«Анонсированный декрет - это ловушка для самого Лукашенко» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Почему анонсированный декрет о передаче президентских полномочий Совету Безопасности является ловушкой для самого Лукашенко.

Почему Тихановской не следует вступать в президентскую должность.

Чем будет заниматься Общественный избирательный штаб и почему это важно.

Всем добрый вечер, меня зовут Андрей Дмитриев, это «Итоговый стрим», воскресенье, девять вечера, поехали.

Сегодня мы поговорим с вами про суперпонятные и важные вещи. Во-первых, это декрет-ловушка для Лукашенко. Разберемся, чем же опасна та инициатива, о которой рассказал Лукашенко. Второе — мы с вами поговорим сегодня о том, как эта вся история связана с поездкой в Российскую Федерацию, и почему уши России здесь виднее обычного. Мы также с вами обсудим то, как сама власть или, скажем, люди, которые сегодня во власти, готовятся к изменениям в политике. Ну, и поговорим, что во всей этой истории делать нам, как нам двигаться вместе каждый день для того, чтобы каждый день быть на шаг ближе к победе.

Как всегда, мы начинаем с минуты солидарности. И минута солидарности у нас сегодня будет с Татьяной Каневской. Она была доверенным лицом Светланы Тихановской в Гомеле. Она является активисткой движения «Матери-328». Это движение матерей, которые защищают своих детей, обвиненных по наркотическим статьям. Она была задержана 6 августа, то есть фактически перед выборами, на последней неделе выборов. Ей предъявлено обвинение по части 2 статья 293 — участие в массовых беспорядках. Спасибо большое Наталье, которая предоставила нам это письмо, а я напомню всем, кто смотрит «Вечерний стрим», что крайне важно писать политзаключенным, но не только писать, используя в том числе те сервисы, которые всегда есть под видео моих стримов, но еще и делиться с нами ответами, потому что это поддерживает наших политзаключенных, это поддерживает нас с вами.

Итак, письмо от Татьяны Каневской на минуту солидарности. Напоминаю, это время, когда вы в чате, пожалуйста, присылайте символы солидарности, слова поддержки, а потом не забывайте писать письма. Письмо достаточно свежее, от 25 марта, то есть написано в День Воли.

«Здравствуйте, Наталья! Вчера получила Ваше поздравление. Огромное спасибо, очень приятно. Особенно до глубины души тронула сама открытка. К сожалению, Вы не написали, как ее зовут. Но я тоже решила сделать для нее подарок. Не знаю, любит ли она мультик «Маша и медведь», я его очень люблю, хотя мне иногда жалко медведя (смайлик). Девчонки, вы большие молодцы, и я уверена, что вас носят на руках и боготворят. Спасибо еще раз, берегите себя, своих родных, близких, все будет хорошо».

Я хочу сделать маленький анонс, но очень-очень важный. Друзья, начиная со следующей недели, со вторника, мы открываем в «Вечернем стриме» специальную рубрику. Она будет называться «Беларусь не только Минск». Я прошу всех, кто меня смотрит из регионов, пожалуйста, не стесняйтесь присылать мне ваши местные новости, я буду также их рассматривать и выделять обязательно время в эфире для того, чтобы говорить про регионы. Мы начинаем большую региональную работу, мы, собственно говоря, не переставали вести, но теперь хотим ее сделать еще более интенсивной, для этого мне нужна ваша помощь — новости с сайтов ваших исполкомов, которые касаются вашей жизни, просто региональные новости, просто новости, которые не опубликованы, но вы их знаете. Пожалуйста, присылайте мне их пока что в телеграм-канал ДМИТРИЕВ, ссылка есть в описании видео. В ближайшее время мы запустим специальный сервис, где вы также сможете делиться с нами новостями, делиться с нами какими-то рассказами и приглашать нас к себе для того, чтобы мы приезжали и помогали вам. Я вообще, надо сказать, огромный поклонник региональной Беларуси, и как политик я уверен, что нас вытянут регионы, только нужно создать максимальные условия для их развития, чтобы там было выгодно делать бизнес, чтобы там было выгодно работать, чтобы туда вкладывать и вкладывать, а не сокращать, как сегодня, социальную сферу, и тогда, я уверен, мы сможем с вами реально поднять страну.

Ну что, поехали. Я начну с простой истории, это самая главная история Лукашенко. Неделю назад он сказал, что долго-долго думал, 26 лет, и это будет самое принципиальное решение. Многие говорили: «Он, наверное, назовет преемника». В каком-то смысле Лукашенко заговорил про преемника — такого коллективного, а не одного человека. Конечно, никакого «Я устал, я ухожу». Никакой истории про то, что у меня есть декрет, как сегодня в этих жутких условиях, в которых оказалась страна, мы начнем развиваться внутренне, мы начнем снимать с экономики путы, чтобы она развивалась. Это все неважно. Этот декрет, как оказалось, будет про то, что в случае, если Александр Лукашенко становится недееспособным по каким-то причинам, то тогда власть переходит не премьер-министру, а переходит Совету безопасности. И здесь, конечно, открывается огромное пространство, которое нам надо с вами обсудить.

Я начну с простой истории про то, что Конституция имеет наивысший статус, и это тот раздел, который никак не подразумевает, что его можно менять декретом. Но кого такие мелочи интересуют в Беларуси с этой бедной Конституцией? Когда-нибудь надо будет поставить памятник Конституции Беларуси, чтобы этот памятник был не про то, что это священный документ, а про пакутніцкую долю документа, который просто вот как угодно вдоль и поперек игнорируют.

Зачем сейчас Александру Лукашенко, который недавно на ВНС говорил, что «мы победили, все устойчиво, все хорошо», вдруг понадобилось такое изменение? Конечно, это привязывают к тому заговору, который якобы вот раскрыли силовики. Но мы же понимаем, что вся история с заговором — это просто, скажем так, предлог. Реальный заговор — совсем в другом, и теперь он становится примерно понятным. Я хочу напомнить, что неделю назад, это, по-моему, был вторник, стрим от вторника, я сказал, что это решение будет касаться, скорее всего, передачи полномочий Совету безопасности. Так что смотрите «Вечерние стримы» и будете на шаг впереди от того будущего, которое наступает.

Но все-таки о чем же эта история? Тут очень много пластов, и для меня первый и главный — это Российская федерация. Кремль думает о том, как обеспечить свои интересы в Беларуси в случае изменения власти. Для Кремля переход власти к премьер-министру — это опасный и непредсказуемый вариант, потому что премьер-министр гражданский, потому что в Кабинете министров десятки человек, потому что это, опять же, гражданская служба, ей не позвонишь, не покомандуешь, там все гораздо сложнее. Нужна структура, с которой, во-первых, уже налажены отличные отношения, и которая сможет гарантировать именно силовой инструмент удержания ситуации под контролем в Беларуси. И это, конечно, Совет безопасности. Когда сегодня туда входит? Премьер-министр, глава Совета республики, глава Палаты представителей, глава Администрации президента, Госсекретарь, министр внутренних дел, министр обороны и глава КГБ. Это должности, это не люди. Неважно, кто их занимает. С министром обороны у России крайне тесные отношения: совместные учения, совместная военная группировка, здесь все на мази, при том не только на уровне министра, но на всех уровнях. С МВД отношения еще более тесные, чем с армией, и мы знаем, что многие внутри МВД испытывают сентимент к России и даже лично к Путину. КГБ — последняя история по раскрытию заговора показала, что ФСБ и КГБ не просто вместе работают, а фактически работают как одно целое в нужный момент. Это тоже означает очень важную и очень сильную связь, которая есть между структурами этими. Понятно, что в случае экстренной ситуации решать будут силовики, поэтому в каком-то смысле можно сказать, что если Лукашенко подпишет такой декрет, и он будет признан Россией, то, конечно, это будет означать огромное усиление силовиков. Более того, это будет означать, что в принципе мы де-юре закрепим то, что уже знаем де-факто: страной управляют силовики, потому что у них абсолютный карт-бланш на использование насилия и своих полномочий и абсолютная охранная грамота перед любыми судами, перед любым законом. Поэтому, конечно, такая история для России является максимально выгодной.

Но вопрос-то в другом: зачем это нужно самому Лукашенко, ведь для него эта история не выгодна ни с каких сторон? Если Лукашенко подписывает декрет, это означает, что никакого референдума не будет, и для Лукашенко в принципе хорошо, что многие будут сомневаться в легитимности этого решения. Но это таит огромную угрозу. Это именно декрет-ловушка. Это будет такое политбюро, которое будет ждать, когда же король уйдет. Как только он подписывает этот декрет, то в стране появляются раз-два-три-четыре-пять-шесть-семь-восемь высших чиновников, которые хотят, чтобы он ушел, которые готовятся к тому, чтобы он ушел, которые готовы к тому, чтобы он ушел. Они будут точно знать, что Россия их в случае чего поддержит.

И это, конечно, создает невероятно опасный прецедент для того самого номенклатурного переворота, о котором мы много раз рассуждали. Поэтому такое решение является крайне опасным и внутри страны, и вовне страны. Более того, такое решение является крайне опасным для самого Лукашенко еще и потому, что как только он подписывает этот декрет, все начинают понимать, что он собирается уходить. Ведь двадцать с лишним лет он правил Беларусью, и ему не нужны были никакие изменения. То, что ты написал в Конституции пускай даже через фейковый референдум, все-таки ты сам говоришь: «Это принял народ, это так просто не исправить». А вот декрет, который ты подписал, можно, как завещание, переписывать по десять раз. Подписал сегодня, а завтра сказал: «Считайте его недействительным». Так что здесь Лукашенко тоже пытается оставить для себя, конечно, маневр, потому что он, конечно, сопротивляется и никуда уходить не хочет и не собирается.

Также Лукашенко заявил по поводу независимости и военных баз. Говорит: в Германии же стоят военные базы НАТО, и в Польше, но они же являются независимыми. Во-первых, должен сказать, что я абсолютный противник любых военных баз в Беларуси, то есть мне не важно, чьи — российские, натовские — ничьих здесь быть не должно. Беларусь должна стремиться к нейтралитету, как это записано в статье 18 Конституции, и мы должны всеми силами пытаться эту статью выполнять, потому что это гарантия нашей как раз-таки безопасности. Но есть все-таки принципиальное отличие, я хочу его объяснить, между базой НАТО для Польши и Германии и базы российской у нас. НАТО имеет коллективное руководство. Это огромная организация, где страны, в нее входящие, имеют право голоса. Военная база Российской Федерации — это, если хотите, прямо политическое заявление о том, что Беларусь не будет проводить никакой многовекторной политики.

В прошлом стриме мы с вами не успели обсудить призыв Латушко к Тихановской вступить в должность. Конечно, призыв крайне вредный. Говорить о вступлении в должность Тихановской — это все равно, что не просто стрелять в ногу, а выстрелить в висок. В сегодняшних «коллективный Запад», как любят говорить провластные товарищи, признал, что выборы сфальсифицированы. Это означает, что они не могут признать, что Тихановская победила. После этого как, например, той же самой Ангеле Меркель или, например, министру встречаться с Тихановской? Как с кем? Назвать президентом он ее не сможет, тогда кем будут называть? И это просто сразу понизит уровень контакта. Многие говорят: Тихановская станет как Гуайдо, имея в виду лидера оппозиции в Венесуэлле, где они тоже не согласились с итогами президентских выборов, где баллотировался Мадуро. Дорогие, не путайте. Гуайдо был в Парламенте, в Венесуэле были мэры миллионных городов оппозиционные — это совсем другая история. Поэтому сравнивать ее со Светланой даже близко нельзя.

Когда мы говорим «сдача суверенитета» — это про то, как, например, власть имущие в Беларуси сами себе отрезают возможность иметь источники финансирования не только в России или Евразийском союзе, что, по сути, та же самая Россия. Евразийский банк на этой неделе сказал: мы готовы заместить в Беларуси Европейский банк реконструкции и развития. Но это для нас это не одно и то же. Присутствие здесь ЕБРР, присутствие здесь Европейского инвестиционного банка, контакты с Международным валютным фондом — это все создает баланс, это и есть обеспечение финансовой безопасности.

То же самое происходит в ситуации, когда мы теряем рынки, когда от нас уходят западные партнеры, когда здесь сокращаются инвестиции и ни на какие другие рассчитывать не можем, кроме как из России. То же самое касается обеспечения внутренней безопасности, когда теперь нам для того, чтобы раскрывать заговоры, нужна помощь ФСБ. Это все и есть ползучее, если хотите, сокращение суверенитета.

Поэтому мы должны действовать не в таком духе, как было заявлено – «давайте вступать в должность», — а действовать в духе мобилизации общества, демонстрации своей позиции, демонстрации, что мы никуда не делись. Надо пытаться находить разные пути по отказу Чернобыльского шляха. Мы с вами понимаем, что сегодня уличная политика ставится принципиально власть имущими вне закона для того, чтобы ее можно было выжигать каленым железом. Значит, нужно идти разными путями, использовать все способы. Должны быть три вещи для того, чтобы действовать вместе. Первое — должна быть вера в победу, вера в то, что мы на правильном пути. Второй принципиальный вопрос — национальный консенсус между разными политическими силами. Он должен быть очень простым, про то, что мы хотим страну без политзаключенных, мы хотим страну, где работает закон, мы хотим сделать так, чтобы люди с разными политическими взглядами могли высказываться, не боясь последствий за это. И третье — должны работать какие-то правила. Например, простое правило — мы не подставляем друг друга, мы не говорим: вот ты правильно действуешь, ты неправильно. Давайте будем честными. Многие, кто был в движении за перемены, рассчитывали, что Лукашенко уйдет прошлом году еще. Он не ушел. Эта история откладывается.

Кроме того, что она откладывается, она ведь еще очень сильно видоизменяется, вот этот декрет-ловушка, который вчера анонсировал Лукашенко, — это же ловушка не только для него, это ловушка для всей страны. Лукашенко очень сильно завышает риски для всех, и поэтому все это отдаляет ощущение однозначной победы. Давайте продолжим хотя бы действовать вместе. Нам нужен консенсус, вера друг в друга, вера в победу и это постоянное движение вперед. Вот что должно нас сегодня объединять. И это гораздо более сильная история, чем подписать какую-то бумажку и сказать «мы едины», а потом исподтишка, как говорится, шпынять друг друга.

В эту субботу, я вам рассказывал на стриме в четверг и во вторник, общественная организация «Говори правду» и оргкомитет «Нашей партии» провели в гостинице «Пекин» большое мероприятие, больше 60 человек пришло. Мы провели конференцию про местные Советы и предстоящую местную кампанию. У нас в конце года должна быть кампания в местные выборы. И, конечно, это замечательный инструмент для участия граждан в политике, и я считаю, что его нужно использовать. Это, конечно, огромная работа, которую нам предстоит сделать, но мы создаем общественный избирательный штаб для того, чтобы помочь каждому гражданину найти свое место в предстоящей избирательной кампании и сделать так, чтобы она прошла не по замыслу властей, как всегда, а чтобы мы с вами снова увидели силу нашего общества, силу наших людей. Если вы не хотите идти кандидатом, но у вас есть какие-то профессиональные навыки, которые вы готовы применить (это касается интернета, это касается видео, это касается фото, это касается текстов, это касается просто каких-то ваших навыков или времени), присоединяйтесь к общественному избирательному штабу. В ближайшее время мы запустим страницу и можно будет просто по одному клику стать членом общественного избирательного штаба и помогать другим участвовать в избирательной кампании. Второе. Если вы думаете пойти кандидатом или вы знаете человека, который хочет пойти кандидатом, связывайте его с нами. Мы будем готовить такого человека, мы будем оказывать юридическую поддержку, мы будем делать так, чтобы сейчас он стал лидером там, где он собирается идти в эту избирательную кампанию. Я вижу, и для меня это однозначный вывод с прошлого года: политическая система Беларуси настроена на политическую апатию белорусов. Эта система работает только тогда, когда в политике участвует не больше 15-20 процентов населения страны, а все остальные сидят, как говорится, на обочине и не обращают внимания на политику. Как только мы видим массовое участие белорусов в избирательном процессе, система не срабатывает, она просто на это не рассчитана. Поэтому, конечно, власть бы хотела, чтобы все вернулось на круги своя. Чтобы белорусы снова сказали: ничего невозможно, пускай Ермошина рулит, мы будем ждать, пока ее не будет. Ну, не будет Ермошиной, будет Гайдукевич, будет еще кто-нибудь — и что изменится? Политику меняют люди, ваше участие меняет страну, неучастие не меняет. На конференции вчера, которую, кстати, можно будет посмотреть на ютюб-канале «Говори правду», Игорь Лещеня, председатель Схода народных делегатов, очень хорошо сказал: СС теми, кто лежит на диване, никаких переговоров не ведут». Это совершенная правда. Я бы добавил, что и с теми, кто занимается подписанием воззваний, бумажек, тоже не ведут. Переговоры ведут только с теми, кто действует.

В рамках Общественного избирательного штаба мы обязательно будем и выдвигать представителей в участковые комиссии, и направлять наблюдателей за выборами. Мне очень интересно, как сейчас, после прошлого года, власть будет формировать избирательные комиссии. Я уверен, что это будет гораздо тяжелее. Одна история была раньше — ты там как-то поучаствовал, на что-то там закрыл глаза, отвернулся в нужный момент, ничего не увидел, как говорится, ловкость рук и никакого мошенничества — и все, тебе премия в квартал, то сейчас люди прекрасно понимают, что, как минимум, твои соседи приходят и видят тебя. Поверьте, инструмент этого даже молчаливого общественного обсуждения — это невероятно сильная психологическая история.

Еще одна хорошая новость. Егор Лебедок, есть такой известный аналитик белорусский, отправил в белорусский архив запрос. После слов пропагандистов о том, что под бело-красно-белыми флагами расстреливали белорусов, пытали белорусов, он попросил предоставить документы или копии документов, которые бы свидетельствовали наличие пыток, расстрелов и так далее под бело-красно-белыми знаменами. И получил официальный ответ из белорусского архива, что подобных материалов у них нет. Так что можно сказать, что про пытки под бело-красно-белым флагом помнят у нас только пропагандисты. Вот Элетерн пишет: «Нацисты везде пытались использовать национальные флаги, пытаясь завоевать симпатии населения». Да, это правда, и наши симпатии они не завоевали, мы их победили, и мы при этом против того, чтобы этот флаг сегодня репрессировали вместе с людьми.

По поводу Общественного штаба, по поводу участия в избирательной кампании, по поводу действий оппозиции в условиях, когда откладывается и видоизменяется ситуация с изменением вообще власти в Беларуси. Вы знаете, есть такая река — Енисей. И она не замерзает при градусе минус 51. Знаете, почему? Из-за скорости течения. Когда вы меня спрашиваете, что же делать, я вам скажу: чтобы не замерзнуть в условиях, когда нас тут замораживают даже не градусами минус 51, только одно — двигаться еще быстрее вместе каждый день.

Спасибо большое, это был Андрей Дмитриев и «Итоговый стрим». Увидимся с вами во вторник. Напоминаю всем, кто меня смотрит из регионов, присылайте ваши новости, мы начинаем рубрику «Беларусь не только Минск», а также не забывайте лайкать, репостить, донатить и поддерживать нас, потому что мы существуем благодаря вам и вместе с вами. До свидания, спасибо большое за эфир.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *