Главное слово белорусских регионов сегодня - это «Сдается» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Если год назад или полтора года назад главным словом белорусских регионов было «Работа в Польше», то главное слово белорусских регионов сегодня — это «Сдается». Сдается в аренду. Там, где еще недавно была жизнь, там, где еще недавно были какие-то лавочки, еще что-то, сегодня просто повально все сдается в аренду.

Люди увидели, что армия не вне политики, это означает, что ты можешь отдать ребенка в армию, а будут какие-то протесты, и его поставят в щиты. И, конечно, сейчас родители массово пытаются своих детей просто отсюда отправить учиться за границу, чтобы избежать службы в армии. И это косвенный показатель состояния общества, недоверия к важному институту.

Эффективную территориальную оборону можно построить только в той стране, где между обществом и властью есть доверие. В сегодняшней Беларуси эта инициатива останется только на бумаге.

Восприятие Беларуси с Украиной для Запада идет в одном контексте — либо способны обеспечивать свои границы, свою территорию, безопасность и контролировать это, либо нет. И поэтому мы ни в коем случае не должны признавать никаких юрисдикций ЛНР, ДНР — это непризнанные территории и все, точка.

Друзья, всем добрый вечер! «Вечерний стрим», меня зовут Андрей Дмитриев. С этой недели мы выходим в другом формате, мы теперь будем с вами встречаться каждую среду в 10 вечера и каждое воскресенье в 9 вечера, не перепутайте, я, кстати, сам уже чуть не запутался, ну да ладно.

Мы сегодня с вами поговорим про то, что происходит с регионами в Беларуси, я расскажу про поездки, которые у меня были за это время, в том числе и благодаря вашим донатам, мы также обсудим, что сейчас происходит с выпускниками и почему вообще важно сейчас следить за этим процессом. Ну и поговорим про ситуацию с нашей обороной, кто вообще наши враги, за последние дни было много сделано действий, и Лукашенко в том числе, чтобы поднять эту тему. И в конце немножечко про Кремль, который передал привет Лукашенко через ЛНР, и альтернативу в действии.

Как всегда, мы начинаем с вами с минуты солидарности. Для тех, кто присоединяется впервые, я напомню, что минута солидарности — это время, когда мы зачитываем, делимся письмами от политзаключенных, желаем им всего самого наилучшего. А я зачитываю письма, которыми делитесь вы, поэтому не забывайте, во-первых, писать письма политзаключенным, делать это теперь очень просто, в описании по ссылке вы можете найти вариант, как это легко написать, но самое важное — поделиться ответами. Поэтому спасибо тем, кто это делает. Сегодня будет одно письмо от Александра Федоровича Губейко. Но начнем мы с того, с кем сегодня будет минута солидарности. Сегодня свои дни рождения празднуют три человека, признанные политзаключенными. Это Курганов Евгений, это Раентов Александр, кстати, инвалид, значит, третьей группы, который получил срок, и Ярошевич Сергей. Вот три человека, которые оказались в тюрьме за участие в протестах, за высказывание своих политических взглядов. Сегодня они празднуют дни рождения. Именно сегодня с ними наша солидарность. Поздравить с днем рождения вы можете очень легко, вы можете просто отправлять телеграммы. Это можно сделать даже с вашего телефона. Письмо сегодня будет от Губейко Александра Федоровича, который отбывает наказание в Шклове в исправительной колонии № 17. Нам дали небольшие выдержки. Вот что пишет Александр Федорович, пишет нам Лариса:

«Здравствуйте, уважаемая Лариса! Большое вам спасибо за поздравления, за Ваши пожелания, за Вашу уверенность и оптимизм. Ваше письмо-открытку получил только позавчера. Шло оно ко мне полтора месяца. Но Ваше поздравление было отправлено на Володарку, а за это время я побывал и в Жодино, а сейчас в Шклове. Получить такое письмо-поддержку для меня это событие. Нематериальные слова имеют вполне себе материальное благотворное действие на человека. Многие мои товарищи не получают подобных писем и очень от этого страдают. Вида не подают, но просят у психолога успокаивающие таблетки. Такие вот реалии сегодняшнего дня. У меня, конечно же, есть гражданская позиция, а самым сильным и хорошим событием за это время было то, какая галерея портретов прошла перед глазами. Особенно на Володарке и в Жодино. Какие появились молодые люди — и разумные, и спокойные, и одаренные. Думаю, наше время не самое сложное, но будет много интересного и хорошего, надо просто немножко потерпеть. Разделяю Ваше мнение, мы с Вами продолжаем наше дело. И мы еще поживем. Спасибо вам большое! Александр».

Начну сегодня про регионы. За последние несколько месяцев я был и в Гродненской области, был в Минской области, был в Могилевской области — в Бобруйске, был в Гомеле… В общем, в большом количестве разных городов. И разговаривали с очень разными людьми. И вы знаете, есть несколько наблюдений, которыми я хочу с вами поделиться. Конечно, люди затаились, люди не спешат высказываться, но при этом, и это принципиально отличает ситуацию сегодняшнего дня от, например, ситуации десятилетней давности. Тогда общество очень быстро как-то признало факт, что ничего поделать невозможно, нужно просто продолжать жить своей жизнью, и поэтому, скажем, согласилось с существующей ситуацией. Сегодня же в реальности, вот с кем я не говорил, у всех есть абсолютное понимание, что ситуация, которая есть сегодня, ненормальная. Люди готовы в любой момент, как пружина, выпрыгнуть, это просто сто процентов. Второе — это то, что касается экономического положения. Вот оно реально становится хуже. И хуже оно становится в связи с двумя вещами. Как сказал мне человек в Бобруйске, раньше, когда ты не находил работу, ты смотрел объявления на заборе, на столбе, и там всегда были объявления о работах в Польше, а теперь туда нормально не уехать, и работы просто нет. Последние четыре года было видно, как разрастается малый и средний бизнес, как разрастаются разные маленькие кафешки, парикмахерские, какие-то интересные креативные места, то есть то, что создает, кажется, небольшие рабочие места, но массовые рабочие места.

Так вот знаете, какое главное слово белорусских регионов? Если год назад или полтора года назад главным словом белорусских регионов было «Работа в Польше», то главное слово белорусских регионов сегодня — это «Сдается». Сдается в аренду. Там, где еще недавно была жизнь, там, где еще недавно были какие-то лавочки, еще что-то, сегодня просто повально все сдается в аренду. И это, мне кажется, очень хороший показатель того, на каком уровне сегодня экономическое развитие Беларуси. И в этом смысле мое главное впечатление: люди сидят на чемоданах. Если полтора года назад на чемоданах условных сидели мужики, которые думали, куда поехать, чтобы перечислять семье деньги, то сейчас в реальности на чемоданах сидят семьи. Я разговаривал с врачами, например, люди говорят: «Еще немножко подождем, нет, надо уезжать, надо уезжать». И это, конечно, тоже совершенно массовое ощущение. Понимаете, белорусы домоседы, я в целом считаю, что белорусы невероятно лояльный к дому народ. Я много общался с американцами, для них вообще не проблема — взял, поменял работу, оп, переехал на другой конец страны. Белорусы невероятные домоседы, они до последнего будут держаться за свой дом, за свою квартиру, за свой город. До последнего.

И сейчас я вижу абсолютное изменение в сознании. Ощущение у многих, что если здесь ничего не меняется, надо уезжать. При этом все белорусы, вот все, с кем мы встречались, все кто говорят: «Мне страшно». Но следующий вопрос у всех: «Скажите, что можно делать?» И это тоже абсолютно принципиальное отличие между тем, что мы имели даже два года назад. Тогда людей надо было уговаривать, мы делали какие-то курсы, постоянно пытались вовлечь новых людей. Сейчас если люди в реальности видят хоть какую-то малейшую возможность зацепиться за активность, которая сразу не грозит сутками, штрафом или чем еще похуже, они абсолютно готовы откликаться. То есть общество, и я могу это сказать уже со всей уверенностью, несмотря на все репрессии, несмотря на все эти сложности, общество в целом сохранило желание быть достойными людьми, быть не просто, скажем так, теми, кто как-то там копошится в рамках своей жизни, а нести ответственность за двор, за город, за государство. Вот такие характеристики сегодняшнего дня в регионах. Не думайте, что люди пропали, люди реально есть.

Сегодня хочу поговорить про выпускников. Я считаю, что вот то, что сейчас происходит с выпускниками — это символ состояния белорусского общества. Я уже говорил, что люди сидят на чемоданах. Давайте будем честными: нормально, что какая-то часть белорусских студентов или бывших школьников поступает за границу. Это в принципе так всегда, в любой стране какая-то часть школьников пытается поступить за границу. Но то, что происходит сегодня — это просто массовая, массовая попытка уехать поступить за границу. Семья сейчас уехать не может, они там, как я сказал, сидят на чемоданах, чего-то ждут, но вот детей уже могут отправить, пользуясь тем, что они имеют право поступить. Я думаю, что главной цифрой, которую мы должны будем добиваться от Министерства образования, и не уверен, что ее не засекретят точно также, как засекретили количество смертности в Беларуси, чтобы не говорить про коронавирус, так вот, главной цифрой, которая сейчас будет, это количество школьников, которые выехали для поступления за рубеж. Это будет реальная цифра, которая, скажем так, покажет нам состояние общества. Правда, нам помогают МВД и Следственный комитет, потому что они на этой неделе предложили заводить уголовные дела на находящихся за границей призывников. В этом году военные комиссариаты направили в органы внутренних дел порядка пяти тысяч обращений по поводу уклонения призывников. Пяти тысяч! И трех тысяч о приводе их по административному делу. То есть люди не приходят по повестке, простым языком. Возбуждение уголовных дел позволит, соблюдая уголовно-процессуальный кодекс, получать содействие органов других стран, как им кажется. Это, кстати, тоже очень интересно. Как можно думать, что с вами не хотят сотрудничать ни по каким вопросам, а вот здесь вот будут? В каких странах? Ну, может быть, в России если только. Это говорит об огромной проблеме. И эта проблема родилась не сегодня, это проблема, которая накапливалась.

В прошлом году мы увидели, что армия не вне политики. Моя принципиальная позиция — армия должна быть вне политики, мы про это сегодня еще поговорим, когда будем говорить про территориальную оборону, про которую Лукашенко сегодня говорил. Так вот, люди увидели, что армия не вне политики, это означает, что ты можешь отдать ребенка в армию, а будут какие-то протесты или еще что-то, его поставят в щиты. То есть это вообще неприемлемая история. И, конечно, сейчас родители массово пытаются своих детей просто отсюда отправить. И это косвенный показатель вот этого состояния общества, недоверия к важному институту. Нас привели в ситуацию, где мы добровольно высылаем детей из собственного дома.

Лукашенко сегодня говорит про территориальную оборону, про мобилизацию общества, про то, что необходимо иметь возможность к быстрой мобилизации. В целом, я считаю, что для такой страны, как Беларусь, и в моей программе президентской, в программе “Нашей партии”, которую мы строим, это отдельно выделено: мы не можем содержать огромную армию, и мы не сравнимся ни с кем из соседей, даже Литва и Латвия — это все-таки уже НАТО. Это означает, что у Беларуси есть единственный способ построить реально действенную систему обороны — это гражданская оборона или территориальная оборона. Можно взять пример с Эстонии или Швейцарии, где каждый гражданин четко знает, где хранится его стрелковое оружие, куда идти в случае объявления войны, и дальше это просто де-факто развитие партизанского движения, то есть когда весь народ становится де-факто армией. Идея сама крутая и, я считаю, очень правильная, но только есть одно «но». Это может быть построено только в стране, где между обществом и властью есть доверие. Что означает вооружить каждого человека или каждого гражданина? Это означает, что в любой момент это оружие может использоваться, как угодно. Давайте вспомним с вами классический пример — это февральская и октябрьская революции в Российской империи, когда фактически крестьяне, получившие ружья для того, чтобы участвовать в Мировой войне, повернули их против тех, кто им эти ружья выдавал. И хотя сегодня Лукашенко подчеркнул несколько раз, что давайте создадим эти отряды, которые будут напрямую подчиняться исполкомам, но быть уверенным, что даже если это будут только члены БРСМ и «Белой Руси», вот они сто процентов будут действовать так, как скажут власть, я бы не стал. И власть им не будет доверять, и они, как говорится, власти.

Но есть другая история здесь. Как было сказано, эти отряды должны быть готовы и мобилизоваться против деструктивных сил внутри страны. И здесь снова возвращаемся к этому важному принципиальному вопросу. Кто наши враги? Потому что если враг внутри, то извините, это фактически угроза гражданской войны. Ну, хорошо, ты вооружишь только своих, только членов «Белой Руси». А кто дает гарантии, что их не разоружат? А кто дает гарантии, что они не станут на другую сторону, если вдруг это внутренний конфликт? Конечно, это может быть только против внешнего врага. Армия, территориальная оборона, все, что связано с оружием, только против внешнего врага. В политике они участвовать не должны. Это должно быть прописано в уставе этих территориальных войск.

На этой неделе объявили, что военную подготовку собираются вернуть в школы. Я не против того, чтобы если это будет нормально реализовано. Это хорошо, если граждане будут иметь какие-то базовые понятия. Более того, это важно и для тех, кто потом пойдет в армию, чтобы сократить количество, например, несчастных случаев. То есть в целом идея хорошая, но вопрос: а) в реализации, и второе, а кого там будут называть врагом? Военную подготовку в школах, я думаю, вернут в худших советских традициях, ничего не изменив, потому что по сути все, что они сегодня предлагают как инновации, это какое-то квазиповторение старого, и в таком формате, я думаю, что это может быть не интересно ни детям, никому, но галочку поставят. А вот с английским языком, как всегда, будут проблемы, как и со многими другими. Мы видим, как падает вступительный балл, мы видим многие другие вещи.

Сегодня Путин встречался с Байденом, президент России с президентом США. Встреча прошла на удивление хорошо, потому что стали говорить о стратегических вопросах, которые все равно нужно обсуждать, потому что стали говорить о том, что надо согласовывать стратегические темы, а это невозможно без согласования того, что происходит сегодня с Украиной, того, что происходит сегодня с Беларусью. Это значит, что эти темы будут в реальной повестке дня в следующее время. Значит ли это, что они решат за нас нашу проблему? Ни в коем случае, но это значит, что давление будет только усиливаться. Россия и США договорились о возврате послов. Тут давайте мы передадим горячий привет Владимиру Макею, который никак не может придумать повод, почему же американскому послу стоит приехать или не стоит приезжать. Минск так долго добивался, чтобы мы вернули послов, но в итоге американский посол находится то в Вашингтоне, то в Вильнюсе, а вот Россия и США сейчас послов вернут. И, конечно же, это будет не в дугу сегодняшней власти. Сегодня Кремль не только провел хорошие, я считаю, для себя переговоры с США, но заодно и передал привет нашей белорусской власти. Помните, на этой неделе провели пресс-конференцию? Дмитрий Гора, глава Следственного комитета, заявил на вопрос по поводу представителей прокуратуры так называемой Луганской народной республики, что на сегодня никаких запросов из-за границы для проведения следственных действий с Протасевичем не поступало. И тут, вот прямо так получилось, что в день переговоров США и России представители так называемой Луганской народной республики непризнанной поблагодарили власти Беларуси за сотрудничество Генеральной прокуратуры ЛНР с нашими следственными органами и возможность допросить Протасевича. И это, конечно, уже вызвало очень негативную реакцию Украины. И это, конечно, де-факто означает, скажем так, такой серьезный шаг на пути к признанию этих непризнанных территорий. И это очень плохо. Я уже говорил в стримах, повторю еще раз.

Украина для Беларуси очень важна, потому что коллективный Запад, как это любят говорить наши чиновники, начал воспринимать Беларусь как все-таки самостоятельную страну с самостоятельной внешней политикой только через ситуацию с Украиной. И только через нашу позицию с Украиной. Потому что именно эта позиция позволила показать, что белорусская власть способна контролировать свои границы, способна вырабатывать свою позицию, способна, скажем так, быть как-то независимой от Кремля. Если белорусская власть признает ЛНР, то есть допускает их сюда, по их паспортам, дает им вести следственные действия и так далее, то это означает конец мирного переговорного процесса по Украине. А это означает, что Запад коллективный будет считать, что белорусская власть приняла решение, что она наравне с ЛНР и ДНР, теперь вот такая донбассизация Беларуси”, про которую я уже говорил. И поверьте мне, власть имущие, ничего хорошего это ни для нас, ни для вас означать не будет. Потому что это означает, что вы еще больше отрезаете возможность маневра в случае действительно серьезного давления. Это означает, что на переговорах с Кремлем, будь-то по газу, будь-то по кредитам, будь-то по многим другим моментам, у вас не будет никакого маневра. А это плохо, конечно. Поэтому я повторюсь: восприятие Беларуси с Украиной для Запада идет в одном контексте — либо способны обеспечивать свои границы, свою территорию, безопасность и контролировать это, либо нет. И поэтому мы ни в коем случае не должны признавать никаких юрисдикций ЛНР, ДНР — это непризнанные территории и все, точка. Территории в составе Украины.

Мы должны решить, какой сценарий мы для себя выбираем. Мы выбираем сценарий «серой зоны», донбассизации страны, этого тотального ужаса, который продлится бесконечное количество времени? Тогда как бы замираем, ничего не делаем, как говорится, полностью уходим в подплинтусное состояние. Или наоборот, мы, понимая ситуацию, конечно, не рискуем — сейчас не надо выходить на улицу, не надо делать вещи, которые прямо ведут нас в тюрьму, — но все-таки не останавливаемся и через это действие создаем сценарий позитивного развития страны, создаем возможности, которые будут обязательно востребованы, и меняем этим будущее. Проще говоря, будущее создаем мы, принимая наши решения сегодня.

Вот мы такое решение для себя приняли, мы создаем «Нашу партию», мы работаем над уставом, мы работаем над программой, мы собираемся провести онлайн-съезд, который должен создать оргкомитет официальный «Нашей партии». По ссылке в описании есть возможность зарегистрироваться на этот съезд, что я очень прошу вас всех сделать. Безопасно, возможность реально заниматься политикой — это как раз то, что нам сегодня надо делать, потому что ситуация может перевернуться в любой момент и вдруг потребуются тысячи лидеров, которые смогут стать депутатами местных Советов, сотни, кто сможет стать депутатами Парламента. Те, кто смогут на местах действительно стать ключевыми людьми для осуществления демократических законных перемен. К этому надо готовиться сегодня. Я лично делаю выбор в пользу такого сценария.

Спасибо вам всем огромное за сегодняшний эфир! Постарался сказать то, что увидел важным за это прошедшее время. Мы с вами встретимся в воскресенье в девять вечера. Сейчас же не забывайте регистрироваться на онлайн-съезд «Нашей партии», не забывайте ставить лайки, репосты, не забывайте, что все равно мы движемся вперед и вместе каждый день. Спасибо вам большое, меня зовут Андрей Дмитриев, это был «Вечерний стрим». До встречи в воскресенье в девять вечера.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *