«В страну не хотят вкладывать, потому что страшно, потому что здесь не работает ни суд, ни закон» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Чудес в экономике не бывает. Вы печатаете деньги, экономика проседает, люди, которые умеют зарабатывать, уезжают из страны и закрывают предприятия, инвестиции не приходят. Как бы Головченко не называл инвестициями кредиты, это не инвестиции. В страну не хотят вкладывать, потому что страшно, потому что здесь не работает ни суд, ни закон.

Политическая элита — это элита, которая способна иметь свою политическую волю, свое мнение. У нее есть осознание собственной самостоятельности, собственной роли и места. Ковид показал, что в Беларуси нет политической элиты. Это значит, что эту элиту должны формировать мы. Это то, что формирует общество.

Раньше у белорусов национальным консенсусом была стабильность, и Лукашенко был, если хотите, лицом этого национального консенсуса. Абсолютное большинство людей голосовало за него не потому, что он им нравился, не потому, что они были с ним согласны, но они считали, что его действия, так или иначе, лучше всего позволяют удерживать стабильность. Лукашенко сам разрушил в эти полгода этот национальный консенсус.

Всем добрый вечер, девять вечера, воскресенье. Это означает – «Вечерний стрим» итоговый. Меня зовут Андрей Дмитриев, мы с вами обсуждаем, что самое важное произошло в течение недели, как нам к этому относиться и что мы делаем для того, чтобы не сдаваться и идти к победе.

Пока мы собираемся, я, как всегда, напоминаю: пожалуйста, не забывайте ставить лайки, не забывайте делиться, не забывайте писать комментарии, это все очень важно, потому что это помогает нам привлечь внимание как можно большей аудитории, чтобы люди, которые сегодня выступают за перемены, несмотря на тяжелую ситуацию в стране, все равно видели, что единомышленников очень много и что мы с вами продолжаем и не останавливаемся, как бы иногда тяжело не было.

Как всегда, начинаем с минуты солидарности. Это время, когда я зачитываю письма от политзаключенных. Если переписываетесь с политзаключенными, пожалуйста, присылайте мне то, что они вам пишут, я с радостью это зачитаю в эфире. Также вы можете воспользоваться сервисами. Я обновил сегодня сервис, добавил еще один сервис, который называется politzek.me. Это сервис, который позволяет становиться друзьями с политзаключенными. Пишите письма, это все очень просто, легко, но зато это дает нам силы, дает им силы, дает нам всем силы.

Я ўжо бачу, што некалькі чалавек пішуць каментары па-беларуску, і, безумоўна, дазвольце сёння мне пачаць стрым з беларускай мовы, бо сёння ў нас Дзень роднай мовы. Я ўжо шмат бачу такіх допісаў кшталту, што вось, «у нас мова на адзін дзень, а ўсе астатнія дні што?» Ведаеце, ёсць жа і свята 8 сакавіка — гэта не азначае, што мы не шануем нашых жанчын, але гэта азначае, што гэта яшчэ адзін прыемны дзень, калі мы гэта падкрэсліваем, што гэта важна. Вось мне падаецца, што мова — гэта, безумоўна, важна, гэта добра, што яна развіваецца, што яна ёсць, нягледзячы на тое, што дзяржава, я б сказаў так, не тое, што не дапамагае, а наадварот, не спрыяе, каб развівалася наша родная мова. Але між тым усё роўна, як часта гэта бывае ў Беларусі, менавіта праз высілкі грамадзянскай супольнасці мы бачым развіццё мовы, мы бачым развіццё культуры, і я ўпэўнены, прыйдзе час, калі размаўляць на мове будзе проста, калі можна будзе з лёгкасцю знайсці сучасныя фільмы, перакладзеныя на мову, сучасную літаратуру, і ўсё гэта будзе не ў дзіковінку, як кажуць, а сапраўды нармальна, і ніхто не будзе на гэта зважаць такой увагі, бо ўсе будуць разумець: мова — гэта тое, што патрэбна быць, гэта тое, што мы павінны ведаць.

Сёння дзень роднай мовы, то ў хвіліну нашай салідарнасці я таксама вырашыў, што трэба знайсці ліст, які быў ад палітзняволенага па-беларуску. І сёння я прачытаю вам ліст, які прыйшоў да Ільі ад Вітольда Ашурка. Вітольд Ашурак — гэта сябра Беларускага народнага фронту з Бярозаўкі, які атрымаў пяць год калоніі. Гэта цалкам палітычны, безумоўна, прысуд. У судзе па ягонай справе партыйны білет зарэгістраваннай Партыі Беларускага народнага фронту быў доказам віны. Гэта пра тое, што сёння, канешне, суд ніякім чынам нельга лічыць сапраўды справядлівым, і ўвогуле, што ўсё гэта нейкая такая бутафорыя. Але. Ілья атрымаў ліст ад Вітольда Ашурка, які дазвольце мне зачытаць у эфіры, а вы, калі ласка, не забывайцеся і ставіць лайкі, і пісаць словы падтрымкі ў чат, але пасля стрыма абавязкова знайдзіце магчымасць пятнаццаць хвілін і напішыце ліст палітзняволеным. Ітак, паехалі.

Ліст ад Вітольда Ашурка Ілье.

«Паважаны Ілья! шчыры дзякуй вам за ліст падтрымкі і цудоўныя паштоўкі. Вы цудоўна ведаеце, што за кратамі апынулася вельмі шмат людзей. Для ўсіх ідэя вольнай Беларусі з’яўляецца каштоўнасцю, таму лісты падтрымкі такія важныя для нас. Дзякуй вам. Але гэтыя лісты падтрымкі не меньш важныя і для вас — патрыётаў, якія засталіся на волі. Ваша нязломнасць супрацьстаяць цемры і пошасці натхняе слабых і дае надзею стомленым. Перамагае толькі той, хто не здаецца. Зычу вам добрага настрою, здароўя і вытрымкі, усё астатняе — упартасць, волю да перамогі і мужнасць вы ўжо маеце. Дазвольце скончыць ліст радкамі нашай гераічнай паэткі Ларысы Геніюш: «Адзінай мэты не зракуся, і сэрца мне не задрыжыць. Як жыць — то жыць для Беларусі, а без яе — зусім не жыць». Моцна цісну вашу руку, з павагай, Вітольд. Жыве Беларусь. 4 лютага 2021 года».

Вось такі цудоўны ліст ад спадара Вітольда Ашурка, якому таксама вы, дарэчы, можаце накіраваць лісты. Калі вы баіцеся, што па-беларуску не вельмі добра пішаце, я ўпэўнены, што вы можаце напісаць і па-расейску, нічога страшнага. І ўвогуле меньш звяртайце ўвагі на ўсякія памылкі. Я вось, дарэчы, вельмі не люблю, калі пачынаюць: «Ён размаўляе з памылкамі». Ды якая розніца, трэба проста размаўляць, калі вы хочаце размаўляць па-беларуску, не саромеючыся. Не бывае такога, каб размаўляць без памылак. На мовах, на якіх размаўляеш штодня, усё роўна пастаянна нейкія памылкі робіш, а вывучыць мову, не размаўляючы на ёй, проста немагчыма. Таму, як казаў у свой час кіраўнік Таварыства беларускай мовы, калі не ведаеце, як па-беларуску будзе правільна, то лупіце на трасянцы, усё будзе добра. Так сказаў Алег Трусаў, мне падаецца. Таму, карацей, не саромейцеся, размаўляйце. Усіх з Днём роднай мовы, і мы пераходзім да сёняшніх тэмаў.
Я уже перейду на русский язык. Мы сегодня решили сделать небольшой эксперимент. Я сейчас в чат брошу ссылку. Это ссылка на эфир, который сейчас идет. Если вы хотите стать гостем эфира, высказать какие-то свои мысли по итогу недели, то, пожалуйста, заходите. Я буду давать вам возможность выходить в эфир, мы будем обсуждать итоги недели в прямом эфире. Не стесняйтесь.

Начнём мы с одного приятного момента. Только что закончился Чемпионат мира по биатлону, где единственную бронзовую медаль получила биатлонистка Анна Сола. Дело в том, что Анна Сола является единственным спортсменом, который не подписал провластное письмо. Я, во-первых, хочу поздравить Анну с этой медалью и нас всех с этой медалью. Спасибо, Анна, вам большое. А во-вторых, хочу сказать: видите, какая история? Идеологи оказываются абсолютно бессильными, когда речь идет про честные соревнования. Ребята, меньше думайте про идеологов, меньше подписывайте ненужных писем, больше тренировок, сохраняйте дух, сохраняйте силу, потому что в спорте есть то, чего мы сегодня пытаемся добиться в политике — честные соревнования, честные правила игры, где победить должен сильнейший, а не тот, у кого в руках оказался пистолет, дубинка и наряд омоновцев.

Экономические итоги этой недели. Во-первых, совершенно понятно, что власть постепенно готовится к росту инфляции. Был подписан указ о курсовых разницах, который на самом деле призван смягчить удар инфляции для бизнеса. С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, это означает, что чудес в экономике не бывает. Вы печатаете деньги, экономика вся проседает, люди, которые умеют зарабатывать, уезжают из страны и закрывают предприятия, инвестиции не приходят. Как бы Головченко не называл инвестициями кредиты, это не инвестиции. В страну не хотят вкладывать, потому что страшно. Потому что здесь не работает ни суд, ни закон, ни, собственно говоря, ничего. И понятно, что инвесторы боятся, о чем, кстати, на этой неделе сказал даже замглавы Национального банка, что теперь некоторые инвесторы банковской среды воспринимают страновой риск как реальную угрозу. Во всей этой истории понятно, что если при этом будут печатать деньги, чтобы поддерживать убыточные предприятия, то неизбежно инфляция будет расти.

Вообще-то она уже растет. Напомню, что еще недавно доллар стоил два рубля, а теперь это два и пять. Так незаметно, копеечка к копеечке, мы увидели рост на очень большую сумму. Если бы он был одномоментным, то поверьте, все бы снова побежали в магазины быстренько что-то покупать. Его растянули. Но все равно семь процентов — это очень высоко, а по целым группам товаров рост цен гораздо больше. И он будет еще выше, потому что сдерживать его невозможно, потому что деньги печатают. Это означает — будьте готовы к инфляции. Доходы в рублях или вклады в рублях будут обесцениваться — это сто процентов. Тем более, что на этой неделе Национальный банк так и не смог принять решение по ставке рефинансирования. То есть, они зажаты в ловушку. Мы с вами это обсуждали на стриме, по-моему, от четверга прошлого, где четко говорили, как мы попали в ловушку между, с одной стороны, интересами банков, которые хотят, чтобы процент вклада был выше, чем рост инфляции, а с другой стороны — интересами крупных предприятий, которые даже по этой процентной ставке не способны возвращать кредит. Так что впереди непростые времена.

Цены растут на все. Цены растут также и на лекарства, и Комитет государственного контроля заявил, что будет наказывать аптеки, у которых выросли цены после повышения НДС. Но правда заключается в том, что в Беларуси цены на лекарства формируются совершенно жутким образом. Для того, чтобы поддержать якобы отечественного производителя, взвинчиваются цены на все импортные лекарства, которые очень часто как раз-таки нужны, особенно при каких-то серьезных заболеваниях — люди предпочитают покупать именно их. Так вот, Комитет госконтроля вместо того, чтобы наказать правительство, которое ведет к таким решениям, предпочитает наказывать тех, кто занимается реализацией, потому что это самое простое. Кто виноват, что все дорого? Ну, понятно — вот эти бизнесмены, ипэшники и так далее, и так далее. И отсюда появляются такие безумные идеи, как увеличить налоговые ставки для ИП.

На прошлой неделе народ получил ЖКХ и увидел, что там рост до 30 процентов. Напомню, в прошлом году мы обращались к министерству ЖКХ и долго с ними спорили, нам сказали: «Выше пяти процентов в месяц роста тарифов не будет». И смешно читать, когда они говорят, что это все из-за того, что очень холодная зима. Во-первых, зима не такая уж очень холодная. Во-вторых, я видел и много раз в своей жизни, как государство увеличивает цены, но с трудом могу вспомнить примеры, когда цены откатываются назад, поэтому почти уверен, что то, что мы увидели сейчас, это на самом деле целенаправленная политика. Просто денег брать неоткуда.

Вот мне написали: «Госконтроль, как и государство, всегда обещают снизить цены, чтобы снизить недовольство народа, а на самом деле остается все, как есть». Я напомню, что и Федерация профсоюзов Беларуси, которая официально пролукашенковская, когда провели деноминацию, сказала: теперь мы будем следить, чтобы никакие цены не поднялись. И я недавно подумал: 2 рубля сейчас и 20 тысяч тогда — насколько это разная покупательная способность. Поэтому, если ты слышишь, что тебе что-то обещают товарищи из власти — готовься к худшему.

Экономика продолжает быть зеркалом, которое отражает реальную действительность, ее в тюрьму не посадишь, дубинкой не забьешь. Конечно, можно напечатать денег, конечно, можно взять денег в России. Кому интересно мнение по отношениям с Россией, я предлагаю вам посмотреть «Вечерний стрим» от пятницы. Ко мне в гости приходил дипломат Игорь Лещеня, мы с ним подробно поговорили о том, какие отношения с Россией сегодня, чего может хотеть Лукашенко. Понятно, что вся система построена сегодня до примитивного просто. Одолжили, проели, одолжили, чтобы отдать и немножечко проесть. Потом снова одолжили, чтобы отдать и немножечко проесть. Система простая, пока функционирует. Хватает начальникам и на ОМОН, а больше кому еще нужно?

На прошлой неделе Румас дал интервью. Я не смог отделаться от впечатлений, что такие слова уже видел, уже слышал. И я, конечно, говорю о Викторе Бабарико, когда он только-только начинал свою избирательную кампанию. Он тоже говорил, что много профессионалов с той стороны, что разберутся люди и так далее, и так далее. Я не думаю, что Румас наивный, хотя бы потому, что в отличие от Виктора Бабарико, он пошел не на президентские выборы, а полетел в Лондон и говорит, что не собирается пока возвращаться. Но сам факт, что Румас всеми руками отстраняется от политики, очень показательный. Румас никаких публичных заявлений делать не готов, боится, как огня, быть возле политики.

После того, как они все молчали во время ковида, в первую волну, конечно, я, как и многие, переосмыслили, есть ли в Беларуси политическая элита. Если ты чиновник даже очень высокого ранга — это еще не значит, что ты политическая элита. Политическая элита — это элита, которая способна иметь свою политическую волю, свое мнение. Она может подчиняться верховному руководителю, не подчиняться. Она может, подчиняясь, все равно продвигать какие-то серьезные решения, свое видение. У нее есть осознание собственной самостоятельности, собственной роли и места. Ковид показал, что у них нет этого. Тебя поставят на МИД, надо будет строить отношения с Европой — и ты будешь либерал и европеец. Изменилась ситуация — и ты говоришь про фашиствующую демократию и что другого пути, кроме как союз с Россией, у нас нет. Когда пришел коронавирус и речь касалась реально жизни людей, все молчали. И для меня на этом моменте ставится точка, потому что в Беларуси нет политической элиты. Это значит, что эту элиту должны формировать мы. Это то, что формирует общество. И сегодня этот процесс идет, конечно, полным ходом. Власть его пытается максимально останавливать, потому что это реальная прямая политическая конкуренция, но я не думаю, что это возможно остановить. Это непросто, у нас нет такого опыта, мы только начинаем, но в любом случае сам процесс очевиден.

Ирина пишет: «Лукашенко уже подписал договор на переброску транзита нефти через российские порты, на Усть-Лугу». Конечно, это была подготовка к встрече с Путиным. Я сегодня не буду про нее говорить, давайте подождем, что будет завтра. Завтра в эфире у меня здесь будет Владимир Рыжков — это российский политик, мы с ним обсудим итоги визита Лукашенко в Россию. Может быть, он нам расскажет какие-нибудь инсайды. Нет, извините, не завтра, во вторник в 10 вечера включайтесь в наш эфир, и мы поговорим про итоги визита Лукашенко в Россию.

Сход народных представителей — очень важный шаг, начало процесса внутренней легитимности. Люди голосовали и выбирали своих представителей. Проголосовало почти 90 тысяч, и я сейчас слышу: «Ой, мало». Слушайте, представьте себе год назад, что где-то в онлайне проголосовало 90 тысяч да еще под таким катком репрессий — это очень хорошо. В это воскресенье произошло первое заседание Схода, вы можете найти у меня на канале. Есть ссылка на трансляцию всего заседания, оно длилось три часа, пока что это просто много выступлений с озвучиванием разных позиций. Но сам факт, что есть попытка сформировать альтернативный политический класс, который представлял бы интересы людей — это невероятно важно для движения вперёд.

Что сможет Сход? Я, честно говоря, не верю, что сейчас Сход может идти на переговоры с властью. Во-первых, власть не собирается ни с кем вести переговоров, даже с такими людьми, как, например, Воскресенский, Канопацкая. Александр Лукашенко ответил каждому — и Воскресенскому, и Канопацкой, — что все, о чем они говорят — и развитие партий, и свобода политзаключенным, и бело-красно-белый флаг — это ничего не будет сделано. Поэтому я думаю, что сегодня власть не будет вести никакого диалога. Но диалог нужен внутри общества. Мы с Лещеней в пятницу очень много про это говорили и как это может работать. Поэтому смотрите обязательно эфир от пятницы, который называется «Общество действия», там хорошо про это сказано. Но первый день показал: абсолютное большинство делегатов настроены на долгую и очень серьезную работу. Для этого сегодня есть главный инструмент — объединение людей, объединение общества. Раз власть стало в позу «ничего не слышу, ничего не знаю, ничего никому не должна», как мы это уже видели, это означает, что должны делать мы.

Впереди в Беларуси местные выборы, они будут уже буквально через полгода начинаться. К этому стоит серьезно готовиться. Мы должны выставить кандидатов. Всего по стране порядка трех с половиной тысяч более-менее серьезных округов, я говорю сейчас про райсовет и областной совет. Мы начинаем подготовку к этим выборам, чтобы выставить максимальное количество депутатов и сделать это большой национальной кампанией за перемены. Эти процессы вместе с повесткой, которую формирует Сход, с общественной кампанией, где каждый сможет найти свою возможность участия — собирать подписи, продвигать в интернете важные вопросы, писать запросы в госорганы, озвучивать серьезный запрос от общества на всех уровнях и участвовать в выборах — это то, что сегодня крайне нужно белорусскому обществу, чтобы сформировать свою, альтернативную политическую элиту, способную не только кивать и аплодировать и записывать в блокнот, но и реально представлять интересы граждан.

Кому-то интересно заниматься вопросами борьбы реально с повышением цен — давайте делать общественную кампанию по этому поводу, где мы будем объяснять людям, как формируются цены, где будем давить и душить органы, чтобы они реально контролировали цены и реально отвечали за свои слова. Давайте будем работать над условиями для бизнеса, чтобы он мог жить в более комфортных условиях и, соответственно, снижать цены. Кому-то интересна тема политзаключенных. Значит, пускай формирует группу, предлагает общественные кампании по политзаключенным. Могут быть разные кампании, но важно, чтобы они затрагивали совершенно разные интересы общества и все вместе складывались в один очень важный пазл, где общество говорит: «У нас есть свои интересы, мы имеем абсолютное право эти интересы озвучивать, а власть обязана их слышать, а отвечать на это и следовать тому, что мы говорим.

Позавчера был последний день, когда можно было отправлять письма в Комитет по правам человека ООН, где рассказывать о том, если вы подвергались репрессиям или кто-то из ваших знакомых подвергся репрессиям. Это тоже важный инструмент на будущее, как говорится. Потому что на этой неделе, к сожалению, было несколько новостей тяжелых — отказ в возбуждении дела по Вихору, отказ в возбуждении дела по Тарайковскому, потом мы узнали, что в Геннадия Шутова стреляли, это в Бресте, военные, но он проходит обвиняемым по этому делу. Также началось уголовное дело по Бондаренко, хотя уже заранее заявили, что, ой, силовики здесь ни причастны. Это очень важный момент, который все должны хорошо понимать. Я не знаю, когда это случится — через год, через два, через пять, — но эти фамилии, эти вещи будут расследованы, будут осуждены, и будет наказание. И с этим ничего не сделаешь, потому что это стало, по сути, общественным консенсусом. Раньше у белорусов национальным консенсусом была стабильность, и Лукашенко был, если хотите, лицом этого национального консенсуса. Абсолютное большинство людей голосовало за него не потому, что он им нравился, не потому, что они были с ним согласны, но они считали, что его действия, так или иначе, лучше всего позволяют удерживать стабильность. Лукашенко сам разрушил в эти полгода этот национальный консенсус. Он сделал все, чтобы думающая, активная часть белорусов поняла, что он не может быть гарантом этой стабильности, потому что в его формате стабильность, или единство, как они это сейчас называют, — это когда все несогласные молчат, или сидят, или уехали из страны, а власть делает все, что хочет, и на это никак невозможно повлиять. С этим никто никогда не согласится. Можно, конечно, заставить людей снять бело-красно-белый флаг с окна, но нельзя заставить принять это как норму. И не получится это сделать, поэтому общество, как оно формирует параллельно политический класс, так оно параллельно сейчас формирует новый консенсус. Так вот новый консенсус белорусов, я уверен, включает в себя понятие восстановления законности. А восстановление законности практически невозможно без осуждения по очень конкретным вопросам и очень конкретным примерам. Я не уверен, скажу вам честно, что когда сменится система, все, кто бил, омоновцы, все будут осуждены. Но я абсолютно уверен, что все вопросы будут расследованы. Это сделает любая власть. Даже если уйдет Лукашенко и на его место встанут его же люди, то через какое-то время они сами это сделают, потому что им нужно будет повесить это на кого-то и сказать: «Нет, мы к этому не имеем отношения». А уж если к власти придет движение за перемены, то это будет сделано сто процентов.

Значит, расскажу немножко про следующую неделю. Я готовлю встречу с главой Представительства ЕС в Минске. Собираюсь дальше продвигать идею о доступе белорусов к вакцинам от ковида, в том числе европейским. Второе, конечно, Европа должна больше открывать возможностей для белорусов уже сегодня. Также будем обсуждать, конечно, и вопросы политзаключенных. Также скажу про первый опыт работы Схода. Надеюсь, что такие встречи, в том числе, помогают подвинуться ближе к нашей победе.

«Андрей, прокомментируйте раскол штаба из-за разных позиций». Я крайне негативно отношусь к тому, что эмигрантские круги иногда вываливают на нас какие-то свои недоразумения. То, что недоразумения есть — это нормально, это нормальный рабочий процесс. Но то, что это вываливается в публичную сферу, я считаю, это признак болезни. Эту несогласованность между эмигрантскими кругами должны решить в ближайшее время. Пускай встречаются, разговаривают, ругаются, посылают друг друга по матушке за закрытыми дверьми, но выходят и действуют в одном направлении. Так работает демократия — ты разговариваешь, слушаешь друг друга, вы принимаете решение, пошли делать. Потом на каком-то этапе остановились, проанализировали, снова пошли делать. Это, может, прописные истины, но они сегодня очень важны. Я прямо вижу, как власть потирает ручки, потому что это война — сто шагов назад.

Мне многие пишут про последнее интервью Тихановской, где она сказала, что «мы проиграли улицу». И снова начали говорить: как все ужасно и так далее, и так далее. Во-первых, давайте будем честными, всем понятно, что морозы и невероятный поток репрессий немножечко заставил людей притормозить. Но люди пошли в других направлениях, люди делают много чего другого. Это нельзя критиковать публично. Это нормально — адаптироваться к ситуации. Глупо, совсем уже не думая, бежать с саблей на танк. Мне не понравилось это выражение Светланы, надо более быть аккуратными, хотя и не считаю, что это очень критично. Но, пожалуйста, давайте перестанем выяснять отношения в публичном пространстве. В публичном пространстве можно говорить только о том, что мы делаем, что мы собираемся делать, анализировать, почему что-то не получилось, и понимать, что это нормально, не могут все планы быть реализованы. Это нормально — сделал, проанализировал, пошел дальше. И поддерживать друг друга — это то, что сегодня нас ведет вперед.

Спрашивают: «Мне кажется, что Макар считает недопустимыми жертвы». Макар сам находится за границей. Он не находится здесь в Беларуси в какой-нибудь глуши. Перейди дорогу, приди в штаб, поговори со Светланой или там с кем-то, найдите общую точку зрения. Когда я вижу, как Карач, Макар, кто-то там от Тихановской или от «Страны для жизни», все находящиеся за границей, начинают перекидываться этими маленькими мячиками с острыми шипами, то я понимаю, что это подмена деятельности. Давайте, еще раз говорю, спорить или дискутировать только об одном — что мы собираемся делать. И быть благодарными каждому, кто продолжает. Это сегодня невероятно важно.

На следующей неделе мы планируем выход в эфир в таком формате. Вторник, четверг в десять вечера будут два стрима. В пятницу не будет стрима, но мы в 10 вечера сразу начнем неформальное человеческое общение, которое обычно было после стрима. И в воскресенье в 9 вечера мы подведем итоги недели. Если вдруг что экстраординарное, то тогда, соответственно, мы с вами обязательно выйдем в стрим раньше. Пожалуйста, не забывайте ставить лайки, перепощивать видео, не забывайте донатить, это нас тоже очень сильно поддерживает.

Мы продолжаем развитие нашей политической партии, в ближайшее время собираюсь начать поездки по регионам. Так что планов много, хотя никогда не знаешь, каким будет следующий день.

На этом сегодня хочу закончить. Это была еще одна неделя из наших темных времен, когда мы не перестали действовать. Спасибо вам большое. Меня зовут Андрей Дмитриев, до встречи во вторник, в 10 вечера. До свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *