«Сегодня происходит реальная попытка самоизоляции» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Официальный Минск умышленно нагнетает ситуацию с западными странами, надеясь повторить «фокус» 2011-2012 годов – откатить потом назад в надежде на быструю нормализацию отношений. Но коллективный Запад смотрит на ситуацию в Беларуси совсем не так, как 10 лет назад.

Конец Минского переговорного процесса по Украине и его последствия для Беларуси.

Надо понимать интересы России в Беларуси. Россия в них вкладывает миллиарды долларов и делает потому, что им важны здесь и вопросы безопасности, и вопросы логистики, и вопросы политического влияния. Нужно это понимать и понимать, что наша задача, понимая это, все равно развивать собственную страну.

Добрый вечер, друзья, десять вечера, это означает, что «Вечерний стрим», как всегда в эфире. Мы обсуждаем новости, мы обсуждаем, что происходит в стране и что делать нам для того, чтобы победа была каждый день на шаг ближе. Сегодня мы поговорим с вами про международную изоляцию, вернее, про международную самоизоляцию, которую шаг за шагом устраивает власть.

Мы начинаем стандартно с минуты солидарности. Минута солидарности — это время, когда вы можете отправлять в чаты любые символы солидарности, слова поддержки, я в это время зачитываю письмо политзаключенного. Чтобы у меня оно было, не забудьте делиться ответами политзаключенных, для этого надо писать, а писать — это, кстати, очень просто сейчас, в описании ко всем моим стримам всегда есть ссылка на сервисы, которые помогают вам не отходя от компьютера написать пару добрых слов людям, которые из-за своей позиции сегодня находятся в тюрьме.

Обычно я стараюсь следовать двум правилам, таким негласным. Во-первых, я стараюсь не читать письма известных людей, потому что, я считаю, что вы с ними и так переписываетесь, они вам и так интересны. Второе правило — я стараюсь все-таки читать письма, которые приходят вот буквально здесь и сейчас, они обычно более актуальны. Но сегодня у меня двойное исключение из этих двух правил, потому что я сегодня прочту вам письмо Виктора Бабарико, которое он отправил уже давным-давно. Почему выбрал сегодня прочитать письмо Виктора Бабарико? Потому что прямо сейчас над ним идет процесс, и как раз сегодня был его день выступать в суде, но он, сказав небольшую речь о том, что он хочет жить в стране, где действительно работает закон, отказался отвечать на вопросы суда. И, собственно говоря, он единственный, напомню, кто не признал себя виновным по тем обвинениям, которые ему предъявили, считает и настаивает на том, что преследование в отношении него развернуто по политическим мотивам.

Итак, письмо от Виктора Бабарико, вернее, часть этого письма, которое я сегодня зачитываю в минуту солидарности. Ваши символы солидарности в чате, ваши слова солидарности в письмах политзаключенным сразу после эфира, не откладывайте. Поехали.

«Добрый день. Очень радостно, что мы выходим на стабильную переписку. Я могу отвечать на каждое Ваше письмо, и это становится привычным для меня времяпрепровождением, но боюсь сглазить. Вы правильно вычислили недельную задержку в нашей переписке, хотя я уверен, что это несильно нам помешает в коммуникации. Главное, чтобы она сохранилась. Радостно знать, что со здоровьем у Вас все стабилизировалось, и остается только проблема с большим объемом работы за компьютером и написанием писем при свете настольной лампы. Надеюсь, что лампочка у Вас в лампе достаточной яркости и дает теплый свет. Работать при таком освещении я тоже любил, хотя и не писал писем, но читал много. Что касается советских мультфильмов, то тут я много чего могу посоветовать, хотя мне не очень нравились заимствованные идеи для мультфильмов типа «Ну, погоди», который с «Том и Джерри». Но нужно отдать должное тому, что многие из идей были лучше оригинала. Например, типа Винни Пух, Карлсон и тому подобные. Но есть очень классные мультфильмы с оригинальными идеями и реализацией. Я точно не помню, но есть два мультфильма, в одной стилистике, вроде крылья, ноги и хвост, и второй про крокодила, у которого родился птенец. Просто зажигательное произведение. Смайлик. Спасибо большое за Вашу уверенность в том, что раскрывшиеся и улыбнувшиеся белорусы уже никогда не захотят и не вернутся к старому».

Вот такое письмо от Виктора Бабарико. А мы сегодня с вами говорим по поводу того, что происходит в международных отношениях Беларуси и вообще, каким путем выстраиваются сейчас международные отношения.

Сегодня было совещание у Лукашенко по вопросам МИД, на котором он озвучил идею, что надо бы нам оптимизировать количество посольств. Мол, расплодилось у Беларуси посольств по всему миру, стоят дорого, а толку никакого. Знаете, я недавно в твиттере прочитал такую шутку, что в принципе достаточно оставить одного человека, который будет выборочно звонить в МИДы других стран и материться в трубку, а входящие звонки переадресовать на МИД России. И как бы горестно эта шутка не звучала, она, по-моему, очень четко отображает то, что мы видим сегодня от МИДа в публичном пространстве.

Сегодня происходит со стороны Лукашенко реальная попытка самоизоляции. Дело в том, я уверен, что и Лукашенко, и МИД, и, возможно, часть силовиков сравнивают сегодняшнюю ситуации с ситуацией 2010-2012 годов. И здесь вот какая история. Они хотят выгнать послов, чтобы, с одной стороны, сократить влияние Европейского союза в Беларуси, с другой стороны — это преподнести Российской федерации, Кремлю, типа как достижение: видите, не только с вами Запад воюет, но и с нами Запад воюет. Это усилением конфликта, если хотите, с Западом, потому что он такой есть у России, и это увеличением военного сотрудничества между Россией и Беларусью. Поэтому сегодняшнее совещание, которое провел Лукашенко, оно нацелено на вот эти две цели.

Также есть еще задача — подготовка к будущим переговорам с Европой. Как я уже сказал, многие сегодня во власти до сих пор не понимают разницы между 2010-2011 годами и сегодняшним днем. Им кажется, что вот сейчас они стабилизируют здесь ситуацию за счет возросшего уровня насилия и беззакония, а потом смогут возвращаться постепенно к политике маятника, снова говорить, например, про угрозы России, тем более, что они многократно возрастут за счет сближения, которое сейчас происходит. И таким образом пойдут к Европе. И тогда надо будет вернуть послов, и уже вроде бы пошел навстречу. Да, отпустил политзаключенных — и уже вроде бы пошел на встречу. Им кажется, что в этот раз «прокатит». Но те, кто так думают внутри власти, вы не учитываете нескольких очень важных аспектов. Во-первых, вы не учитываете абсолютно изменившуюся оценку коллективным Западом ситуации внутри Беларуси. Ведущие западные лидеры совершенно однозначно оценивают происходящее сегодня в Беларуси, как беспредел, и, собственно говоря, как угрозу европейской безопасности. Вторая история — изменившаяся политика Соединенных Штатов Америки, которая теперь будет заключаться в возвращении в повестку демократии, соблюдении прав человека, и если США вернут санкции против крупнейших белорусских предприятий, это будет очень серьезным сигналом и для Европы. Поэтому можно ожидать, что на самом деле с конца апреля — начала мая санкционное давление на Беларусь будет со стороны Запада, безусловно, только увеличиваться.

В 15-м году официальный Минск повел себя, я бы сказал, неожиданно правильно. Когда случился конфликт, Минск не встал на сторону ни России, ни Украины, а по сути занял нейтральную позицию. Если вы помните, были все эти истории, как они долго не отвечали на вопрос «Чей Крым?», делали все, чтобы не злить ни одну из сторон, делали все, чтобы говорить про мир в Восточной и Центральной Европе, и это увенчалось успехом. Это просто был прорыв, приехали Меркель, приехал тогдашний президент Олланд, приехал Путин, приехал Порошенко, договорились о работе контактной группы. И я помню, как все провластные политологи, которые сейчас кричат «ура-ура» на любое действие власти, делали тогда то же самое, кричали «ура» и говорили, что «это прорыв на западном направлении». Кстати, это так и было, потому что в какой-то момент Минск становится центром мирного урегулирования. Это очень сильно изменило отношение к Беларуси, это очень сильно изменило отношение к Лукашенко. Так вот, недавно вице-, по-моему, премьер украинского правительства сказал, что больше они в Минск на контактную группу не поедут. Если не удастся через канал ОБСЕ как-то уговорить Украину продолжать работу в этом формате — это означает конец Минского переговорного процесса по Украине. И получается, что эту ответственность официальный Минск потянуть просто не смог. И по сути сознательно, если хотите, уничтожил эту площадку. Еще недавно сам Лукашенко говорил чуть ли не про «Хельсинки-2», про то, что нужно там перезаключить новое соглашение о безопасности, а теперь уже ситуация совсем другая. И здесь тоже интересная история, потому что как бы Минск не хорохорился, как бы Макей не хорохорился, в реальности отстаивать свои интересы перед Кремлем и Макей по-настоящему, и Лукашенко могут только тогда, когда есть позитивная динамика в западной политике.

Меня спрашивают, потеряем ли мы суверенитет. Я считаю, что сегодня мы гораздо более уязвимы в этом вопросе, чем были, например, девятого августа. Мы гораздо более слабы, потому что для того, чтобы защищать суверенитет, таким странам как Беларусь, нужно всегда иметь баланс разных сил, и тогда, за счет этого баланса, за счет построения политики, которая учитывает интересы разных стран, можно выстраивать вот эту свою линию, свой суверенитет. Для Лукашенко суверенитет — это право абсолютно самому принимать любые решения на территории Беларуси, ни с кем не считаясь, ни с гражданами, ни с международными соглашениями, ни с Европой, не считаясь и с Россией. Для меня суверенитет — это, в первую очередь, работающие институты, это ситуация, где сам белорусский народ принимает решение, как ему жить дальше, и влияет на эти решения, ну и, собственно говоря, наша возможность строить свою страну. Это разные понятия суверенитетов. У него суверенитет от слова суверен, то есть кто-то там, знаете, из Средневековья, который сам решает за вассалов, как говорится, все вопросы. У меня понятие, что сувереном является народ Беларуси. И это два совершенно разных понятия и два совершенно разных взгляда на ситуацию.

«Нужна ли нам демократия как в США? — спрашивает Сергей Егоров. — Что-то я начал переживать”. Сергей, вам не надо переживать, потому что мы не США, не Германия, не Франция, не Швеция, но нам нужна демократия. Я недавно об этом думал, я абсолютно уверен, что для Беларуси лучшая демократия — это сильное самоуправление. Не сильная «вертикаль», которая неизбежно начинает разъедать страну, не абсолютная власть вышестоящего, а самоуправление. Уже во многих критических ситуациях белорусы прекрасно показали, что они способны к очень классной самоорганизации, быстрому принятию решений, перераспределению ресурсов и совместному солидарному действию. Я считаю, что и в построении будущего страны мы должны сделать ставку именно на эти качества нашего народа.

«Что Вы думаете о консолидации российских военных у границ Украины?» Я считаю, что мы должны сегодня обращениями, высказываниями любого рода, общественным мнением показывать, что Беларусь не может, не должна ни при каких условиях быть участником любого рода конфликта, который может состояться.
Сергей Егоров говорит про «отдавать кредиты». Конечно, кредиты надо отдавать, еще хорошо бы их не набирать, не проедать, а вкладывать их таким образом, чтобы они приносили новую большую прибыль, потому что вот МВФ дал очередной прогноз по экономике Беларуси, ухудшив его, и, по сути, сказав, что рост будет 0,8%. То есть де-факто это, считайте, падение в сегодняшних условиях по отношению к остальному миру, который растет гораздо быстрее. Безусловно, если бы Беларусь или белорусские власти занимали другую позицию, если бы белорусские власти миролюбиво строили, развивали отношения и с Европейским союзом, и с США, и с Россией, то у нас был бы гораздо более широкий доступ к разным финансовым инструментам, и это снижало бы процентную ставку. То есть в каком-то смысле можно сказать, что мы с вами все платим в прямом смысле этого слова дорогую цену за политику государства, потому что из-за этой политики власть может брать в кредит деньги только под очень высокие проценты, которые должны компенсировать потенциальный риск.

«Как вы планируете защититься от России после Лукашенко?» Ну, тут пока не понятно, как защищать наши интересы при Лукашенко, это, мне кажется, сейчас более актуальный вопрос. Что касается после, то я думаю, что мы просто начнем с русскими говорить друг другу правду, чего мы хотим, чего мы не хотим, где области наших интересов, то есть выстраивать серьезные, качественные, близкие двусторонние отношения. И в этом смысле я считаю, что мы можем от этих отношений получать гораздо больше, чем просто кредиты под высокие проценты, и мы можем при этом гораздо серьезнее развивать нашу экономику, которая и будет залогом и гарантом нашей самостоятельности и суверенитета. Нам надо не защищаться от России, нам надо научиться делать две вещи. Чтобы наша национальная экономика не так сильно зависела только от одного рынка сбыта, и, соответственно, национальный бизнес развивался и понимал ценность своего независимого государства. И второе, чтобы мы имели взаимовыгодное сотрудничество с Россией. Вот то, что нужно сделать. Я не думаю, что нам нужно, как кто-то мне пишет тут: «Выходить из России». Да вы что! За такие рынки борются, и нужно бороться за такие рынки, просто не ценой собственной страны. С другой стороны, надо понимать интересы России здесь, в Беларуси. Они есть, и Россия в них вкладывает миллиарды долларов и делает это не случайно, а потому что им действительно важны здесь и вопрос безопасности, и вопросы логистики, и вопрос своего политического влияния. Нужно это понимать и понимать, что наша задача, понимая это, все равно развивать собственную страну.

«Посоветуйте, как правильно бежать из страны в случае конфликта». Ой, давайте мы сейчас делать все, чтобы этого конфликта не состоялось, и чтобы не надо было никуда бежать. Белорусы, не надо бежать из страны. Я все понимаю, но здесь нужно оставаться. Без нас с вами здесь ничего не будет. Мы же видим, как вот эта ракушка схлопывается, как они хотят закрыть всю страну, заграничить ее со всех сторон, изолировать. Но понимаете, построить такой европейский КНДР невозможно. Это слишком ресурсоемко, для этого у нас просто люди не приспособлены, потому что даже те, кто выступают за Лукашенко, они хотят хорошо кушать, иметь хорошие квартиры, иметь точно такой же доступ в интернет, то есть они просто хотят такой же качественной жизни. Поэтому оставайтесь, не надо никуда бежать.

«Россия никогда не будет с нами на равных, потому что не считает нас суверенным государством, а своей территорией». Так это ж от нас зависит, понимаете? Если все, что наши чиновники могут делать, — это выпрашивать что-то, если они не способны по-настоящему взвешивать, где выгодно, где не выгодно, если мы можем залезть в бутылку из-за вопроса непринципиального и при этом можем сдавать принципиальные вопросы, такое и будет к нам отношение. Отношение формируется через того, кого они видят перед собой, как ведется разговор, какие позиции мы предъявляем, насколько мы адекватны в этих позициях. Я уверен, что как только в Беларуси будет власть, которая будет абсолютно признана народом, поверьте, совсем другой будет разговор, потому что Россия будет понимать, что ее возможности ограничены во влиянии, в том числе, на эту власть.

«Что помешает Кремлю аннексировать Беларусь после Лукашенко?» Еще раз повторяю: как раз-таки после Лукашенко, если это будет законно избранная власть, то это и будет мешать. Народ будет мешать Кремлю аннексировать Беларусь. Но я думаю, что не про это ж речь идет, не про аннексию в таком формате, как вы себе это видите: войска пришли, теперь мы территория Российской федерации. Нет, вопрос идет в нашей способности выстраивать самостоятельную политику с учетом интересов разных стран, но с учетом, а не под их полным воздействием.

Давайте возвращать многовекторную политику, давайте вместо ужесточения законов пропишем полноценное участие граждан в политике. Что делать нам в этих условиях, мы с вами обговорим ровно через два дня, в десять вечера в четверг будет «Вечерний стрим» с главным редактором «Сильных новостей», есть такой гомельский портал, Петром Кузнецовым, где мы поговорим, можно ли быть вне политики и как действовать в сегодняшних условиях. А завтра мы проводим Политшколу. Пожалуйста, подключайтесь к эфиру нашей партии, там в гостях будет единый кандидат в президенты 2006 года Александр Милинкевич, который тоже поделится своим взглядом на ситуацию, расскажет много интересного.

Спасибо вам большое за стрим, не забывайте лайкать, не забывайте писать письма политзаключенным, не забывайте делиться этим эфиром, не забывайте донатить, потому что благодаря этому мы делаем эту передачу, продвигаем ее, чтобы мы чувствовали, что мы движемся. И не забывайте, что у Беларуси нет никого кроме нас с вами. До свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *