"Протест - за очень конкретные, понятные нам всем сегодня в Беларуси перемены" - Дмитриев #ЗаПравду

Лидер «Говори правду» Андрей Дмитриев дал интервью порталу «Смартпресс». Вот что он сказал.

 

О личной безопасности

Андрей Дмитриев ответил на вопрос о том, почему он до сих пор на свободе. Дмитриев заметил, что его регулярно об этом спрашивают.

Политик подчеркнул, что российского, американского или польского паспорта у него нет: «Если серьёзно ответить, то я скажу, что я, конечно, живу вот этот год с ежедневным ожиданием. То есть ты день проживаешь и думаешь: «не пришли». И это, конечно, изматывающая история».

«Ну потому что да, я понимаю, что меня можно в любой день «закрыть». Более того, это не имеет отношения ни к тому, что я говорю или что я делаю. Это просто чьё-то решение где-то там — в системе, которая абсолютно закрытая, живёт в своём мире», — добавил Дмитриев.

Он заметил, что часто по каким-то действиям властей видно, что они «абсолютно неадекватно» воспринимают то, как та или иная картинка будет смотреться со стороны. Политик привёл в пример пресс-конференцию с участием Протасевича.

«У меня есть разные какие-то домыслы, я бы сказал — почему меня до сих пор не арестовали. Ну, например — меня знают. Я не новая оппозиция, а я всё-таки этим занимаюсь 10 лет. Или я кандидат в президенты. Они дают этот статус, как они считают… Всё-таки Светлану Тихановскую они тоже не арестовали — они её выслали из страны по сути. И никого из кандидатов в президенты, из тех, кого зарегистрировали, я подчёркиваю, это важно, они как-то так, скажем, не трогают», — сказал Дмитриев.

«Я просто для себя принял решение. Я говорю то, что я считаю важным. Конечно, я не буду скрывать — думаю, что я говорю. Я делаю то, что я могу и помогаю людям пережить это тяжёлое время и всё-таки находить возможность действовать даже в это тяжёлое время. А дальше — делай что должен и будь что будет», — заключил политик.

О национальной символике

Андрей Дмитриев согласился с тем, что политический протест, разразившийся в 2020 году, по своей природе отличается от предыдущих, а бело-красно-белый флаг и герб «Погоня» для большой массы людей утратили свои «националистические» качества.

«Интересно, что вот в этот уже правда, условно скажем, не националистический протест прекрасно вписался бело-красно-белый флаг, герб «Погоня». То есть они стали просто символами, абсолютно отрезав, я бы сказал, ту часть, которая касалась национализма, но оставив часть, касающуюся истории и идеи, — считает Дмитриев. — Идеи какой — что Беларусь это демократическая, независимая, современная страна, где равенство перед законом и уважение к гражданам. И это стало символом сегодня. Это, правда, очень сильное изменение в сознании».

Политик отметил и то, что «мы имеем русскоязычный протест» в стране. «Но нельзя сказать, что эти люди не уважают белорусский язык или не любят его. Ну конечно любят», — сказал он.

По мнению Дмитриева, нет какой-то антироссийской направленности протестов, но всё может измениться: «Чем дольше Россия будет оставаться абсолютно чётко на стороне только власти и, более того, если у неё не получится всё-таки сподвигнуть власть к реальной политической реформе, то она получит весь негатив этого протеста».

Политик ещё раз заметил, что протест «не националистический, он за очень конкретные, понятные нам всем сегодня в Беларуси перемены». Отношение к России будет хорошее, если итогом «давления или диалога Кремля с Лукашенко» будут реальные политические изменения, «в том числе освобождение политзаключенных и проведение нормальных выборов на разные уровни», нормализация политической жизни «в современном европейском смысле этого слова».

«Но если это провалится — то для многих людей Кремль будет тем, кто помог всему случиться и удерживаться всему тому, что сегодня людей возмущает. Я не думаю, что это будет позитивно», — заключил Дмитриев.

О правовой защищенности в стране

«В самой Беларуси белоруса его паспорт не защищает. Человек попадая, например, в тюрьму, должен радоваться, если у него вдруг оказался другой паспорт. Потому что я уверен, что к той же самой Херше гораздо более пристальное внимание именно потому что у неё швейцарский паспорт, чем ко всем остальным белорусам, которые там сидят сегодня», — сказал Дмитриев.

Политик отметил, что по его ощущению, «паспорт Республики Беларусь — это признак твоей виновности перед государством заранее, только ещё статью, возможно, ищут». Однако он считает, что должно быть абсолютно наоборот — получаешь паспорт и в собственной стране ты защищён более, чем кто-либо. «А в случае, если ты попадаешь в тяжёлую ситуацию, за тобой идут и тебя вытаскивают. Как говорится: «Дома потом сами разберёмся», — отметил Андрей Дмитриев.

По его словам, та же самая ситуация с незащищённостью не только в политике, но и в бизнесе. Например, есть шансы «унести ноги» только у иностранного бизнесмена. «В случае, если ты белорус, за тобой придут и дальше 5 месяцев будут менять, искать статьи и о чём-то там с тобой разговаривать, — подчеркнул Дмитриев. — Это ужасная ситуация, ситуация, в которой мы живём — такого беззакония, когда люди не чувствуют себя защищёнными ни законом, ни гражданством в собственной стране».

Он считает, что в бизнесе ходят мысли типа «лучше получить второй паспорт и если что, то про меня хоть кто-то будет говорить».

Влияет незащищённость и на общественные настроения: «И один из итогов — это, конечно, эмиграция людей в страны, где они себя будут чувствовать защищёнными».

Об отношениях Беларуси с Россией и ЕС

Беларусь уже «одной ногой» находится в России, считает Андрей Дмитриев. Он поделился мнением о том, что страны Запада из-за хлынувших через белорусскую границу с ЕС мигрантов могут обратиться к президенту России Владимиру Путину и это ударит по нашему суверенитету.

Дмитриев прокомментировал тему «дорожных карт» и «союзных программ» по интеграции Беларуси и России в рамках Союзного государства. Политик считает, что если бы процесс интеграции был публичным и мы видели документы, то это было бы гарантией суверенитета. Однако сегодняшний диалог двух стран скорее похож на игру.

«Сколько раз за последние лет 10 мы говорили слово «согласовано», а потом ещё говорили «вот столько осталось пройти и всё». И каждый раз — «но что-то ему помешало», как в песне, — сказал Дмитриев. — Я думаю, что пока мы не видим документов и они не ратифицированы — это всё политическая игра двух сторон».

Но политик считает, что «мы уже одной ногой в России вне зависимости от этих решений». Он объяснил почему, ответив на свои же вопросы: «Что произошло за последнее время? Во-первых, белорусская власть своей политикой привела нас к тому, что мы находимся в нарастающей системе изоляции. Притом реальной изоляции международной. По сути Россия осталась единственной страной, где мы можем брать деньги взаймы. А это очень важно в современной экономике». Ещё среди партнёров есть Китай, но он играет по иным правилам, заметил Дмитриев.

«Второе — мы становимся ещё больше зависимы от России, потому что, давайте будем честными — в Беларуси где работу искать? Ситуация же не изменилась, ничего не улучшилось. Просто ковид закрыл границы, но здесь-то лучше жить не стало. И это означает, что как только этот «вирусный железный занавес» упадёт — белорусы поедут за границу на сезонную и временную работу. И поедут они в Россию в первую очередь», — подчеркнул он.

При этом из-за санкций РФ становится практически единственным возможным логистическим путём для Беларуси: «Да, мы независимое суверенное государство, находящееся в тяжёлой ситуации. И сегодня наша зависимость от одного государства, от одного центра — от Москвы — слишком высокая. И то, что продолжает делать власть — делает её ещё больше»

«Когда Владимир Макей с трибуны белорусского парламента заявляет, что например «мы тут можем мигрантов пускать — не пускать», что слышит европеец? Европеец слышит следующее — люди не контролируют свою границу. А какой следующий шаг? Следующий шаг европейца — что я с этим могу сделать. Это уже вопросы не демократии, а безопасности европейских граждан», — заметил политик.

«Ведь это не белорусская западная граница, я хочу вам напомнить. Это западная граница Союзного государства. Если её не может контролировать действующая белорусская власть, надо с кем об этом разговаривать? С Владимиром Путиным», — сказал Дмитриев.

«Какой следующий шаг? Путин говорит Лукашенко: «Не можешь охранять границу один, давай это делать совместно — войска ФСБ всегда готовы встать на помощь и отлавливать мигрантов». И это ещё больше увеличивает нашу зависимость и уменьшает то, что мы называем суверенитетом. Поэтому я считаю, что мы одной ногой там, но обидно, что эту ногу поставили мы сами», -продолжил политик.

При этом Дмитриев считает, что вопрос безопасности всегда для Запада важнее вопроса демократии, если, конечно, нет открытых столкновений на улицах. И важно то, что в повестке НАТО появилась Беларусь: «Я считаю, что белорусская власть сегодня должна действовать в абсолютно другом ключе — наоборот максимально показывать, что в вопросах безопасности мы никогда не будем шантажировать, мы никогда не будем использовать их в тактических целях».


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *