Для Кремля или для себя? Чего ждать от декрета по передаче полномочий Совбезу - Дмитриев #ЗаПравду

Президент Беларуси Александр Лукашенко на днях заявил, что готов подписать декрет о переходе власти в стране Совету Безопасности в случае экстренной ситуации. Чем продиктовано это решение, чьи интересы будет защищать этот «коллективный президент», чем не устраивает главу государства прописанный в Конституции порядок передачи власти, и причем тут Кремль, говорит лидер «Говори правду» Андреем Дмитриевым.

Съезд КПСС уже есть, теперь будет и политбюро?

Комментируя идею передачи полномочий Совбезу, Дмитриев вспомнил анекдот советских времен: купили кровать, но по чертежам, как ее не собирают, получается автомат Калашникова. «Мне кажется, что с «коллективным президентом» такая же история: как ни собираем, получается политбюро ЦК КПСС. Всебелорусское народное собрание уже похоже на съезды КПСС, теперь будет и политбюро», — заметил политик.

В целом же, полагает Дмитриев, это попытка внести определенные изменения не через референдум, «который потом назад не открутишь», а через декрет, который «сегодня можно подписать, а завтра – изменить».

Прежде всего, это следствие сложившейся в стране внутриполитической ситуации, которая остается «крайне нестабильной, крайне неоднозначной и требует новых решений».

«Я думаю, что, конечно это попытка тех, кто находится сегодня у власти, найти какие-то решения, которые в их понимании, с одной стороны, стабилизируют ситуацию, в том числе внутри самой власти, а с другой – это еще и попытка сделать шаг в сторону России», — заметил Дмитриев.

Причем тут Кремль?

Он убежден, что Россия также озабочена вопросом, что будет в случае политических изменений в Беларуси . «Я считаю, что это будут пытаться продавать Российской Федерации, Кремлю, как инструмент обеспечения стабильности в условиях трансформации власти», — заявил Дмитриев, обратив внимание, что Кремлю «нужен понятный, легитимный инструмент обеспечения какой-то стабильности в условиях неопределенности».

«Она, конечно, заинтересована, чтобы ее интересы здесь, в первую очередь продолжение военного сотрудничества, были соблюдены», — заметил Дмитриев. По его мнению, Совет Безопасности может видеться Кремлем «как преемник, как гораздо более стабильный орган», тем более что с его членами уже есть налаженные контакты.

«Это попытка сказать тем, кто вокруг него [Лукашенко] сегодня — не волнуйтесь, вы становитесь легитимным органом, который поддержит Россия в случае чего, а с другой стороны – сказать и России, что у нее будет с кем разговаривать», — считает он.

Политик убежден, что сам формат «коллективного президента» может быть эффективен только в одном случае – если его признает легитимным Кремль. «В другом случае он не имеет никакого значения», — заявил Дмитриев.

Чем плох прописанный в Конституции переход полномочий к премьер-министру?

«Для меня эта форма ничем не плоха. Для меня она понятна и правильна. Когда в стране более-менее существуют гражданский мир и согласие, это не проблема. Но не в сегодняшней, крайне напряженной ситуации», — отметил сопредседатель «Говори правду». «Мы все понимаем, что система построена так, что уход персонально Александра Лукашенко, а тем более если это будет уход неожиданный, приведет к огромным внутренним процессам, и внутри власти, и внутри общества», — добавил он.

«Для того, чтобы сделать абсолютно непредсказуемый процесс более предсказуемым, в первую очередь, и для самой власти, и для России, в их понимании [властей] нужен какой-то орган», например, Совбез, в который входят все ключевые руководители страны, причем назначаются они в его состав лично президентом.

Он полагает, что люди, предложившие Александру Лукашенко это решение и продвигающие его, считают, что в узком органе, где находятся восемь ключевых руководителей страны, будет проще договориться, чем всему правительству в силу того, что там гораздо большее количество людей.

«Ставка сделана на то, что в сегодняшней ситуации, в случае, если что-то происходит с Лукашенко, только силовой инструмент позволит удержать ситуацию. Плюс Россия, тут без нее никуда», — продолжил Дмитриев.

При этом сам Дмитриев считает, что данный формат все равно не сработает. «Единственный формат удержания порядка и стабильности в стране – это формат поиска согласия между разными частями общества, консенсуса, прекращения репрессий и так далее. Без этого начнутся процессы, которые мы не сможем предсказать – ни их количество, ни силу», — заметил политик.

«Мы в прошлом году уже видели, когда общество, не важно, почему, решает, что у него появляется возможность изменить власть. Мы увидели, какая это мобилизация. И это только малая часть от того, что будет, в случае, если персонально Александр Лукашенко вдруг окажется недееспособен», — обратил внимание Дмитриев.

Что будет защищать «коллективный президент»?

«Я думаю, что люди, которые будут на тот момент в Совбезе, будут защищать две вещи – собственное положение, собственную власть, а во-вторых – ту систему, которая это положение укрепляет», — заявил Дмитриев.

По его мнению, члены Совбеза при этом неизбежно встанут на еще более пророссийские позиции. «Это неизбежно, потому что нужна будет в условиях неопределенности внешняя поддержка. И я не могу себе представить никого из сегодняшних членов Совбеза, кто будет способен говорить с Западом. На сегодня там нет таких людей», — отметил он.

«Мы прекрасно понимаем, что у членов Совбеза номеров в их записных книгах, из Российской Федерации, начинающихся на +7, гораздо больше, чем номеров, начинающихся на +48, +44 и так далее. Просто потому, что так была построена политика страны последние 26 лет. А теперь, когда де-факто мы поссорились со всеми по западному периметру, ситуация еще больше ухудшилась», — констатировал он.

Ловушка для президента?

Дмитриев убежден, что в определенной степени данный декрет является ловушкой, в том числе для самого Александра Лукашенко.

«Почему я считаю это ловушкой? Потому что это, с одной стороны, не дает никаких гарантий. Да, эти восемь человек — руководители страны, у них в подчинении армия, милиция и так далее… Но есть же еще просто белорусы. И их очень много, с разными мнениями», — заметил Дмитриев.

«Неважно, к кому перейдет власть после Лукашенко – будет ли это человек, или группа… У них будет только один путь удержания позиций в краткосрочной и среднесрочной перспективе — если они предложат путь к национальному согласию», — считает он.

«Без этого мы неизбежно вступим в череду разного рода внутренней турбулентности, разной интенсивности», — убежден Дмитриев.

Почему бы не ввести пост вице-президента?

По мнению Дмитриева, причина, почему у президента не возникает мысли ввести пост вице-президента, что гипотетически позволило бы цивилизованно обеспечить преемственность власти в случае часа «х», в том, что на самом деле Александр Лукашенко пока не собирается никуда уходить.

«Уходить он не собирается. Он будет тянуть, тянуть и тянуть, насколько это возможно для него, насколько он будет видеть в себе силы это делать», — сказал Дмитриев. При этом он может «гипотетически создавать какие-то конструкции, чтобы успокоить Кремль или восемь высших чиновников».

Он обратил внимание на высокий уровень внутреннего давления по поводу того, что будет в стране дальше, учитывая, что через четыре года должны пройти новые президентские выборы.

«Все думают про это. Как только он назначает вице-президента, все сразу ориентируются на этого человека как на преемника, и это серьезное урезает не реальную власть Александра Лукашенко, а скажем так, символическую, которая часто сильнее прописанных полномочий», — заметил Дмитриев.

Он согласен с мнением, что именно поэтому институт вице-президентства не прижился почти нигде из постсоветских стран. «Для Лукашенко президентом является он. Пока он видит в себе силы, и считает, что может быть президентом еще какое-то время, он не хочет создавать никаких органов, инструментов, которые могут даже намеком сказать, что президентом [в будущем] может быть не он, а кто-то конкретный. Не абстрактный, и даже не коллективный, а конкретный человек», — сказал сопредседатель «Говори правду».

Что ждать после подписания декрета?

Дмитриев полагает, что принятие декрета о переходе к Совету безопасности всей власти в стране в «случае необходимости» сводит к нулю целесообразность проведения референдума по внесению изменений в Конституцию Беларуси.

«Если этот декрет будет подписан – это практически сводит к нулю необходимость проведения референдума. Потому что тогда – все, вопрос решен, если Москва это примет как достаточность [как инструмент обеспечения стабильности]», — отметил Дмитриев.

«Больше никому этот референдум не нужен. Сам Лукашенко много раз повторял, начиная со Всебелорусского собрания, что, по их опросам, 62% белорусов абсолютно довольны действующей Конституцией», — заметил политик.

«Я думаю, что как только Россия перестанет давить по теме конституционного референдума, необходимость в его проведении отпадет», — продолжил Дмитриев. «Скажут, мы не готовы, поступило 10 тысяч предложений, надо их обрабатывать. Давайте [проведем референдум] ближе к парламентским выборам 2023 года… Там будем решать. Это будет логичное решение действующей власти», — полагает Дмитриев.

«Что это означает для нас? Останется напряженность в стране, которая будет постоянно взрываться по разным поводам, не всегда даже напрямую связанным с политикой. Второе — внутреннее напряжение этой системы тоже будет расти. Потому что людям все-таки нужен ответ, что дальше. И этот ответ невозможен без ответа кто дальше, и как дальше», — подчеркнул Дмитриев.

Смартпресс


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *