Если бы этот форум был действительно диалоговой площадкой, мы бы увидели другие выступления (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Главное, что Лукашенко попытался объяснить на второй день делегатам, это, во-первых, вы можете очень быстро оказаться не среди делегатов, а среди тех, у кого сегодня не хватает матрасов в камерах. И второе, что ваша задача объяснить мне, доказать мне, что никакой передачи власти быть не должно, никаких изменений быть не должно.

Эти два дня – первая серьезная предвыборная речь Александра Лукашенко. У нас прошла избирательная кампания, где он не говорил ничего. Прошло полгода протестов, где он тоже, по сути, не объяснял, что мы делаем, куда мы идем. И Лукашенко хорошо в этот раз объяснил, как он себе видит будущее. И программу его я назвал для себя так: отнять, не делить, запугать.

Объявлена зачистка политического поля. Есть что-то общее у Лукашенко и всех участников Всебелорусского схода — невероятный страх перед конкуренцией. Сам Лукашенко избегает конкуренции, сидящие в зале боятся конкуренции, потому что перемены именно к ней приведут, что в экономике, что в политике, что среди чиновников.

Если бы этот форум был действительно диалоговой площадкой, то мы бы увидели совсем другие выступления, увидели действительную критику, мы бы увидели доклады о реальном положении дел на местах, мы бы увидели реальные рабочие группы, а не просто номинальное действие. Так что, как говорится, политика — это, в понимании Лукашенко, он, он и только он.

Не рискнули признать бело-красно-белый флаг экстремистским. Это действительно достижение белорусского общества, что мы отстояли свой флаг. Мы все знаем, что этот вопрос могли рассматривать. Мы все понимаем, что только огромная волна солидарности привела их к мысли, что не надо сейчас этого делать.

Так или иначе Лукашенко не сказал: «Я остаюсь, буду баллотироваться на новый срок, я здесь навсегда…» Конечно, он хочет это сказать. Но не может. Этого тоже добились мы.

Всем добрый вечер, 10 вечера, пятница, «Вечерний стрим». Меня зовут Андрей Дмитриев, мы с вами обсуждаем новости, которые пережили за этот день, и обсуждаем нашу реакцию на них. Начинаем с проверки связи. Скажите, пожалуйста, как видно, как слышно? Гомель, здравствуйте, Могилев, Светлогорск, Барановичи, Минск, Сморгонь, Волковыск, снова Могилев, Брест, Минск, Фаниполь, Крупки, Вороново, Гродно. В общем, как всегда, вся Беларусь у нас присоединяется.

Начинаем стандартно, с минуты солидарности. Обычно в пятницу спрашиваю вас, с кем, вы считаете, сегодня нужно проявить солидарность, с кем, вы считаете, сегодня нам важно быть едиными? Давайте ваши варианты в чате, и мы выберем, кто сегодня получит нашу волну солидарности.

Вот нам предлагают — с семьями политзаключенных, с предпринимателями… И вы знаете, я даже не буду долго ждать. Я сегодня выберу солидарность с предпринимателями, солидарность с бизнесом, который давят, душат. Сегодня наши с вами слова посылаются всем бизнесменам, особенно тем, кто пострадал за свою политическую позицию, особенно тем, кто вынужден был уехать, закрыть бизнес, в общем, собственно говоря, пожертвовать своим делом из-за того, что не собирается жить в стране, где людей унижают, растаптывают их достоинство. С вами сегодня наша солидарность.

Минута солидарности с предпринимателями, поехали.

Спасибо за ваши символы солидарности, а я напомню, что, кстати, проявлять солидарность с предпринимателями можно не только тем, что вы сейчас посылаете ваши символы солидарности, но и тем, что, например, приоритетно покупать что-то, брать что-то у предпринимателей, чью репутацию мы с вами знаем и понимаем. Помните, раньше была такая попытка, например, сказать, какие товары или какие производители поддерживают Лукашенко, а какие, как минимум, нейтральны. Не поленитесь пойти не в огромный супермаркет, а именно к ним и поддержать их вашим рублем и, собственно говоря, в том числе таким образом показать, что они для вас ценны. Это тоже формат солидарности, который я предлагаю вам проявлять.

Знаете, сегодня я понял, для чего нужен второй день на Всебелорусском собрании — для того, чтобы объяснить им то, что они не поняли на дне первом. И самое главное из того, что они не поняли, касается очень простой вещи. Вообще-то, когда он говорит им про переходный период и про то, что он собирается передавать кому-то власть, их задача не одобрительно молчать, их задача — выходить, говорить и спорить с ним. И говорить, что этого не надо делать. И он это много раз вчера подчеркивал.

И сегодня мы увидели совсем другого Лукашенко – злого. Реально злой человек пришел, и он в какой-то момент перестал намекать и стал говорить напрямую. Более того, в какой-то момент он даже говорит им, что в политике могут исполосовать ни за что. И это, конечно, прямая угроза: полезете в политику — смотрите, исполосуют ни за что. И, конечно, я уверен, что Лукашенко оказался абсолютно недоволен этими делегатами, ну, кроме полковника, который выскочил ему руку пожать. Но глобально-то делегаты сидели и молчали, глобально они не показали своего желания, чтобы Лукашенко оставался бесконечно у власти, даже особенно не благодарили, я вам хочу сказать. Они все пассивны. Он постоянно им говорит: «Будьте активны, как я». Даже рассказывает им пример, что вот он поехал в БГУ, там выступил, и сразу пятьдесят процентов рейтинг. Почему вы так не можете? Это его, конечно, абсолютно не устраивает.

Я бы сказал так: главное, что Лукашенко попытался объяснить на второй день делегатам, это, во-первых, вы можете очень быстро оказаться не среди делегатов, а среди тех, у кого сегодня не хватает матрасов в камерах. И второе, что ваша задача объяснить мне, доказать мне, что никакой передачи власти быть не должно, никаких изменений быть не должно.

Но с другой стороны надо сказать, что эти два дня – это, по сути, первая серьезная предвыборная речь Александра Лукашенко. У нас прошла избирательная кампания, где он не говорил ничего. Прошло полгода протестов, где он тоже, по сути, не объяснял, что мы делаем-то, куда мы идем. И Лукашенко, мне кажется, хорошо в этот раз объяснил, как он себе видит будущее. И программу я назвал для себя так: отнять, не делить, запугать. И не удивительно, что после таких вещей (я сегодня читал статистику) на 21 процент уменьшилось количество тех, кто хочет открыть собственное дело. Ты открываешь собственное дело, впахиваешь, на своем горбу все это тащишь, платишь налоги, а тебе еще говорят, что ты еще, оказывается, должен.

Вот, например, Головченко говорит: у нас есть гениальный план на 200 миллиардов. Я хочу сказать, что наше правительство умеет строить гениальные планы на осваивание больших сумм денег, которых у них нет, и потом через это вгонять в еще большие долги, рассказывая, как классно они эти деньги освоили. Головченко говорит, что надо будет прокредитоваться. Но кредитов особенно не дадут, поэтому отнять — является и будет самым главным.

А у кого можно отнять? У двух категорий людей. Первое — у части номенклатуры, которую можно через разные инструменты показать, что она недостаточно лояльна, и за это ее наказывают. И второе — конечно же, у бизнесменов. Мне вот многие сейчас пишут про «GREEN», что вот его собираются закрывать. Я думаю, что «GREEN» не будут закрывать, но мы можем увидеть изменения в собственниках. Это передел капитала, передел рынка.

Знаете, умеет, надо сказать, Александр Лукашенко, показать цели, показать путь. Я считаю показателем цели, конечно, стала история про то, что ищите кнопочные телефоны. Это рассказано через историю, что айфоны все прослушиваются и так далее. Эволюция, про которую нам рассказывают, оказывается, двигается наоборот, она двигается от смартфона к кнопочному телефону. А вы знаете, чем хорош кнопочный телефон? Почему Лукашенко так нравится кнопочный телефон? Очень просто, в них нет интернета. В них вы не будете черпать непонятно какую информацию. В них вы будете просто звонить, и это будут прослушивать свои местные спецслужбы. Идеальный вариант. А ведь если вы смотрите интернет, тогда вы уже не наши люди.

Спрашивают: «Так что с иностранными инвестициями и вообще с иностранными предприятиями?» Ничего, не будет никаких инвестиций. Ну кто сюда будет инвестировать? Будем сами в себя инвестировать. Напечатаем деньги, за счет граждан и инфляции проинвестируем в какой-нибудь очередной безумный проект. Мне в этом смысле сегодня понравилось выступление молодого парня, слесаря, как он был представлен, из БМЗ, который рассказывал, что они не поддались на провокации про стачку и сохранили все контракты. Конечно, очень приятно этому молодому человеку говорить в зале, где ему никто не может ответить. Надо было бы ввести слово «БМЗ» в поисковик, и вы, молодой человек, узнали бы, что вообще-то работаете на заводе с огромными долгами, на заводе, который не способен сам себе выплачивать зарплату. Потратили, я читал, в 18 году миллиарды на модернизацию БМЗ. И где результат? Где растущая прибыль БМЗ? А сейчас нужно вложить еще 600 миллионов, 640, по-моему, миллионов, чтобы закрыть долги БМЗ.

Поэтому вы, молодой человек, слесарь с БМЗ, должны очень хорошо понимать, что вопрос не в стачке, и не она мешает развиваться вашему предприятию, а мешает то, что все управление, которое сегодня есть, приводит к огромным долгам вашего предприятия. Это никуда не денется, это надо будет закрывать, продавать, и вас будут увольнять. И кстати, в момент, когда вас будут увольнять, вы вдруг узнаете, что прав-то у вас никаких нет. Почему? Потому что вы вместо того, чтобы обсуждать реальные проблемы страны, рапортовали по-комсомольски бодро о том, как вы готовы крушить и клеветать.

Про политику тоже было много сегодня сказано и гораздо честнее, чем вчера. Во-первых, конечно, объявлена зачистка политического поля. Надо сказать, есть что-то общее у Лукашенко и всех участников Всебелорусского схода, в том числе, кстати, и Гайдукевича. Знаете, что? Невероятный страх перед конкуренцией. Сам Лукашенко избегает конкуренции, сидящие там боятся конкуренции, потому что перемены именно к ней приведут, что в экономике, что в политике, что среди чиновников. Ведь мы за что сегодня выступаем? Я, например, выступаю за то, чтобы был открытый конкурс на большинство чиновничьих должностей. Открытый конкурс — это означает, что многие из них просто будут потеснены другими людьми. Поэтому первое, что сегодня объявили, что произойдет зачистка политического поля, по-другому они построить свои партии не могут. У нас же депутат в парламенте не интересы округа представляет, а его главная задача — это объяснить избирателю позицию государства. А что такое позиция государства? Позиция Лукашенко в данном случае. Поэтому и партии тоже, как нам это говорят, слабые, плохие, и, конечно, к ним не нужно переходить. В общем, оставим все, как есть, только еще больше ослабим общество отсутствием хоть каких-то политических институтов. Мне еще очень понравилось, когда начали говорить, что партии перерегистрируйте, но людей предупредите, чтобы смотрели, куда вступать. В общем — не лезьте вы в никакую политику, вот формат участия, который сегодня для власти является единственно приемлемым.

Огромное количество людей, которое никого, кроме себя не представляют, приехали на двухдневное мероприятие, где они сидят и слушают, и потом их задача — уехать и максимально близко к источнику пересказать это у себя в коллективах. Политика на этом закончилась. А должно было быть наоборот. Если бы этот форум был действительно диалоговой площадкой, то мы бы увидели совсем другие выступления, увидели действительную критику, мы бы увидели доклады о реальном положении дел на местах, мы бы увидели реальные рабочие группы, а не просто номинальное действие. Так что, как говорится, политика — это, в понимании Лукашенко, он, он и только он.

Я считаю, что Беларуси нужен президент, который не будет отрекаться от собственного народа просто на том основании, что это народ с разными точками зрения. Но если у нас никаких прав, то какого черта мы вам платим налоги? Живите за свой счет. А как только мы говорим, что хотим знать, куда идут эти налоги, более того, влиять на то, куда они идут, и распоряжаться ими, нам говорят: «Вы дети, вы не понимаете». Очень удобная позиция, говорящая лишь о том, что это лицемерие, а не реальное отношение к людям.

Пару еще вещей, которые мы не услышали на этом Сходе, и которые, я считаю, и являются нашим с вами достижением. Первое — это признать бело-красно-белый флаг экстремистским. Это действительно достижение белорусского общества, что мы отстояли свой флаг. Мы все знаем, что этот вопрос могли рассматривать. Мы все понимаем, что только огромная волна солидарности привела их к мысли, что не надо сейчас этого делать, потому что тогда люди действительно выйдут.

Второе, что я считаю, мы с вами добились. Вы знаете, так или иначе не было сказано Лукашенко: «Я остаюсь, буду баллотироваться на новый срок, я здесь навсегда…» Конечно, он хочет это сказать. Но не может, как говорится, законы прямой трансляции, ведь это смотрят дети. Это тоже добились мы. Казалось бы, такая простая история: скажи, ты что собираешься быть до 25 года, перемен до этого не будет, потом будут выборы, выберете президента, с ним уже меняйте конституцию, а у меня конституция есть… Но он не может этого сказать. Потому что когда есть общественная поддержка 80 процентов, ты себя совсем по-другому чувствуешь.

Анна мне написала: «Андрей, ты вроде неглупый человек, но ты проиграл, потому что выбрал неверный путь, эти потуги с призывом к объединению всех, кто оказался за бортом, ничего не значат. Вы не страну строить хотите, а победить, во-первых, Лукашенко, а во-вторых, вы все вместе, каждый по отдельности, почему-то решили, что президентское кресло должно иметь ваш зад. Да по сравнению с мощью и харизмой Лукашенко вы выглядите как Моська, что лает на слона. Не хочу обидеть, но ничего не поделаешь, так выглядите. Еще, Андрей, ты со своим умом в союзе с кухаркой. Позорно».

Я, Анна, хочу вам ответить. Во-первых, действительно, дело-то в том, что не проиграли. И Всебелорусское собрание два дня нам это демонстрировало максимально широко. Более того, это недавно подтвердил бывший глава Совета безопасности, ныне глава ОДКБ господин Зась, который говорит, что политический кризис еще совсем не решен. Вы говорите по поводу того, что мы хотим победить Лукашенко. Да дело в том, что мы хотим победить отношение к людям. Вообще изменить сам принцип, сам подход, как между государством и обществом строятся отношения. Просто Лукашенко — это олицетворение, уже памятник этому абсолютно наплевательскому подходу, где ты говоришь собственным людям: «Уезжайте, если вы как-то не так думаете, буду выжигать вас каленым железом». Да, мы это не приемлем, мы с этим воюем, потому что это не только про политику, не только про то, как люди голосуют и надо считать их голоса. Это еще про медицину, это про образование, это про социальную защиту людей. Поэтому, Анна, я думаю, что для вас, потому что вы, судя по всему, на стороне Лукашенко, чтобы мы не говорили, вы пытаетесь это свести к личности. Но для меня это не про личность. Становится понятно, что пока Александр Григорьевич является президентом Беларуси, никаких перемен, изменений и реформ не будет. Вот еще раз повторяю: Отнять, не делить (в отличие от коммунистов, те хотя бы говорили «поделить между своими»), ни с кем не делиться, остальных запугать. Я вижу, конечно, ситуацию или страну совсем по-другому. Где человеческая жизнь имеет значение, где к человеку относятся с уважением, где, конечно, человек имеет право на свою точку зрения.

Отвечу еще на один комментарий. «Не пойти на ВНС, топать ногами, надувать щеки, распускать потрепанные павлиний хвост, — пишет Давидовский Павел, — это очень характерно лидерам белорусской оппозиции. Лишний раз в этом убедился. Война проиграна, но они настолько оторваны от реальности, что до сих пор хотят посылать свои разгромленные полки на укрепленные и оборонительные рубежи. Солдаты провалившейся революции, оглянитесь по сторонам и поймите, что в данной ситуации даже листовок с призывом о капитуляции не надо сбрасывать в ваши окопы, уже и так все очевидно».

Вот что я скажу вам, Павел. Это огромный соблазн, конечно, поднять руки вверх. Вы, как Воскресенский, думаете, что если это сделать, то за это что-то можно получить. Но правда в том, что если это сделать, то единственное, что сегодня белорусская власть обещает белорусскому народу — не расстрелять, не посадить. Лукашенко, сегодня выступая, прямо шел пункт за пунктом. Про политзаключенных — так у нас нет политзаключенных. Про партии — так мы не готовы к партиям. Про передачу полномочий — а надо ли это вам?

Про экономические реформы — не надо никакой приватизации. И вообще, бизнес, если вам что-то не нравится — валите отсюда, или работайте на государство. Больше никаких вариантов. Поэтому, конечно, я, в отличие от вас, не считаю, что война проиграна. Я считаю, что сражение — да, проиграно. Но принципиальное отличие в том, что когда мы шли на это сражение — это была небольшая группа людей, а теперь отступает огромная армия, потому что отступает общество. И теперь, конечно, большая нужна работа для структурирования этого общества. Поэтому я призываю всех идти в организации, в партии, у нас должны появиться массовые легальные организации. Поэтому я, конечно, считаю, что мы должны продолжать действовать. Обществу нужно учиться договариваться между собой и учиться использовать собственные силы. Я сейчас говорю, кстати, даже не про уличные акции, а про огромное количество других действий, которые можно делать. Например, в комментариях Татьяна мне написала, что «да, мы не можем ходить сейчас на марши, так давайте все массово ходить на приемы к чиновникам и требовать соблюдения наших прав как один из инструментов». Я уверен, что белорусское общество за эти полгода очень сильно повзрослело. В августе люди выходили на протесты как очень наивные, как люди, которые, может быть, даже не всегда понимали вообще, как действует власть, как работает политика, что это долгосрочное участие, а сейчас понимают. Теперь мы понимаем, что надо работать вдолгую. И я лично уверен, что в политике так всегда. Та сторона, на чьей стороне общество, неизбежно выигрывает, просто неизбежно, с этим ничего нельзя сделать. Поэтому я как раз-таки уверен в нашей победе, хотя и понимаю, что идти туда нужно, действуя каждый день.

Спасибо всем большое, это был «Стрим каждый день». Меня зовут Андрей Дмитриев, мы сегодня с вами разбирали, так что же на самом деле сказал Лукашенко, и почему он не доверяет и недоволен собственным Собранием. Сейчас, как всегда после «Вечернего стрима в пятницу», переходите в мой инстаграм @Belarusian, где уже мы неформально поговорим, я поотвечаю на ваши вопросы. Буду рад вас там видеть.

Не забывайте ставить лайки, делиться, поддерживать нас вашими донатами, не забывайте верить в свои силы и понимать, что прошедший ВНС показал нам одну очень важную вещь: мы гораздо сильнее и нас гораздо серьезнее оценивают, чем даже иногда мы сами про себя думаем.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *