«Лукашенко просчитался, Макей должен уйти» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Уникальная ситуация, когда такая организация, как НАТО, фактически предъявляет политические требования к нашей стране. Одно дело — ты имеешь отношения с европейскими чиновниками, у которых огромное количество своих забот, где всегда очень сложные процессы координации. Военный блок — это совсем другой уровень координации, организации, и в этом смысле белорусский МИД очень сильно просчитался.

Западные политики теперь выступают за жесткие санкции. Почему раньше была история «страдают белорусы», а теперь ее нет? Потому что белорусы и так сейчас страдают, потому что то, что выпало сейчас на долю белорусов, по мнению западных политиков, это уже некий максимум. То есть западные санкции не могут сделать это хуже, западные санкции, в их понимании, могут быть только реакцией.

Тихановская сформировала абсолютно свой образ и свою систему лоббирования интересов на уровне западных политиков. Это первый случай, когда кандидат за год стал сильнее в международном плане. Я не буду преуменьшать заслуги самой Светланы и ее офиса, но надо сказать, что «красную дорожку» ей умудряется стелить сама белорусская власть.

Вспоминаем слова Дмитрия Медведева, сказанные давным-давно в Бресте. Он сказал: есть два простых сценария. Сценарий номер один: все остается, как есть. Мы не идем в углубленную интеграцию, но, как говорится, тогда и табачок врозь. Сценарий номер два: хотите нашего табака, он должен быть сделан в России, произведен в России, продан в России, налоги должны уйти в Россию.

Всем добрый вечер! Сегодня воскресенье, мы с вами будем разговаривать про итоги этой недели. Мы поговорим про то, как просчитался Лукашенко, и почему министр иностранных дел Макей должен уйти в отставку. Мы обсудим, получится ли вместо ПВТ сделать Китайский парк новой визиткой инвестиционной привлекательности страны. Также поговорим по поводу того, как важна и неважна идея обращения граждан напрямую в Конституционный суд, а также поговорим сегодня о том, какие другие действия делают белорусы для того, чтобы не останавливаться даже в это сложное время.

Все, кто присоединяются, пожалуйста, пишите в чате, рассказывайте, откуда вы смотрите «Итоговый стрим», делитесь также вашими новостями, не забудьте подписаться на мой канал, не забудьте делиться эфирами и ссылками. Мы, кстати, постепенно меняемся, и с сегодняшнего дня «Итоговый стрим» выходит теперь только на Ютюб-канале, а Инстаграм остается для такого личного общения. Мы в ближайшее время будем делать несколько новых форматов именно для Инстаграма, для Тик-тока, там, где будет просто больше личного общения, а вот Ютюб становится площадкой для того, чтобы рассказывать о том, что происходит, и вместе анализировать новости. Еще одно нововведение — теперь Минута Солидарности будет не началом стрима, а в самом конце, то есть мы в конце будем высказывать солидарность с теми, кто сегодня страдает за свою позицию. Одна из историй для Инстаграма: в ближайшее время буду рассказывать подробно об этих вот книжечках, которые постепенно я меняю, что-то добавляю, что-то убираю, но они всегда актуальны, они не просто так, вы понимаете, здесь лежат. Также хочу сказать, что если вы сами хотите стать частью команды «Вечернего стрима», и у вас есть пять, десять, двадцать минут вашего времени, пишите, пожалуйста, мне, и я с радостью вас включу в нашу команду. Дел, как говорится, невпроворот.

Начнем мы, в любом случае, с приятного, сегодня День медиков. Благодаря позиции медиков, благодаря всей ситуации с коронавирусом и, конечно, протестной ситуации, когда медики стали одной из самых репрессируемых групп, мы увидели, как, кстати, и говорили в наших стримах, практически белую эмиграцию, то есть уезд медиков из страны, понятно, что они везде востребованы, и в России, и на Западе. Я мечтаю о том, как медики начнут возвращаться в страну, я мечтаю и уверен, что мы можем создать условия такие, чтобы вы, дорогие медики, занимались исследованиями здесь, в Беларуси, чтобы вы могли строить свои карьеры, работать не только в двух клиниках или трех города Минска, а по всей стране, чтобы вам было не стыдно смотреть в глаза вашим пациентам, потому что у вас чего-то элементарного нет. Вы, понятно, в этом не виноваты, но все равно чувствуешь эту ответственность. В общем, мы сделаем все, чтобы как можно быстрее могли нас лечить, могли о нас заботиться, и спасибо вам за то мужество, которое вы проявили. А я хочу в качестве поздравления поставить видео, маленький кусочек из моей речи как кандидата в президенты, которую я сказал практически год назад (даже не верится, что прошел уже практически год) по поводу медиков. Поехали.

«Дорогие врачи! Мы восхищаемся вами! Я хочу только поаплодировать сегодня вам, потому что мы все видели, как самоотверженно, наперекор успокоительным байкам старого президента, вы сражались с эпидемией. Труд врача во всем мире ценится очень высоко. Мы, белорусы, тоже ценим вас и уважаем, и мы никогда больше не отправим вас сражаться с болезнью без защиты и без инструментов. Не закроем вам рты в угоду статистике чиновников, не заставим вас стыдливо просить пациентов приносить с собой в больницу все недостающее. Мы обеспечим молодых медиков жильем в регионах, а поликлиники — нужной аппаратурой».

Это был фрагмент из президентской речи, кто хочет вспомнить и услышать ее заново всю, пожалуйста, добро пожаловать в плейлист «Выборы-2020» на мой Ютюб-канал. Здесь мне пишет Александр Виноградов: «Привет из Витебска!» Хочу вам сказать, участники стрима, что Александр как раз таки является врачом, доктором в Витебске, поэтому вы можете прямо сейчас, здесь в чате поздравить Александра с его профессиональным праздником. Важно, что Александр как раз-таки из тех врачей, кто кроме профессиональной смелой позиции занимает также смелую гражданскую, за что, Александр, большое вам спасибо.

Первая тема: «Лукашенко просчитался, Макей должен уйти». Почему я так считаю? Вся эта неделя, она была про международную политику. Я не скажу, что судьба Беларуси решалась где-то там за границей, я уверен, что все-таки она решается и будет решаться только здесь, внутри страны. Но, безусловно, именно то, что происходит вокруг нас, в международной политике, сегодня очень сильно влияет и на то, что происходит внутри, поэтому мы должны в этом разбираться. Так вот, первый и, я считаю, очень крупный просчет власти, МИДа, Лукашенко заключается в том, что когда они принимали целый ряд решений, это решения, связанные, конечно, и с ужесточением внутренних репрессий, это решения, связанные и с самолетом, они исходили из того, что им придется иметь дело с Европейским союзом. Макей все-таки уже очень давно занимается политикой, он был в Администрации президента руководителем, и МИДом уже руководит много лет. И, конечно, он прекрасно знает, понимает европейских политиков. И в этом смысле я уверен, что в том числе он, и не только, убедили Лукашенко, что все будет, как в 2011-м, все будет, как в 2012-м. Они покричат-покричат, выскажут много разных обеспокоенностей, но все будет как раньше. Генералы всегда готовятся к прошедшей войне. В этом смысле наш белорусский МИД всегда строит отношения в условиях, которые уже давно изменились, то есть всегда смотрит назад, а не вперед. А вот, что изменилось, и это изменение принципиально, и оно было видно именно на этой неделе. Дело в том, что за последнее время, Великобритания вышла из Евросоюза, последние четыре года президентства Трампа было очевидной потерей доверия между Европейским союзом и США. Не было ни одной платформы, где все эти страны вместе могли бы разговаривать. В итоге оказалось, и это показала эта неделя, что есть только одна площадка, на которой весь, как любят говорить наше провластные эксперты, коллективный Запад может согласовывать свою политику, — и это НАТО. Это не Европейский союз, это не G7, там семь крупнейших экономик, где, понятно, многих нет. Это НАТО. Практически все страны Европейского союза входят в НАТО или имеют с ним крайне тесные отношения. Туда же входит, безусловно, и Великобритания, туда же входят и США. И то, что НАТО на этой неделе, по итогу своего саммита, в резюме по ситуации в мире, отдельно пишет про Беларусь — это ключевая история. Черным по-белому пишется, во-первых, про международное расследование инцидента с самолетом RyanAir, и, второе, проведение честных выборов. Это уникальная ситуация, когда такая организация, как НАТО, фактически предъявляет политические требования к нашей стране. Одно дело — ты имеешь отношения с европейскими чиновниками, у которых огромное количество своих забот, где всегда очень сложные процессы координации, а другое дело — НАТО. Военный блок — это совсем другой уровень координации, организации, и в этом смысле понятно, что белорусский МИД очень сильно просчитался и вместе с ним и Лукашенко.

Также на этой неделе прошла встреча Путина и Байдена. Это еще один просчет Лукашенко в международной политике. Начиная где-то с октября прошлого года, идея была такая: давайте мы скажем России, что вот эта вся атака, которая идет якобы на Беларусь, на самом деле она идет на Россию, а мы тут попадаем под обстрел, поэтому давайте вместе защищаться. Кстати, интересно, что белорусская пропаганда до сих пор продолжает этот нарратив. Я вот буквально сегодня или вчера читал: какой-то депутат снова рассказывает, что информационная война координируется со стороны Запада и против России, и против Беларуси, поэтому защищаться мы должны вместе. Идея-то понятна: раз нас так сильно атакуют, и мы как бы воюем, то давайте вы нас поддерживайте. И, казалось бы, логично, что ведь и Россия нам должна, и Кремль воюет с Западом, и конфронтация на достаточно высоком уровне, и тут бабах — встреча Байдена и Путина. Нет, мы не ожидаем, что она станет миром, хотя это, очевидно, поиск новой стабильности. Три дня назад произошла эта встреча, на ней было принято решение о возвращении послов, и вот уже сегодня новость: посол России в США Анатолий Антонов прибыл в Соединенные Штаты. То есть реализовано моментально. О чем это говорит? Это говорит о том, что, безусловно, Путин настроен на поиск какого-то баланса в отношениях с Соединенными Штатами. Понятно, что это и попытка нового баланса с Западом. Поэтому надо сказать, что и здесь, получается, Лукашенко просчитался, потому что теперь та война, в которую мы вступили, по сути, с Западом, и про что, например, постоянно говорит Макей, так вот эта война де-факто теперь России не нужна.

А, кстати, да, что там с нашим послом в Америку? Ведь если бы мы пошли другим путем и выстраивали все-таки диалог, выстраивали все-таки формат нормальных цивилизованных взаимоотношений, то это у Беларуси был бы сегодня посол в США, а посол США был бы в Беларуси. Но нет, в расчете на этот конфликт мы и посла-то не приняли. А в итоге, как говорится, получите-распишитесь: посол России прибыл в США.

Это все вместе ведет к абсолютной революции, которая произошла в санкционном подходе. Все предыдущие десять лет так точно, за больше не скажу, я не так давно в политике, Запад постоянно повторял фразу: «Мы вводим санкции, но нам важно, чтобы они не ударили по простым людям». Это была как мантра, это была как общая позиция, и всегда были в оппозиции те, кто говорили, что давайте мы все-таки жестче санкции вводить, нужно больше экономических санкций. Запад всегда на это отвечал тем, что нет, не надо этих санкций, не надо нам никаких сверхусилий, визовые санкции — этого достаточно. И дальше была история про то, что это будет ударом по людям. Почему была такая позиция? Как ни странно, она была по нескольким причинам. Во-первых, потому что Запад в целом считал, что этот режим, пускай по-своему, но заботится о людях, которые здесь живут, о белорусах. Пускай своеобразно, скажем так, по-советски, но заботится. Второе, Запад считал, что при всей авторитарности этого режима, все-таки этот режим, скажем так, не отрицает, что есть проблемы, которые нужно решать, и готов к какому-то диалогу. И третья история в том, что этот режим контролирует свои границы и по сути обеспечивает, что Республика Беларусь, являясь суверенной независимой страной, помогает по целому ряду важных глобальных вопросов для Европейского союза. Это вопросы и безопасности, и миграционной политики, и контроля наркотрафика, и многих других вопросов. В чем заключается революция в подходе? За последние две недели несколько западных политиков говорят, что мы должны принимать жесткие санкции, экономические, секторальные. Почему раньше была история «страдают белорусы», а теперь нет? Все они говорят: потому что белорусы и так сейчас страдают, потому что то, что выпало сейчас на долю белорусов, по мнению этих западных политиков, это уже некий максимум. То есть западные санкции не могут сделать это хуже, западные санкции, в их понимании, могут быть только реакцией. Это абсолютная смена парадигмы. Запад считает, что то, что происходит сегодня в Беларуси, и есть настоящие репрессии в отношении людей, и есть ухудшения качества жизни. Второе, сейчас абсолютно единым мнением на Западе является то, что Лукашенко не представляет большинство людей. То есть он не имеет этой поддержки. И третье, что, начиная с коронавируса, белорусская власть не контролирует границы.

Еще одна история, где тоже еще один просчет. Этот просчет называется «Светлана Тихановская». Появилась информация о том, что Австрия тормозит принятие санкций. Буквально на следующий день появляется новость, что Тихановская созвонилась с Министром иностранных дел Австрии, и он ее заверил, что Австрия абсолютно и полностью поддерживает жесткие санкции в отношении Беларуси, и сказал, что рад ее будет видеть в Люксембурге. Я хочу вам сказать, что прошел год. Всегда в белорусской политике, и понятно почему, кандидат в президенты, любой кандидат в президенты, и даже Милинкевич, который был единым кандидатом в президенты в 2006 году, каждый день теряет свою поддержку, и, соответственно, каждый день теряет свою поддержку и в глазах Запада. И Тихановская — единственный кандидат, который двигается абсолютно обратным путем. В августе прошлого года или в июле прошлого года поддержка Тихановской Западом, не скажу, что она равнялась нулю, но отношение было крайне формальным. И теперь мы видим историю, когда Тихановская звонит, ей отвечают, заверяют, что все нормально, и будем рады видеть. Это означает, что Тихановская сформировала абсолютно свой образ и свою систему лоббирования интересов на уровне западных политиков. Это первый, еще раз повторяю, случай, когда кандидат за год стал сильнее в международном плане. Я не буду преуменьшать, как говорится, заслуги самой Светланы и ее офиса, но надо сказать, что «красную дорожку» ей до сих пор умудряется стелить белорусская власть. Мы имеем историю, когда власть своими действиями, начиная с выдворения Тихановской за границу, только усиливает ее позиции на Западе, ослабляя свои. И если до этого десять лет Европа на примере Беларуси показывала, если хотите, свою слабость в истории с работой с авторитарными режимами и показывала свою готовность принимать несовершенство политических систем постсоветских стран, но все равно продолжать с ними наращивать отношения, в том числе потому что есть геополитика, безопасность и так далее, то теперь именно на примере Беларуси Европа вполне может решить показывать свою силу и принципиальность.

И тут мы переходим к еще одному очень важному просчету. Это Кремль, который, конечно, выступает против санкций, конечно, считает, что это неправильно. Но вот только Макей приезжает на этой неделе к Лаврову, Лавров ему говорит: «Мы хотим окончательно решить белорусский вопрос». А как, по мнению Кремля, решить белорусский вопрос? Провести Референдум, конституционный Референдум. Конечно, Лавров говорит все эти ритуальные вещи против санкций, но ведь факт очень четкий — сама Россия возвращает послов, сама Россия говорит о важности поиска новых стратегических соглашений по вооружениям и в этот же момент она другой рукой начинает снова поддавливать по поводу Референдума. И «Газпром», несмотря на все заявления в дружбе, в четвертом квартале собирается сокращать свой газ. Власть сама создала историю, где она абсолютно зависима исключительно от одной страны. Всем понятно, что это плохо.

Дальше вспоминаем слова Дмитрия Медведева, сказанные давным-давно в городе Бресте. Он сказал: есть два простых сценария. Сценарий номер один: все остается, как есть. Мы не идем в углубленную интеграцию, но, как говорится, тогда и табачок врозь. Сценарий номер два: хотите нашего табака, он должен быть сделан в России, произведен в России, продан в России, налоги должны уйти в Россию. И теперь Кремль будет говорить: мы готовы помогать вам, только для этого надо определиться с вопросами интеграции. Здравствуйте, интеграционные карты. Здравствуй, референдум, где должно быть прописано, что Союзное государство — это приоритет нашей международной политики. Привет тебе, Макей, который с трибуны Всебелорусского собрания заявил, что мы должны исключить тему стремления к военному нейтралитету из нашей Конституции, и, соответственно, там должен быть тогда прописан ОДКБ, потому что мы в него формально входим. И это означает для страны, что коллективный Запад, посмотрев на это все, еще больше уверится в том, что Беларусь больше не является независимым субъектом. Это потеря своей субъектности.

Вторая большая история этой недели — это попытка белорусской власти получить, скажем так, Китайский парк вместо ПВТ. Две истории родились более-менее в одно время — ПВТ и Китайский парк. Китайский парк — это промышленность, ПВТ — это программисты. И ПВТ, был любимчиком. Во-первых, промышленность гораздо тяжелее и медленнее развивается, во-вторых, это, скажем так, не так модно. И вот на этой неделе Китайскому парку дают новые преференции, новые налоговые льготы, более того, добавляют туда целый ряд новых сфер — биофармацевтика, медицинская продукция, медицинское обслуживание, лабораторная диагностика, также предусмотрено развитие 5G-технологий, искусственного интеллекта, беспилотного автомобильного транспорта. Делается это все, по мнению Александра Лукашенко, для увеличения инвестиционных вложений и наращивания экономического эффекта парка и страны в целом. И сразу Китайский парк объявляет, что приглашает новые стартапы. Ну, во-первых, на месте Янчевского, который в свое время считал, наверное, что очень удачно ушел из Администрации президента в ПВТ, я бы сейчас всеми силами старался уйти обратно, потому что совершенно понятно, что еще через какое-то время Китайский парк получит абсолютно все привилегии, в его перечне, кстати, будет и, в том числе, программирование, вот все, что сегодня прописано для ПВТ. Более того, не удивлюсь, если скоро решат, что ПВТ должен стать просто структурной единицей Китайского парка, потому что, по сути, мы видим, как все эти системы льгот, которые были созданы в ПВТ, кочуют в Китайский парк. Лукашенко, по-моему, на этой неделе как раз таки четко высказался, что мы в ПВТ вкладывали, условия им создавали, а оказалось, что они первые на демонстрациях. Как это так? Что-то мы там не досмотрели. Ну, и как говорится, зачем тогда их поддерживать. Но тут одна проблема. Дело в том, что программисты — это люди с английским языком, это люди, которые закрывают ноутбук и переезжают и начинают там рассказывать про то, что происходит здесь. И начинают вот таким образом создавать, в том числе репутацию. Вот представьте, ты бизнесмен, и ты видишь, как в твою страну массово приезжают программисты из другой страны, где еще недавно рассказывали, что там создан рай земной. Не очень хочется вкладывать в эту страну деньги и строить там завод. Белорусская власть считает, что тракторы — это и есть репутация. Но репутация — это то, что построено вокруг этого трактора, не просто сам по себе мотор, железо и четыре колеса с кабиной, нет. Репутация — это то, когда люди извне смотрят на этот трактор и думают: «А что с этим трактором будет через десять лет? Что с этим заводом будет через десять лет, когда я в него вложусь?» Я думаю, что в целом все-таки в правительстве сохранились чиновники, которые понимают, что сегодня работать в этом режиме, в котором работает экономика, просто невозможно. И они смотрят на опыт программистов, которым удалось построить рядом с существующей экономической горгулиной, которую построила власть, свой уютный мирок, в котором, вроде бы как, работали законы, можно зарабатывать деньги и так далее, и так далее. И они думают: «Давайте мы теперь промышленность так будем строить». Я не удивлюсь, если в ближайшее время в Китайский индустриальный парк попросятся все наши замечательные крупные заводы. Чиновники все равно пытаются найти формат, в котором у Лукашенко и у этой верхушки будут минимальные возможности вмешиваться в процесс, потому что все-таки Китайский парк предполагает следование определенным нормам, потому что так работают инвестиции. Но здесь, опять же, ПВТ играет плохую роль теперь, потому что именно ПВТ является примером, как белорусская власть обещает одно, подписывает декреты, бьет себя в грудь и говорит, что все, это навсегда, на сорок лет, а потом говорит: ситуация изменилась, и для того, чтобы восстановить социальную справедливость, давайте-ка мы тут процентик подвинем, а тут немножечко условия изменим. И что опять видит себе инвестор? Он видит, что тебе сегодня пообещают льготы на сорок лет, завтра твои рабочие, не дай бог, окажутся на какой-нибудь демонстрации или буркнут что-нибудь в сети — и все. И это может уже не работать. Абсолютно убита репутация в международном бизнес-сообществе у Беларуси, к сожалению, на сегодняшний день.

Я в одном из комментариев получил такой вопрос: «Вы только болтаете и ничего не делаете, не знаете, каких перемен хотите, а попробовали сами что-то сделать. Почему это невозможно?» Вот что я хочу сказать, уважаемая Людмила. По поводу «только болтаете»: политика — это разговор про то, как надо делать, и в нормальной стране, я бы, безусловно, был сегодня в Парламенте и там бы отстаивал точку зрения, пробивал законы. Но у нас такой ситуации нет. Второе: «не знаете, каких перемен хотите». Это, конечно, штамп власти.

Нельзя сказать, что мы хотим только одной перемены, только чтобы Лукашенко ушел. Это неправда, его уход, например, для меня лично ничего не решает. Только изменение политическо-экономической системы гарантирует белорусам, что мы вернемся в нормальное состояние, где общество не является экстремистом по определению с точки зрения власти, потому что хочет высказать свои позиции. Где у людей есть возможность иметь своих представителей в Парламенте и в местных Советах. Где самоуправление становится инструментом принятия решений на местах. Где человек, который захочет в регионе заниматься бизнесом, становится не как эта утка, которую нужно откормить и убить, а действительно уважаемым человеком, создающим рабочие места и имеющим свой голос, опять же, в регионе. Поэтому мы очень хорошо знаем, что мы хотим делать. И для того, чтобы это показывать, мы сейчас создаем «Нашу партию». В описании к этому видео, пожалуйста, регистрируйтесь на наш первый онлайн-съезд и вообще будьте активны.

Заканчивая сегодняшний стрим, я бы хотел сказать следующее. Минута Солидарности, она у нас теперь в конце. Сегодня особое письмо, это тяжелое письмо, потому что это письмо от Витольда Ашурка, человека, про чью смерть мы говорили последние недели. Прокуратура и Следственный комитет, вы знаете, не нашли никаких нарушений, в их понимании он умер. Но я же уже сказал, что неважно, когда это будет, неважно, сколько это займет у нас времени, мы откроем новое дело, и мы будем расследовать это с самого начала. И вот опубликовано его последнее письмо к маме. Оно невероятно, как всегда было у Витольда, натхняльнае, яно па-беларуску, і пры гэтым яно, безумоўна, я спадзяюся, і вас натхніць не толькі сумаваць і ўзгадаць гэтага цудоўнага чалавека, які сказаў, што «ці могуць незнаёмыя людзі быць сябрамі? Так, калі яны беларусы», але пры гэтым натхніць і надзейнасць на вось будаванне гэтай гарызантальнай супольнасці, гарызантальнага грамадства, над якім мы зараз працуем. Ітак, ліст ад Вітольда Ашурка, апошні ліст перад ягонай канчынай да ягонай маці.

«Мая любая мама!
Атрымаў учора перад адбоем твой ліст і доўга чытаў і перачытваў яго! Ён маленькі – усяго некалькі словаў, але такі эмацыйны і пранізлівы, што аж сэрца сціскаецца!
Я таксама сумую па табе, мама! Тыя людзі, што гавораць, маўляў, дарослым не патрэбная мама, памыляюцца! Я памятаю ўсё, як ты адна гадавала нас з Андрэем, як табе хацелася, каб мы выраслі прыстойнымі людзьмі!
І цяпер мне вельмі важна, каб ты была здаровенькая і радавалася за сваіх дзяцей і ўнукаў! А яно так і атрымалася! Ты добра выхавала нас з Андрэем! Ніхто не будзе пароць табе вочы, што твае сыны злодзеі ці аферысты! Наадварот, мяне пасадзілі менавіта таму, што я казаў праўду, і заклікаў не мірыцца з жулікамі.
Каб я, мама, не ўзначаліў нашую Рэвалюцыю ў Лідзе, то, пэўна, што я сам сябе не паважаў бы! А калі ты ўжо сам сябе не паважаеш, то ці варта чакаць павагі ад другіх людзей? Калі на 135 тысяч людзей Лідчыны ў нас не знайшлося хаця б аднаго, хто ўзяў бы на сябе адказнасць падняць Паўстанне за Праўду, то хто тады будзе нас, беларусаў, паважаць?»
Вось такі ліст ад Вітольда Ашурка, якога мы памятаем, якога мы будзем памятаць.

Вижу, что один из дискутантов, так можно сказать, рассказывает про то, что все эти санкции — это все плохая конкуренция. Скажите, пожалуйста, а почему только сейчас Европейский союз вдруг начал так с нами конкурировать? Почему, например, они до этого минимум семь лет создавали условия, создавали фонды поддержки, Европейский банк реконструкции и развития давал сюда деньги на инфраструктуру, пытались договориться с белорусской властью на новые форматы взаимодействия, чтобы здесь было больше бизнеса, рассказывали о белорусском бизнесе на международных площадках, а сейчас вдруг стали так конкурировать? Если это недобросовестная конкуренция, она должна быть чем-то вызвана. Например, мы с вами создали такие вещи, которые просто уничтожают польские яблоки. И теперь вся Европа будет завалена белорусскими. Может быть, наша «БелАвиа» смогла таким образом создать логистику, что она этот RyanAir и WizzAir в гробу видала и способна по всему миру организовать сотни рейсов и летать за пятнадцать долларов в Бразилию? Мы стали только слабее за это время, наша экономика стала слабее, наши производства стали еще более зависимы, мы стали только слабее. Поэтому аргумент про недобросовестную конкуренцию рассчитан на людей, которые не только не интересуются в экономике, но даже не хотят видеть дальше своих двух пальцев. Я буду рад, если мы с вами придем в ситуацию, когда сможем и правда так сильно развить нашу экономику, что всему остальному миру потребуется с нами недобросовестная конкуренция.

Всем вам еще раз огромное спасибо! До среды в десять вечера! Не забудьте подписаться на канал, не забудьте поставить лайк, не забудьте поставить колокольчик, но самое важное — не забудьте зарегистрироваться у нас на онлайн-съезд партии.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *