліся. Момант забойства Джона Сноў. То паглядзім. Мо нам усім і пашанцуе. Смайлік. Прыемных Каласоў».

Я так разумею, што аўтар збіраецца чытаць «Каласы пад сярпом тваім», дарэчы, кали вы гэта не чыталі, то я таксама ўсім раю прачытаць.

Фелиция Смирнова спрашивает: «Не могу себя уговорить даже слушать про референдум, с души воротит». Я абсолютно вас понимаю. И понимаю, что это такой, скажем, тяжелый разговор, который нам еще предстоит и не раз. Я здесь скажу только вот что. А что, вы президентские выборы двадцатого года считали, что пройдут как-то иначе, чем они прошли в пятнадцатом году? в десятом? в шестом? в первом? Нет. Но именно массовое участие белорусов, осознание ими своих целей и интересов изменило все. Также и здесь. Это просто политическое событие. Вопрос, как мы сможем или не сможем воспользоваться им для того, чтобы общество стало сильнее. Для того, чтобы начать народное движение за перемены в такой авторитарной стране как Беларусь, нужно быть романтиками. Для того, чтобы его продолжать, нужно сохранять веру и стать реалистами. А реальность такова, что мы имеем абсолютное большинство общества, которое хочет перемен в стране, и при этом нам нужно найти различные форматы, как возвращать голос белорусскому обществу. И в данном случае и референдум тоже может стать таким форматом.

Еще меня спрашивают по поводу утренних эфиров Инстаграм. Света, обязательно продолжу общение, просто пока я никак не могу это в систему превратить, но хочу хотя бы один-два раза в неделю минимум делать эти эфиры, которые не про политику, которые просто про нашу жизнь, про нас, про какие-то интересные вещи, просто поддерживающие друг друга, так что следите, пожалуйста, и присоединяйтесь.
Вот говорит Наивная гостья, что «поверила, что честный выбор, отдала голос за Тихановскую». Знаете, вы правильно все сделали. Вы правильно, что поверили, но просто теперь поймите, что верить надо не в честные или нечестные выборы, в себя вы поверили. Вы поверили, что ваш голос имеет значение. И сейчас власть делает все, чтобы эту веру в вас растоптать. Про ваш голос, вашу роль, вас, как гражданина. Потому что на вашем неверии, на вашей апатии построена вся система.

Всем огромное спасибо за стрим. Надеюсь, что вы получили ответы на вопросы по поводу итогов этой недели. Не забывайте ставить лайки, не забывайте делиться этим стримом. И как всегда помните, что все хорошее в этом мире и в нашей стране зависит от нас с вами. Продолжайте участвовать, продолжайте действовать, не опускайте руки, помогайте друг другу. Всем большое спасибо, берегите себя, это был Андрей Дмитриев и «Итоговый стрим воскресенья», до свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *