«Белорусы невероятно упорный народ» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

День Воли становится очень важным элементом построения нашей нации, построения нашего государства. И чем больше власть будет вкладывать в разделение общества, тем более гротескно это будет выглядеть.

Власть поставила гриф «для служебного пользования» на Программу социально-экономического развития Беларуси.

МИД до сих пор не понимает качественно новую ситуацию. Им все кажется, что они играются где-то в 2011-12 году, и вот потом возьмут и легко вернутся на бывшие отношения, когда выпустят политзаключенных, и все вернется по-старому. Но правда заключается в том, что это сегодня совсем другой год и совсем другое отношение Запада.

Записана альтернативная песня для «Евровидения», называется «Emigrant version». Записала ее группа SHUMA с замечательной солисткой Русей. Пишите в Европейский вещательный союз с просьбой поставить эту песню если не в конкурс, то хотя бы в качестве какой-нибудь внеконкурсной программы.

Здравствуйте, друзья. Вижу, уже подключаются Светлогорск, Минск, Москва, очень приятно, Пинск, Кунцевщина и многие другие. Это итоговый стрим за неделю, мы поговорим о том, какие новости произошли, как нам к ним относиться, что нам с этим делать, что делать вообще нам каждый день для того, чтобы каждый день делать шаг к победе. Напомню, что меня зовут Андрей Дмитриев и для того, чтобы как можно больше людей смотрело стримы и чувствовало, что мы продолжаем, действуем и идем вперед каждый день, необходимо поставить лайк, необходимо поделиться этим видео и, конечно, необходимо по возможности задонатить, чтобы мы могли с вами работать.

Как всегда, мы начинаем с минуты солидарности, где сегодня у нас будет письмо от Витольда Ашурка. Я напомню, это сябра БНФ, человек, на суде которого вещественным доказательством, в том числе, вины признали его партийный билет, членство в официально зарегистрированной, одной из старейших политических партий страны. Итак, это письмо, которое он написал Илье Миронову, и я его сегодня читаю. В это время, пожалуйста, присылайте в чат ваши слова солидарности, ваши символы солидарности и не забудьте, что писать заключенным важно, нужно. Но также надо об этом рассказывать другим, присылать нам сюда ответы людей, чтобы я мог их зачитывать и рассказывать друзьям, знакомым, чтобы люди видели, что движение продолжается, и мы никого, никого не забываем. Итак, письмо от Витольда Ашурка.
«Вітаю Вас, паважаны Ілля! Шчыры дзякуй Вам за тую працу, што Вы робіце разам з гомельскімі валанцёрамі. Нашая салідарнасць — гэта нашая непераможная зброя. Яна аб’яднала людзей па ўсёй Беларусі. Праз сотні кіламетраў марознай завірухі мы ўсю зіму слалі адзін адному промні сардэчнай дабрыні, падтрымкі, яднання. І мы растапталі снег і сумёты, нашыя светлыя мары і надзеі завабілі вясну раней часу, і яна ідзе нам насустрач. Ляціць у чыстым і звонкім паветры красуня вясна пад бела-чырвона-белыми крыламі. Шаноўны Ілля, дзякуй Вам за ліставанне. Ведаю, што вясной у Вас будзе шмат валанцёрскай працы. Сканцэнтруйцеся на ёй, Бог дапаможа Вам і Вашым сябрам. З павагай да Вас, Вітольд».

Это было письмо от Витольда Ашурка. Я напоминаю, что писать письма очень просто, в описании ко всем моим стримам всегда есть ссылка на два ресурса, через которые вы можете легко установить контакт, дружбу с политзаключенными. Делайте это, не забывайте. Даже если каждый из тех, кто смотрит сейчас мои стримы, будет писать хотя бы одно письмо в неделю, это будут уже тысячи, тысячи писем. Делайте это и помните, что писать письма важно еще и потому, что мы таким образом не только поддерживаем политзаключенных, не только поддерживаем себя, но каждое письмо — это месседж нашему сегодняшнему политическому режиму, что мы не останавливаемся и мы идем дальше.

Главное, конечно, событие недели — День Воли. День Воли вообще в принципе стал чем-то совершенно новым, это началось не в этот раз, это началось где-то года примерно три-четыре назад, когда, собственно, стало понятно, что День Воли — это больше не просто день противостояния, а что мы на самом деле готовы воспринимать его как праздник, который объединяет. Вообще надо сказать, что хорошее гораздо больше склонно к объединению, чем какое-то негативное, так вот День Воли все больше, и больше, и больше стал праздником для сотен тысяч белорусов. И знаете, но было одно исключение, все-таки и в 17-м, и уж, тем более, в 18 году, когда был концерт прямо на площади возле Оперного театра. И даже в 19 году власть, скажем так, практически не мешала, а в 18 году даже помогала. Она реально взаимодействовала с организаторами Дня Воли. В 20 году власть по сути объявила вне закона символику Дня Воли — бело-красно-белый флаг и «Погоня».

Мы увидели выступление Александра Лукашенко в Хатыни, где он попытался провести такую нехитрую линию, что в общем все, кто за меня, наследники великой победы над фашизмом, а все, кто против меня, чуть ли не своими руками сжигали деревни. Это, конечно, ужасно, что человек, который стоит во главе государства, от которого ты ждешь, что он, наоборот, будет всех объединять, что он будет пытаться сгладить эти шероховатости, которые существуют в любом обществе, потому что это его функция, если он глава государства, он должен быть в этом заинтересован просто кровь из носу, наоборот, проводит такие жуткие, совершенно жуткие линии разделения. Но приятно, что это, конечно, совершенно не получилось, потому что сложно назвать людей, которые просто не поддерживают власть, что именно поэтому они фашисты. Это как-то странновато, мягко говоря.

Власть выкатила весь свой арсенал, как говорится, орудия идеологического и реального против людей, которые высказывают свою политическую позицию. И оказалось, что когда люди реально в большинстве своем разделяют какую-то позицию, то все равно это невозможно не заметить. И вот 25-го мы увидели такое массовое праздничное молчание. Хотя оно было не только молчанием. В этом праздничном молчании взрывались салюты, в этом праздничном молчании, конечно же, появились флаги, в этом праздничном молчании многие прогулялись по проспектам страны. В общем, это было молчание (я имею в виду, что не было концертов), но это было абсолютно очевидное ощущение, что День Воли качественно изменился. И это началось, как я уже сказал, не сегодня, но это продолжается и уже не остановить. Это больше не просто какой-то день, почему-то выбранный оппозицией. Общество приняло это все себе и, конечно же, в абсолютном большинстве понимает и считает, что это день, когда люди говорят: «Мы граждане своей страны». День Воли становится очень важным элементом построения нашей нации, построения нашего государства. Я начинаю думать, что чем больше власть будет вкладывать в это разделение, тем более гротескно оно будет выглядеть, потому что когда ты заявляешь, что огромное количество людей просто чуть ли не потомки фашистов, то тогда вопрос: «А как ты с ними 26 лет подряд жил?» Или они раньше были нормальными, а потом вдруг взяли и решили что-то там поддержать?

Поэтому я считаю, что День Воли прошел на ура. День Воли прошел в этих условиях очень хорошо. Прекрасно сработали и те белорусы, которые находятся за границей, где можно свободно вывешивать флаги и демонстрировать свою политическую позиции. И то, что белорусы и внутри страны тоже нашли возможность показать свое отношение, свою позицию, это замечательно.

Теперь, что касается субботы. Я после субботы подумал, что вот, наверное, у многих семей омоновцев должны быть проблемы, потому что мужья где-нибудь в четверг ушли в наряды, сказали, что это же мы будем оказывать активное сопротивление протестующим, три дня их не было дома, приходят, а жены говорят им: «Послушай, я тут читаю твое официальное милицейское начальство, а оно говорит: «Никаких протестов нет». Где ты был? Где ты ходил?» И поэтому, я думаю, понадобились эти сотни задержаний хоть кого-то, чтобы женам что-то сказать. Потому что иначе как это объяснить?

В субботу и сегодня в воскресенье в Беларуси прошла самая массовая выставка под открытым небом спецтехники. Люди могли ходить, гулять и смотреть на поставленную для них спецтехнику. Так обычно делали раньше на 23 февраля и 9 мая, в моем детстве, когда выкатывали военную технику, чтобы люди могли ходить, дети могли по ней полазить. У нас пока вот не дошло до того, чтобы дети могли по ней лазить, но суть уже примерно такая — выехали, постояли, показали нам, какие у них есть интересные автомобили, но больше ничего не произошло. И я хочу зачитать по этому поводу комментарии, которые получил в Телеграме. «Конечно, тема номер один, которая у всех на устах, это вчерашняя акция. Что сказать? Спасибо всем, кто вышел, а те, кто не вышел, тоже молодцы. Сейчас важно не допустить раскола, заметно, что люди, которые вчера вышли, обижены на тех, кто не вышел. Такую ситуацию надо исправлять. Перестать делать акцент на улице как основной деятельности, именно той, которая снесет режим, а понять, наконец, что как нет Дня Х, так нет и волшебной активности, которая все решит. Потому что любая активность хороша». И я считаю, что вчера белорусы продемонстрировали очень важное качество — здравый смысл. Понимаете, весь прошлый год или, скажем, вторую его половину власть постоянно отказывала в здравом смысле людям, которые выходят на улицу. Она говорила: «Все они оболваненные кукловодами, посмотрите на них, ими управляют телеграм-каналы и так далее, и так далее».

Вчерашняя суббота показала, что белорусов никто не использует, что нет никаких телеграм-каналов, которые могут, как говорится, управлять людьми. Люди используют информацию в телеграм-каналах для того, чтобы координироваться или получать новости, но все-таки решение все они принимают сами. И от этого те акции, которые были раньше, становятся еще сильнее, и еще четче становится понятно — это было реальное волеизъявление граждан. И то, что люди вчера нашли другие безопасные форматы, это очень хорошо показало. С другой стороны, те, кто на той стороне, скажем так, пытались организовать это мероприятие, очевидно, немножко не прочувствовали те изменения, которые происходят внутри Беларуси. Все-таки режим непомерно задрал планку цены, которую каждый должен заплатить в случае своего задержания. Ужасная на самом деле история, видели: идет Нина Багинская, дает интервью, и за ней хватают девушку, этой девушке дали 15 суток. Так вот в этом смысле, конечно, ситуация меняется. Это не значит, что белорусы не продолжают проявлять своей позиции. Я сегодня ехал в гости, по пути моего следования на каждом гараже, на деревьях, везде были эти бело-красно-белые флаги. Все равно люди выходили, я знаю, много по дворам, мне присылали информацию. Это означает для меня очень важный момент: белорусы оценивают ситуацию и продолжают действовать. Задача — постоянно, постоянно действовать, это могут быть разные истории, это могут быть петиции, это могут быть, вот как сейчас, например, Тихановская организовала этот сбор голосов в поддержку мирных переговоров, это могут быть любые другие инструменты, например, Сход (я в понедельник провел слушания с участием Павла Латушко, поговорили про какие-то совместные планы), это могут быть совершенно разные действия. Суть их одна: постоянная демонстрация, что большинство белорусов хотят перемен, и, конечно, с ухудшением экономической ситуации это будет только расти. Сейчас время, когда нужно обучать людей, как еще они могут продемонстрировать свою позицию для того, чтобы действительно быть и участвовать в гражданской жизни страны и все-таки не рисковать каждый раз на 100 процентов.

Улица — это один из шагов, один из инструментов. Сейчас худшее, что может быть, это если мы начнем показывать друг на друга пальцем и говорить: «Тот хороший, тот плохой, этот правильно действует, этот неправильно действует». Неправильно действуют только те, кто остается на диване и ничего не делает. В одном из интервью недавно председатель Схода Игорь Лещеня сказал, что переговоры не ведут с теми, кто сидит на диване. Мне кажется, что это такая хорошая фраза. Если мы просто с вами сидим и ругаемся, просто становимся наблюдателями, то это именно то, чего хочет сегодня власть. Поэтому я ни в коем случае не считаю, что суббота — это провал. Я считаю, что суббота — это здравый смысл. 25 люди сделали все, чтобы показать, что мы здесь есть, мы присутствуем. Вот проголосовали в «Голосе», вот запустили салюты, вот вывесили флаг… И всем понятно, что в сегодняшней ситуации — это то, на что люди готовы, это то, что нужно, безусловно, использовать.

Давайте на какие-то комментарии ваши поотвечаю…

«Насколько вы верите в версию, что Лукашенко собирается оставить вместо себя преемника, кандидатуры очень странные — Караев, Караник, Кубраков?» Я не верю в это от слова «совсем».

«Здравствуйте, надо как-то поднять настроение людям в дворовых чатах, там тишина. Как перестать бояться каждого там, может, есть идеи?» По поводу дворовых чатов как раз-таки сейчас хорошее время наступает. Говорите там на абсолютно неполитические темы. Например, сейчас тема очень простая: давайте устраивать массовые субботники. Мы это делали всегда, мы это делали годами: весной выходили, наводили порядок во дворе. Обращайтесь в ваши ЖСК, говорите, что вы хотите устроить субботник, ваши эти ТОСы, КОТОСы, которые пускай и формально, но созданы, и делайте субботники. Давайте будем искать такой формат взаимодействия. Я думаю, что можно найти форматы, которые позволяют нам действовать дальше вместе, мы будем чувствовать плечо и локоть друг друга.

Люди спрашивают: как, когда вернутся улицы, вернутся ли они? Я думаю, что, если вы будете пытаться угадать, то так никогда ничего не вернется. Мы адекватные люди, уже показали эти выходные, которые реагируют адекватно на меняющуюся среду. Мы же не можем действовать одинаково в совершенно разных, противоположных, я бы даже сказал, условиях. Со своей стороны я постараюсь в ближайших стримах много говорить, что вы можете продолжать действовать, какие у вас есть инструменты. А это инструменты, я напомню, связанные и с вступлением в общественные организации, и с действиями в рамках общественных организаций и объединений, уже зарегистрированных, и с формированием политических партий вы можете это делать, и с этими местными активностями, просто связанными с весной, и с петиционными кампаниями, которые будут показывать, какие реально наши с вами взгляды. Сегодня самое важное — демонстрировать, что белорусы продолжают быть на пути перемен и что мы все готовы дальше находить пути, как это выражать. Это очень важно.

25-го мы увидели, насколько сама власть оценивает свое положение как шаткое, как реально неустойчивое. Всем нам было понятно, что люди найдут безопасные форматы участия 25 числа, а они все равно выгнали такое количество спецтехники. Почему? С одной стороны, силовики хотят зарплат, надбавок и так далее, и так далее. Но с другой стороны, это еще делается потому, что они сегодня живут в состоянии меньшинства, окруженного большинством, и пускай они вооруженное меньшинство, а вот это большинство не вооружено и поэтому оно сегодня такое, знаете, молчащее. Я где-то читал про то, как в свое время советские танки заехали в Чехословакию, и Прага их встретила абсолютным молчанием. То есть представляете, все было закрыто: окна, ставни, двери, заведения, просто пустые улицы. Да, они не могли тогда выйти против танков (хотя потом вышли), но звенящий протест, который сегодня просто разрывает голову нашим высшим чиновникам, и они с ним ничего сделать не могут. И, конечно, все эти флаги, в «Каскаде» и так далее, только это подчеркивают. Поэтому это было очень важно — посмотреть, насколько власть не прочна, и она не в большинстве. Так что считаю, что это хороший итог.

Итог и другой: белорусы, конечно, учитывают те риски, которые появились, и мы не можем делать вид, что их нет, что типа это просто снова 9 августа 2020 года или там какое-нибудь 16 уж тем более августа. Нет, мы сегодня живем в состоянии, где власть готова использовать любые инструменты — как говорится, «иногда не до законов» — для того, чтобы задавить видимую часть протеста, в надежде, что тогда сократится и невидимая. Но это так не будет работать, поверьте мне. Более того, и видимая, она будет не исчезать, а видоизменяться. И ловить ее с каждым разом будет все сложнее.

Теперь вторая история, про которую сегодня хочу поговорить, — это секреты нашего правительства.

Первый секрет — количество смертей от ковида. Это просто засекреченная информация. А значит, нам не хотят говорить о том, каков реальный масштаб коронавируса. Посмотрите: справа Беларуси, слева Беларуси, с севера, с юга люди умирают от коронавируса, и это цифры очень серьезные, а здесь — обходит стороной. Но именно этот секрет показывает, какая сегодня власть.

Второй секрет — поставили гриф «для служебного пользования» на Программу социально-экономического развития Беларуси. В любой нормальной стране власть не просто публикует такую программу, а обычно спешит выставить ее на всех порталах, потому что это та программа, где люди максимально узнают, что их ждет. У нас засекретили. Хотя это секрет полишинеля. Понятно, что развитие там, как говорится, не предвидится, и нет никакой программы развития. Это программа социально-экономической деградации, если там честные цифры, исходя из того, что мы видим сегодня: кассовые разрывы, растущая задолженность, огромный рост кредитов в белорусской промышленности, которые выросли за месяц на 15,2 млрд рублей, и так далее, и так далее, и так далее. То есть в этом смысле сегодня главный секрет нашего правительства заключается в том, что оно не собирается ничего развивать, оно собирается осваивать бюджетные деньги. А для этого народ не нужен. Жду, когда делегатов Всебелорусского собрания начнут вызывать в Следственный комитет и допрашивать по делу о разглашении показателей социально-экономического развития, ведь они именно за этим собирались на Всебелорусское собрание, чтобы принять такую программу.

Еще один секрет нашего правительства, про который надо рассказать, это международные отношения. Мне кажется, МИД до сих пор не понимает новую качественно ситуацию. Им все кажется, что они играются где-то в 2011-12 году, и вот потом возьмут и легко вернутся на бывшие отношения, когда выпустят политзаключенных, и все вернется по-старому. Но правда заключается в том, что это сегодня совсем другой год и совсем другое отношение Запада. И одна из вещей, которой, мне кажется, добился МИД, возможно, сам того не желая, это то, что теперь концепция и рассмотрение санкций уйдет с общеевропейского уровня на уровень стран-соседей. Польша предложила на этой неделе странам Балтии, в первую очередь Литве и Латвии, рассмотреть совместный пакет санкций. Уже договориться вне стран Евросоюза. Я объясню для нашего МИДа, там у них сократили Европейский отдел, наверное, объяснить некому, поэтому постараюсь. Что это означает? Это означает, что если в случае с Европейским союзом нужно было проходить огромный этап сложных согласований, где можно было на это влиять, где можно было гораздо сильнее этому противодействовать, в том числе со стороны белорусских властей, то вот уровень национальный, он гораздо более оперативный, гораздо более свободный. Более того, в условиях, когда все европейское информационное пространство абсолютно на стороне белорусов, на стороне тех, кто кого избивают, кого сажают, то никто не будет давить на национальные правительства, чтобы они это сами не рассматривали.

Поэтому я уверен, что в ближайшее время мы увидим совершенно другие санкции. Например, Латвия на этой неделе уже объявила расширение санкционного списка, добавив туда целый ряд силовиков. Я думаю, что в ближайшее время мы увидим заявление Польши и стран Балтии, связанное, например, с закрытием корреспондентских счетов, связанное с расширением списков и со многим другим. То есть по сути, если хотите, постепенно меняется концепция давления на Лукашенко и на режим санкционного, оно теперь будет осуществляться с уровня политики национальных государств. И это, конечно, совсем другая история. Это будет другая оперативность и скорость.

Но самое гениальное — это ответ МИДа США. Честно говоря, стыдно, за то, что вот с этим будут ассоциировать Беларусь. При том неважно, кому так Беларусь бы ответила — США, России, Украине, Литве или вообще там пингвинам в Антарктиде, потому что все-таки хочется, чтобы твоя страна ассоциировалась с образованными, умными людьми, с чувством юмора каким-то хорошим, с умением вести дискуссию, а не с таким ощущением, что пацанчиков из подворотни где-то набрали и сказали: «Ну, давай, вот этим нехорошим американцам, скажи, чё ты можешь». И они на этом «чё» взяли и накидали текст, из которого ты смотришь и думаешь: «Как вообще это могло выйти из-под пера и, более того, быть подписано, поддержано министром?» А министр у себя в Инстаграме пишет: «Конституционное большинство, как ему кажется, высказалось за такой ответ». Дипломатия — это искусство, конечно, отвечать, устанавливать границы, но это все-таки искусство, когда ты умеешь говорить на сложные вопросы таким языком, чтобы не жечь мосты. Вот эта попытка белорусского МИДа просто сжечь мосты, показать «а мы вот тут все можем, что хотим», как говорится, она показывает снова же слабость. Она снова показывает их неготовность к реальной дискуссии, к реальному взаимодействию.

Я теперь понимаю, когда на это смотрю, почему наши интересы не отстаиваются по всему миру, почему мы в России не можем отстоять интересы, почему мы не можем отстоять интересы на Западе, нигде. Где, например, реальные изменения условий для белорусских товаров в Китае, про которые уже говорено-переговорено? Реальность этой недели показала, что отношения с Китаем имеют невероятное отрицательное сальдо, то есть мы закупаем у них больше, чем продаем. Хотя, казалось бы, маленькая Беларусь, по сравнению с Китаем, и при этом сальдо отрицательное. Должно быть, по идее, наоборот, огромный Китай должен покупать у Беларуси гораздо больше. Инвестиции — обещали одно, а в реальности совсем другое. Где защита интересов, например, на европейских рынках, какие продукты вы пролоббировали, чтобы там продавались? Я уж про Россию вообще молчу, только и слышим уже двадцать лет: равные условия, равные условия… Так добейтесь хоть чего-то в этом вопросе! Кто-то пошутил в твиттере, что можно МИД закрыть и оставить одного человека на исходящих, который будет рандомно звонить в МИДы других стран и материться. Я, конечно, хочу сказать МИДовским чиновникам: «Вам самим не стыдно?» Я некоторых просто знаю лично — образованные люди, люди, которые точно не могут с этим согласиться. Тут ведь вот какое дело: ты много лет работаешь хорошо и позитивно, и мы видели эту работу, например, начиная с 14 года так точно, а потом пишешь вот такое письмо, и это просто перечеркивает все, что было наработано. Где переговорная площадка по Украине в Минске? Считайте, что ее просто нет. И ее уже никогда здесь (я имею в виду, что с этой властью) не будет. А чуть ли ни год назад, казалось, что Беларусь — новый центр мирного урегулирования. Сами своими руками задушили.

Последнее про секреты нашего правительства.

Опубликована статистика, как разные страны ЕврАзЭС помогали своим гражданам. Беларусь на последнем месте. 1,4% от ВВП было направлено на поддержку людей, на поддержку общества. Это про то, что на самом деле не является для нас секретом, что про людей можно не думать с точки зрения нашего правительства.
И, конечно, история про туристов в Новогрудке. Значит, туристы оказались в РОВД, потому что туристы — это организованная группа. А организованная группа, в понимании милиционера, сразу «состав» — они ж заранее договорились, что они пойдут на экскурсию? Заранее. Их больше трех человек? Больше трех человек. Лидер есть? Есть. Все. Несанкционированное массовое шествие по городу. И при этом вот в таких условиях у нас в Минске горисполком говорит: «А мы собираемся увеличить туризм в десятки раз». Фантасты, честное слово.

И то, что безнаказанность начинает порождать вот такие жуткие, извращенные формы понимания закона — это, конечно, еще одна история про наше правительство и итоги этой недели, которые стали понятны.
Следующая новость недели для меня, конечно, — арест почетного консула в Зимбабве, невозможность его вытащить оттуда. Самое интересное здесь — это то, что к нему не пускают адвоката, на что он жалуется. Как говорится, вселенная подает тебе сигнал. Чем больше я читаю про эту историю, тем больше считаю, что в белорусскую игру, или в игру, скажем так, вокруг Беларуси, включаются новые силы. Это не публичные силы, но именно эти силы будут теперь бить по непубличной части, если хотите, белорусской власти. В первую очередь, по теневой экономике. В ближайшее время можно прогнозировать, что увеличится количество задержаний контрабанды, что в ближайшее время мы увидим, в том числе и, например, удар по теневым историям, то есть это будет постепенно-постепенно нарастать.

Из важной новости недели — Беларусь не пустили участвовать в «Евровидении». Глава БГТРК Эйсмонт сказал, что Беларусь, значит, уже победила. Такой подход поражает. То есть, Беларуси не дали провести чемпионат мира по хоккею, значит, «Динамо» (Минск) уже чемпион мира по хоккею. Не дали выступить, потому что выставляет песню, которая не подходит по конкурсному описанию, мы уже победили. Нет, вы не можете ужиться с миром, у вас все враги, вы не можете прочитать правила конкурса и написать песню, чтобы она им соответствовала. Там было четкое понимание, конкурс вне политики. И то, что послали такую группу, а не послали другую, у которой была прекрасная песня, но эта группа участвовала в протестах и активно высказывалась против насилия, говорит только об одном: сегодняшняя власть просто не способна жить с этим миром в ладу. Я уверен, что Беларусь должна быть на «Евровидении», я имею в виду не с этой группой, а в принципе.

Записана альтернативная песня для «Евровидения», называется «Emigrant version». Записала ее группа SHUMA с замечательной солисткой Русей, которую я знаю лично. Под описанием этого видео будет ссылка на ее песню, обязательно послушайте. Что я предлагаю делать? Пишите в Европейский вещательный союз, пожалуйста, все, кто может, на русском, на английском, как хотите, пишите массово, посылая эту песню, с просьбой поставить эту песню если не в конкурс, то хотя бы в качестве какой-нибудь внеконкурсной программы. Пусть подумают, как это сделать. Она замечательная, сильная, она, конечно, очень трогательная, это то, какая Беларусь сегодня. Настоящая Беларусь. Не вот эта фальшивая, лживая кучка людей, которая хочет любой ценой, любой ценой просто оставить нас в прошлом, а настоящая Беларусь, которая идет в будущее и которая переживает, чувствует, любит по-настоящему. Посмотрите сами, вам, я уверен, понравится, там прекрасные фольклорные мотивы, и поделитесь с друзьями, и напишите в Европейский вещательный союз.

«Честные люди» и НАУ завершили сбор подписей под письмом об отстранении Александра Лукашенко от власти и проведении новых выборов. По их словам, подписалось 1656 работников госуправления, теперь они начинают с ними взаимодействовать. Мы здесь, как говорится, как и с «Голосом», принимаем только на веру, но сам факт, что такая работа ведется. Более того, я уверен, что начнется скоро новая волна. Сейчас все больше станет понятно тем, кто остался внутри системы, что для них это не экстренная ситуация, по которой они живут, а вот они так теперь будут работать, жить, существовать все оставшееся время, вот сколько времени еще этому режиму отмеряно, вот столько они так будут жить. Интервью сотрудника ГУБОПиКа, который уехал на Украину, почитайте, есть на «Нашей ниве» в том числе, например, показывает, что это все-таки очень чувствительно, и они это многие прекрасно понимают. Просто некоторые делают сознательный выбор, что мы делаем ставку на существующую власть и на погоны, которые можем достать, на квартиры, на бонусы. А некоторые просто ждут, они думали, что это сейчас быстро пройдет или как-то пройдет и начнутся переговоры. Это ж вроде бы так логично. Именно поэтому, например, инициатива Тихановской нашла все-таки поддержку, потому что это логично хотеть переговоров в состоянии конфликта.

Но когда станет понятно, что это невозможно, я думаю, что начнется второй исход из власти, где кто-то будет уходить тихо, кто-то будет уходить громко, но он будет обязательно. И это тоже будет все подтачивать, конечно же, сегодняшнюю систему. Посмотрите, как Лукашенко изменил политику кадровую. Что он делает сейчас? Он не может рассчитывать и не хочет рассчитывать на людей, которые отдали сегодняшней системе всю жизнь. А знаете, почему? Потому что они для него опасны. Ведь они считают, что раз они всю жизнь отдали системе, значит, они имеют право на что-то. На что-то большее, чем этот номерок гардероба Всебелорусского собрания. Они хотят иметь право на главное — на транзит власти. Именно они сегодня ждут, что он проведет референдум, уйдет, взяв на себя весь негатив подавления протестов, и отдаст им власть, чтобы они уже могли быть полноценными правителями страны. Но такие ему сегодня не нужны. Ему нужны те молодые, которым можно за счет этой ситуации дать возможность того, что они раньше себе представить не могли — перепрыгнуть через звание, стать какому-нибудь майору на полковничью должность, какому-нибудь косноязычному дать эфир в прайм-тайме. И так далее, и так далее, и так далее. Им достаточно и этого, про власть они пока не думают. Именно на них будет делать сейчас ставку в кадровой политике Лукашенко и его окружение. А вот те, кто и правда отработал внутри системы жизнь, имеет опыт и так далее, их сейчас из системы будут выталкивать, потому что хотят слишком многого и не того.

Давайте в конце стрима поотвечаю немножко на ваши вопросы.

«Рассматриваете ли Вы и Ваша партия в настоящем коалицию с другими партиями: БНФ, БХД?» Значит, я скажу так, что сейчас есть платформа Сход народных делегатов, которых выбирают сами люди. На этой платформе есть представители разных партий — и Координационного совета, и просто неравнодушных граждан — и мне это очень нравится. Я считаю, что в таком формате гораздо лучше работать всем вместе. Я готов к совместным действиям со всеми демократическими силами, открыт предложениям, в этот понедельник прошли общественные слушания на платформе Сход с Павлом Латушко, будут и с другими, и мы будем договариваться о взаимодействии. Но в какие-то коалиции, вот прямо как коалиции партий, я сейчас в этом, честно говоря, смысла не вижу никакого. Должна быть общая большая коалиция за перемены. Она есть. И мне жаль, что есть те, кто пытаются ее раздробить каким-то образом, показать, что я вот настоящая, а вот она не настоящая.

«Ці пойдзе Лука на перамовы з народам?» Я дам сёння, можа, незвычайны адказ на гэта пытанне. Справа ў тым, што я шмат чытаю такіх фразаў: «Лукашэнка на перамовы ніколі не пойдзе». Я хачу сёння сказаць, што гэта цалкам непраўда. Лукашэнка насамрэч не хоча ісці ні на якія перамовы, і канешне, робіць усё, каб ім было няма з кім ісці на гэтыя перамовы. Як толькі нехта заяўляе пра перамовы, набірае палітычную вагу, то, безумоўна, яму адразу шлях ці ў вязніцу, ці за мяжу. Але насамрэч, калі сапраўды сітуацыя будзе вымушаць перамоваў, я ўпэўнены, што ён на іх пойдзе, бо пры тым пры ўсім, Аляксандр Лукашэнка даволі рацыянальны чалавек, ён чалавек іншых каштоўнасных поглядаў, чым мы з вамі, гэта праўда, але ўсё ж такі ён рацыянальны. Таму я лічу, што ён можа, цалкам можа пайсці на перамовы, калі іншыя шляхі будуць мець значна вышэйшыя рызыкавыя кошты для яго.

Ці знаёмы я з Лукашэнкам асабіста? Не, я з ім ніколі не сустракаўся асабіста.

Ольга пишет: «Неужели непонятно, что в Минске негласное военное положение, неужели некоторым неравнодушным непонятно, что власть может начать открытую войну против народа и неравнодушным это на руку?» Я думаю, что, конечно, никакая война нам не на руку, но давайте мы не будем брать на себя ответственность за действия, которые делает другая сторона. Мы с вами что, считаем, что там дети какие-то? Инфантилы, которые не понимают, что они делают? Почему вы постоянно пытаетесь перекинуть ответственность на людей, которые без оружия? Потому что если подходить путем, что типа это мы виноваты, что власть так реагирует, то тогда это власть виновата, что мы так продолжаем действовать. И это путь в никуда, поэтому нет никаких военных противостояний, конечно же, поэтому люди голосуют за мирные переговоры, поэтому люди ищут способы мирной демонстрации своей позиции безопасные, поэтому белорусы умудрились за полгода массовых, самых массовых в истории Беларуси продолжительных акций не разбить ни одной витрины и ничего не сломать. Нести ответственность за то, что делает власть, должна власть, а не общество. Общество несет ответственность за себя. И каждый за себя несет ответственность.

Василий Алешкевич: «Мне кажется, что существующие партии как-то не активно зовут в свои ряды. Это значит, что не время или боятся репрессий?» Василий, не буду говорить про остальных, я являюсь сопредседателем общественной организации «Говори правду», приходите, пожалуйста, и всех приглашаю к нам в ряды. Мы сейчас формируем оргкомитет, уже сформировали, работаем над созданием партии, которая называется «Наша партия». Пожалуйста, приходите в оргкомитет, наша задача сформировать группу не менее тысячи человек, которые готовы приехать и учреждать новую партию, чтобы строить ее снизу, чтобы самим писать программы, сами закладывать основы будущего народного представительства. Я вас приглашаю.

«Андрей, подскажите, как Вы оцениваете количество голосов на платформе «Голос». Много или мало?», — Андрей Чупа спрашивает. Я скажу так, я хотел бы больше, намного. Но рад, что их не намного меньше. Вот так.

Главный итог недели показал две очень важные характеристики белорусов. Во-первых, белорусы невероятно упорный народ, поэтому они продолжают. И при этом белорусы народ с невероятной способностью к здравому смыслу, к оценке своих действий, рисков и умению находить альтернативные пути. Поэтому у нас есть все шансы на победу.

Это были итоги недели с Андреем Дмитриевым. Пожалуйста, не забудьте поставить лайк, не забудьте написать комментарии, если у вас есть, не забудьте поделиться видео, не забудьте прислать донаты, чтобы мы могли развиваться, в общем, не забудьте, что победа — это не один какой-то день. Победа — это много дней, собранных вместе, когда мы с вами не остановились.

До свидания, до встречи, до следующего стрима.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *