«Де-факто Александр Лукашенко начал новую президентскую кампанию» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Решение о зачистке политического поля. Оно принято не вчера и не перед ВНС, но теперь оно окончательное. В любой конкуренции идеологи и вся эта вертикаль оказываются абсолютно бесполезны. А впереди местные выборы, и становится понятным, что если партии оппозиционные будут иметь право выдвигать кандидатов, то это превратится в очередную мобилизационную кампанию.

Очевидно, что сто тысяч подписей в поддержку бело-красно-белого флага имеют свое значение. Власть не решилась в данном случае принимать решение о признании его экстремистским, потому что боялась, что это снова выведет людей на улицу.

Де-факто Александр Лукашенко начал новую президентскую кампанию, объявив, что в конце этого года вместе с местными выборами пройдет и конституционный референдум. Здесь надо понимать, что когда мы говорим про референдум, это все равно президентские выборы, потому что люди теперь будут голосовать только за то, чтобы он ушел, или только за то, чтобы он остался.

Лукашенко готовится к встрече с Путиным. Понятно, что любые переговоры с Россией, пока Лукашенко является главой государства, всегда будут про кредит. Других вариантов здесь нет. Другое дело, какие условия будет выставлять Россия за новый кредит.

Для Китая Беларусь интересна как хаб, из которого можно торговать и на евразийский рынок, и на европейский рынок. Санкции, падение репутации Беларуси значительно сокращают интерес Китая, потому что внутренний рынок Беларуси не может интересовать, он слишком мелкий.

Новая власть примет на себя и обязана будет принять на себя все обязательства, как бы это сейчас жестоко не звучало. Для нас принципиально сохранение отношений и с Россией, и с Западом, если мы хотим выкарабкаться из той ямы, куда загнал нас Лукашенко. Это невозможно сделать, если мы откажемся от обязательств, какие бы объяснения не были.

Зачистка политического поля не будет означать только зачистку политических партий. Для того, чтобы в конце года провести конституционный референдум и даже местные выборы, даже без референдума, власть будет бить по нескольким направлениям. Одно из них — это независимые медиа, которые имеют возможность массового распространения информации.

Мы продвигаем идею доступа белорусов к онлайн-образованию западному с возможностью получения бакалаврской, магистерской стипендии. Сейчас мы начали говорить еще и про вакцинацию, потому что Беларусь абсолютно запаздывает в вопросах вакцинации, у нас есть доступ, судя по всему, только к одной вакцине — к российской. И мы сейчас по разным каналам пытаемся сделать так, чтобы белорусы получили доступ к разным вакцинам, в том числе европейской.

Завершилось голосование на платформе «Сход». 89 тысяч белорусов открыто проголосовали за альтернативную Всебелорусскому собранию платформу. Это люди, которые действуют в условиях невероятных репрессий — и те, которые выдвинулись, и те, которые голосовали. Это невероятно много в сегодняшней ситуации.

Всем добрый вечер, мы начинаем «Вечерний стрим». Я начну его с вопроса и ответа на критику. В комментариях время от времени появляются предложения, чтобы «Вечерний стрим» начинался не в десять вечера, как мы это делаем сейчас, а в девять. Я сегодня утром запустил небольшой опрос в сообществе Ютюб и спросил, что вы думаете. Там, в принципе, большое количество людей из 540, по-моему, кто уже ответил, почти восемьдесят процентов сказали, что они за то, чтобы стрим начинался не в 10, а в 9 вечера. Прошу и вас тоже в комментариях, пожалуйста, напишите, как вы думаете, когда лучше начинать «Вечерний стрим»: в десять вечера или в девять вечера? Для нас это важно и мы учтем это мнение, в ближайшее время примем решение, будем ли мы переносить выходы в эфир.

Второе, это реакция на критику. Спасибо, что волновались, потому что вчера должен был выйти итоговый стрим за неделю. К сожалению, у меня не было возможности выйти, я не сообщил заранее, в общем, люди волновались. Спасибо всем вам за ваши сообщения, и мне уже кто-то написал, что надо сообщать заранее. Реагирую на критику, буду сообщать заранее.

Как всегда, мы начинаем стрим с минуты солидарности. Сегодня к списку политзаключенных Беларуси прибавилось еще 10 человек, и теперь их 256 политзаключенных. Сегодня наша солидарность со всеми политзаключенными. И я сегодня в минуту солидарности зачитаю письмо, которое мне прислала Ирина, и это письмо от Андрея Войнича. Андрей Войнич является активистом «Европейской Беларуси», и он обвиняется по статье 293, то есть организация массовых беспорядков, в общем, такая политическая статья, которая, к сожалению, у нас в Беларуси стала нередкостью. Поехали. Минута солидарности, и я читаю письмо от Андрея Войнича от 4 февраля.

«Здравствуйте, Ирина! Я тут не замерз, в камере довольно хорошая средняя температура. Даже когда были морозы, у нас не было радикально низкой температуры, а сейчас вообще довольно комфортно. Сейчас я, как и четыре последние месяца, занимаюсь больше чтением, размышлениями и периодической игрой в нарды. Даже вес набрал, если честно, ведь особо двигаться физически тут негде. Но это не страшно, я все еще уверен, что покину эти стены в скором будущем и, оказавшись на свободе, займусь собой. Ну и немного о себе: тридцать девять лет, разведен, дочери тринадцать лет. Сейчас не работаю, потому что живу в замке в центре Минска. Так себе шутка на самом деле. Очень люблю природу, интересно было бы заняться какой-нибудь исследовательской деятельностью во благо экологии Беларуси и мира. Думаю, что это очень важно, и после изменения ситуации в стране этому направлению необходимо направлять много внимания. С уважением Андрей Войнич».

Вот такое письмо от политзаключенного Андрея Войнича. И такие письма, как я уже не раз говорил, поддерживают нас с вами не меньше, чем наши письма поддерживают их там.

На прошлой неделе мы с вами обсуждали итоги Всебелорусского собрания, два эфира я этому посвятил. Я бы финализировал, что есть три главных итога.

Первое, конечно, это решение о зачистке политического поля. Оно принято, понятно, не вчера и не перед ВНС, но я думаю, что теперь оно совершенно окончательное. Совершенно понятно, и, кстати, сам Лукашенко во время выступления на это много обращал внимание, что в любой конкуренции, даже мало-мальской, идеологи и вся эта вертикаль оказываются абсолютно бесполезны. А что впереди? Впереди местные выборы, и становится понятным, что если партии оппозиционные будут иметь право выдвигать кандидатов, то это превратится в очередную мобилизационную кампанию. Выборы они пока что не придумали, как отменить, поэтому они будут отменять то, что они считают инструментами мобилизации общества. И конечно, здесь партийное выдвижение является ключевым. Почему это так страшно? Дело в том, что по закону Беларуси, когда ты выдвигаешься от партии, практически нет возможности такого кандидата не зарегистрировать. В отличие от сбора подписей — там всегда можно сказать, что эта подпись сфальсифицирована. Мы все понимаем, что хотят, чтобы партии не могли мобилизовать общество на участие в местных выборах — это сто процентов. Поэтому принято решение, как они думают, зачистить неблагонадежные партии, оставить благонадежные партии и таким образом создать привилегированные условия для своих.

Второе решение можно назвать позитивным. Вернее — его отсутствие. Это отказ от признания бело-красно-белого флага экстремистским. Макей, кстати, тоже заявил недавно в интервью РБК, что считает этот вопрос поспешным, что нужно осторожнее относиться. Это не потому, что Макей вдруг стал националистом или вдруг стал человеком, которому дорог бело-красно-белый флаг. Мы уже много раз слышали его выступления, начиная от далекого 2010 года, когда он сказал, что оппозиция готовит чуть ли не взрывы на Октябрьской площади, заканчивая, собственно говоря, этим ВНСом, где он сказал про «фашиствующую демократию». Но все-таки очевидно, что сто тысяч подписей в поддержку бело-красно-белого флага имеют свое значение, и власть не решилась в данном случае принимать такое решение, потому что боялась, что это снова выведет людей на улицу.

И третий, главный, итог. Де-факто Александр Лукашенко начал новую президентскую кампанию, объявив о том, что в конце этого года вместе с местными выборами пройдет и конституционный референдум. Здесь надо понимать, что когда мы говорим про референдум, это все равно президентские выборы, потому что люди теперь будут голосовать в Беларуси до тех пор, пока Александр Лукашенко занимает пост главы государства только преимущественно по одному признаку. Они будут голосовать за то, чтобы он ушел, или за то, чтобы он остался. Поэтому любая национальная кампания де-факто превращается в президентские выборы. Так вот можно сказать, что Александр Лукашенко объявил новые президентские выборы, такой вотум доверия или недоверия. Я до сих пор сомневаюсь, что нас ждет в этом году конституционный референдум, потому что у них нет сил для его проведения. Но пока что формально кампания началась.

Я уже говорил в предыдущем стриме, что для Лукашенко стало огромным разочарованием, что когда он сказал, что будет референдум, и это означает изменение политического ландшафта и его личное ослабление, де-факто огромное количество людей, сидящих в зале, промолчали, то есть они этого ждут. Да, они не хотят, чтобы этот переход или трансформация был, скажем так, по правилам, может быть, демократических партий, но при этом они с удовольствием представляют себе момент, когда его не будет, или он не будет обладать такими большими полномочиями, а поделится этими полномочиями с теми, кто сидит в зале.

Поэтому я считаю, что сейчас наша главная задача — это формировать движение, способное выдвигать лидеров для участия в местной кампании, которая де-факто превращается в огромную национальную кампанию, которая не должна допустить, во-первых, неконституционного захвата власти и, во-вторых, должна еще больше мобилизовать общество для того, чтобы отстаивать свои интересы.

Бобруйск спрашивает: «Здравствуйте, скажите, пожалуйста, как понять фразу Лукашенко, что всем надо подумать, чтобы вступать в какую-либо партию?» Это означает, что для Лукашенко политизация общества (при этом неважно, мы говорим о политизации тех, кто за Лукашенко, или тех, кто против Лукашенко) является негативной. Знаете, почему? Потому что Лукашенко не хочет политизации общества, неважно с какой стороны — со своей или с чужой. Для него идеальное состояние общества — это люди апатичные, аполитичные, не интересующиеся политикой. Он говорит: занимайтесь вы бизнесом, чем угодно, не лезьте в политику. Поэтому это продолжение того же самого месседжа. Другое дело, что мы увидели на Всебелорусском собрании много людей, которые хотели бы залезть в политику, и, конечно, в первую очередь, это «Белая Русь», которая, в том числе и устами провластного политолога Шпаковского, практически кричит: «Мы хотим стать политической партией, отдайте нам нашу власть». Что это означает для Лукашенко? Будущий конфликт, в том числе и с «Белой Русью».

Второй блок новостей: Лукашенко готовится к встрече с Путиным. Сам Лукашенко признался, что мы получаем кредит от России по завышенным ставкам, и это понятно, потому что никто больше денег давать ему не собирается. Но все-таки понятно, что любые переговоры с Россией, пока Лукашенко является главой государства, всегда будут про кредит. Других вариантов здесь нет. Другое дело, какие условия будет выставлять Россия за новый кредит. Я думаю, что один из предметов разговора может быть возвращение к идее унификации налогового законодательства, то есть чтобы между Беларусью и Россией был единый налоговый кодекс Союзного государства. Почему это выгодно Лукашенко? Потому что налоговый кодекс — это бесконечность, и в этой бесконечности можно также бесконечно долго плавать, рапортовать об успехах: эту статью согласовали, здесь еще есть шероховатости. В общем, это очень долго. Ведь изначально-то он обещал провести конституционный референдум уже несколько месяцев назад. Но при этом показывает готовность официальной власти в Минске идти по интеграционному пути.

Еще одно решение в преддверие встречи — перенаправить торговые потоки по транспортировке нефти из литовских портов в порты российские. Это абсолютно политическое решение, невыгодное для нас, учитывая, что Беларусь имеет свою долю в Клайпедском порту и хорошо туда очень вложилась. Но, как говорится, здесь назло кому-то там уши отморожу. Вот белорусская власть сейчас морозит уши по полной. К сожалению, это уши белорусского народа. Напомню, в 10 году, когда Лукашенко попал в похожую ситуацию, Россия получила, скажем так, очень серьезные рычаги влияния. Лукашенко в итоге продал трубу, продал «Белтрансгаз». При этом до этого буквально за месяц он очень критиковал Владимира Некляева, главой штаба которого я был в 10 году, за то, что Некляев говорил о том, что может быть стоит часть там этой трубы продать русским. Лукашенко говорил: ой, это же кошмар, это же предательство. А сам это сделал буквально в течение нескольких месяцев. Вот сейчас точно такой же поиск решений: что можно отдать, чтобы при этом, скажем так, оставить поддержку Кремля, получить, конечно, новый кредит, потому что без него никак?

Следующая история — это, конечно, Владимир Макей, который заявил, что мы сохранили хорошие отношения с Китаем и Пакистаном. Де-факто интенсивность наших отношений с Китаем падает. По очень простой причине. Китай интересуется экономикой, Китай интересуется торговлей. Для Китая Беларусь интересна как такой, я бы сказал, хаб, из которого можно торговать и на евразийский рынок, и на европейский рынок. Санкции, падение репутации Беларуси значительно сокращают интерес Китая, потому что внутренний рынок Беларуси не может интересовать, он слишком мелкий. На рынок России есть и так доступ, в том числе через Казахстан. Вот здесь выдают желаемое за действительное.

А вот про Европейский союз Макей высказался в таком духе, что он, конечно, одумается, и когда-нибудь придет. Они пытаются, с одной стороны, пугать Европейский союз, что вот сейчас-сейчас мы уйдем в Россию полностью, если вы нас не примете таких, какие мы есть, у нас русские танки будут стоять. А с другой стороны они показывают свою решимость интеграции с Россией. Я, честно говоря, считаю, что в этот раз ничего не получится. Как бы Макей ни пытался сесть в этот шпагат, в котором он в принципе уже пару раз находился. И неплохо находился. Напомню, что последний раз этот шпагат получился исключительно благодаря ситуации в Украине. И позиции достаточно взвешенные белорусского руководства, когда не признали Крым, когда стали говорить о мирном урегулировании и заслуженно получили новую порцию внимания от Европейского союза. Сейчас же, с учетом всех проблем самого Европейского союза и с учетом невероятного подвига белорусского народа, который стал теперь главным символом Беларуси, то, конечно, для Макея этот шпагат будет невозможным. Я думаю, что и не получится это сделать. До освобождения политзаключенных вообще никаких разговоров де-факто не будет.

Так, давайте поотвечаю немножко на комментарии.

«Как быть с ситуацией, когда мы будем стоять перед очень плохим выбором и плохим выбором?» Наверное, имеется в виду ситуация референдума. Я думаю, что если конституционный референдум будет проходить вместе с местными выборами, то у нас здесь будет только один — голосовать против. По тому, как готовили Всебелорусское собрание, совершенно понятно, что те, кто сегодня входит в политическое руководство Беларуси, абсолютно не готовы принимать во внимание хоть какие-нибудь замечания противоположной стороны. Более того, они считают это слабостью, они считают, что как только они начнут это делать, все обвалится.

Кстати, мне сегодня написали, что по минским предприятиям началось увольнение тех, кто участвовал в маршах, тех, кто где-то не там расписался. Пожалуйста, если вы имеете факты и данные по этому поводу, напишите мне в личные сообщения.

Также Минкульт ответил по поводу бело-красно-белого флага, что нет оснований для включения в историко-культурные ценности. Он это ответил не в первый раз, я помню, как в свое время мы делали такой же запрос, и был такой же нам ответ.

Вот хороший вопрос про Путина: «Андрей, как вы думаете, неужели Путин не понимает, что после ухода Лукашенко никто не будет отдавать взятые им кредиты?» Я вам хочу сказать, что какие бы заявления сейчас политики не делали (Светлана Тихановская, в том числе, говорила о том, что «мы не будем отдавать»), новая власть примет на себя и обязана будет принять на себя все обязательства, как бы это сейчас жестоко не звучало. Поймите, для нас принципиально сохранение отношений и с Россией, и с Западом, если мы хотим выкарабкаться из той ямы, куда загнал нас Лукашенко. Это невозможно сделать, если мы откажемся от обязательств, какие бы объяснения не были. Но что может сделать новая власть? Во-первых, мы сможем вести переговоры по снижению ставки процентной для Беларуси по кредитам, которые берутся, или которые были взяты. И второе — по изменению условий выплат. То есть, мы будем растягивать эти выплаты, но мы должны признавать наши международные обязательства, мы должны быть преемственными. Это очень-очень важно, если мы хотим, чтобы в какой-то момент и Россия, и Запад поддержали белорусов в их желании, в том числе сменить, власть. Мы обязаны следовать международным обязательствам, как бы мы ни относились сегодня к Лукашенко.

Хорошо, теперь давайте немножечко о том, что делаем и что будет впереди.

Мы уже видим, что повышаются налоги, и я думаю, что это только первая волна. Готовится очень серьезный пакет по повышению налогов, не только связанных с ИП, как сегодня анонсировали, но по всей структуре, особенно, частной экономики. И здесь надо вспомнить, что сказал Лукашенко во время Всебелорусского народного собрания: надо работать на государство. Если переводить это на простой язык, то нам сказали, что теперь, дорогие, вы будете отдавать все и быть благодарны, что мы хотя бы у вас это забираем, не забирая вас в тюрьму.

Головченко анонсировал, что собираются построить 800 новых предприятий, а потом говорит: правда, надо прокредитоваться. Притом кредиты, которые они берут у России, для этих целей не подходят, потому что они в основном являются рефинансированием предыдущих кредитов и выплат задолженностей, в том числе, например, перед «Газпромом», как это было недавно. Так откуда еще брать деньги? Запад не даст. Инвестиции? Все мы понимаем, что они сейчас будут только падать. Поэтому единственный способ — это увеличивать налоговую нагрузку на бизнес. А нам будут рассказывать, что бизнес жирует и ездит на мерседесах, так что пускай платит на благо государственного строительства.

«Што вы думаеце пра прапанову Макея аб адказе ад нейтралітэту? Яны хочуць ваяваць? Як цяпер нейтралітэт можа стрымаць, калі на Канстытуцыю і так наплявалі? Што гэта быў за ўкід?» Яны, найперш, пужаюць гэтым не Расею, яны кажуць гэта для Еўрапейскага Саюзу. Яны хочуць сказаць, што калі вы не будзеце нас падтрымоўваць, то мы станем проста часткай фактычна Расеі. Яны гэта заўсёды рабілі ранней, і гэта заўсёды працавала. Я асабіста думаю, што, безумоўна, гэты артыкул 18 трэба, наадварот, умацоўваць у беларускім варыянце і казаць пра тое, што ў перспектывы мы, безумоўна, бачым Беларусь як нейтральную краіну. Так, мы не збіраемся выскокваць з нашых міжнародных дамоўленасцяў, у тым ліку за Расеяй, але ў перспектыве мы бачым краіну, як нейтральную, таму — не, гэты артыкул вельмі патрэбны.

Следующая история, которая сегодня важна для Беларуси, — это независимые медиа. Зачистка политического поля не будет означать только зачистку политических партий. Я напомню, что было поручено Минюсту провести перерегистрацию за первое полугодие. Я думаю, что следующий удар вполне возможен по независимым медиа, и в первую очередь, конечно, по Тут.баю, потому что Тут.бай продолжает оставаться огромной площадкой, огромным новостным порталом, и его постепенно пытаются урезать. Я думаю, что в итоге они все равно найдут вариант, как запретить Тут.бай или закрыть его, или же попытаются по российскому сценарию перехватить инструменты управления Тут.баем. Если совершенно простым языком говорить: просто его передадут другому собственнику, правильному собственнику. Например, такое вы можете в России найти, Лента.ру — вот это прямо классика, как это может быть сделано. Очевидно, что для того, чтобы в конце года провести конституционный референдум и даже местные выборы, даже без референдума, власть будет бить по нескольким направлениям. Одно из них — это независимые медиа, которые имеют возможность массового распространения информации.

Теперь — зачистка адвокатов. Уже пытаются отозвать лицензию у адвоката Марии Колесниковой на том основании, что она была осуждена по статье 23.34. Это, кстати, не первый раз тоже. Возвращаюсь снова в 2010 год, когда адвокаты, которые защищали, например, Владимира Некляева или Андрея Санникова, тоже лишились своей лицензии. Вообще в Беларуси, видите, модно наказывать человека за профессиональное выполнение своих обязанностей. Когда политик хочет прийти к власти, его за это наказывают тюрьмой. Журналисты, которые освещают, что происходит на улицах, — их за это наказывают арестом, тюрьмой. Когда адвокат защищает, то есть выполняет свои профессиональные обязанности, его лишают за это лицензии. В этом смысле, я думаю, что борьба с людьми, которые не боятся высказываться, защищаться, защищать, она будет продолжаться. Эта зачистка гораздо более массовая, чем в 10 году, в том числе потому, что и недовольство общества гораздо более массовое.

Что же в этих условиях делать нам, что делаем мы? Я сегодня встречался, например, с послом Британии. Мы говорили об очень многом, полтора часа длилась встреча. Приятно, что оценка белорусского народа абсолютно однозначная: белорусский народ имеет право на свое высказывание, имеет право быть народом, который выбирает сам себе власть, абсолютно негативная оценка ВНС, что это не является представительством белорусского народа, и то, что там озвучено, не может быть озвучено от имени белорусского народа. Я сейчас постоянно пытаюсь говорить с иностранцами, что не думайте только о том, как наказать Лукашенко, думайте о том, в первую очередь, как поддержать белорусский народ. Мы продвигаем идею доступа белорусов к онлайн-образованию западному с возможностью получения бакалаврской, магистерской стипендии. Сейчас мы начали говорить еще и про вакцинацию, потому что Беларусь абсолютно запаздывает в вопросах вакцинации, более того, у нас есть доступ, судя по всему, только к одной вакцине — к российской. И мы сейчас по разным каналам пытаемся сделать так, чтобы белорусы получили доступ к разным вакцинам, в том числе европейской, и мы предлагаем такой формат, когда часть вакцины должна быть передана белорусскому правительству, здесь уже по-другому никак, для того, чтобы люди могли выбирать, чем вакцинироваться внутри Беларуси. Но также мы предлагаем часть вакцины передать клиникам в приграничных территориях Польши, Литвы, а также Варшавы и Вильнюса, чтобы граждане Беларуси по предъявлению паспорта могли также получить свою вакцинацию. Это поддержит тех, кто сегодня вынужден был покинуть Беларусь и находится за границей, но также имеет право защититься от этого жестокого, жуткого вируса.

Следующее. Завершилось голосование на платформе «Сход». «Сход» — альтернативная платформа фактически электронной демократии, где вы сами выбирали себе делегатов. Проголосовало всего 89 тысяч 335 человек. Прочитал аналитику, что на платформе проголосовало всего 70 тысяч (на тот момент было 70 тысяч, потом поднялось). Я подумал: «Как же нас развратил прошлый год!» Представляю, если бы этот аналитик писал статью не феврале 2021 года, а, например, в феврале 2020 года. И там мы увидели, что 89 тысяч белорусов проголосовали, дав свои номера, дав свои контакты — да, открыто проголосовали за альтернативную Всебелорусскому собранию платформу. Все бы говорили: «Это огромный успех». Но, конечно, после того, как сотни тысяч выходили на улицы, после того, как мы увидели такой огромный подъем гражданского самосознания, эти цифры стали немножко путаться. Сбился прицел — что много, а что мало. Уже если не миллион или 500 тысяч, 400 тысяч, то это как бы ничто. Но я хочу напомнить, что это люди, которые действуют сегодня в условиях невероятных репрессий — и те, которые выдвинулись, и те, которые голосовали. Это невероятно много в сегодняшней ситуации. Я благодарен всем, кто проголосовал, я благодарен всем, кто выдвинулся. Я тоже, кстати, стал делегатом, и спасибо всем, кто голосовал, в том числе, за меня. Сейчас мы в течение пяти дней будем формировать повестку, и за работой «Схода» можно будет следить онлайн и даже участвовать каким-то образом в этом. Я надеюсь, что «Сход» станет платформой, где мы обсуждаем не только политические вопросы, но и платформой, где мы обсуждаем вопросы, связанные с тем, как мы живем: и налоги, и цены, и кампании общественные, которые должны это показывать, выявлять и демонстрировать общественное мнение по этому поводу.

Также мы продолжаем собирать данные для Комитета по правам человека ООН, любой желающий может это сделать. Если вы были задержаны, или ваши знакомые были задержаны, или, не дай бог, избиты, по ссылке под видео есть очень простая форма, которую надо заполнить, выслать в Комитет по правам человека ООН, который до 19 февраля собирает эти данные для того, чтобы потом их обобщить и также представить в докладе по ситуации по правам человека в Беларуси. Это невероятно важно и невероятно ценно. Кстати, возвращаясь к «Сходу», хочу сказать, что если вы думаете, что должен рассмотреть «Сход», какая должна быть повестка, пожалуйста, тоже пишите в комментариях или присылайте мне лично.

Меня тут спрашивают: «Что за книга сверху?» Это книга Габриэля Гарсия Маркеса, которая называется «Осень патриарха». Кстати, в недавнем интервью, которое господин Бабарико дал «Дойче Велле», он сказал, что все, как в этой книге. Я советую вам, безусловно, ее прочитать. Ничего нового в нашей ситуации нет. Здесь все просто. Мы с вами либо согласимся с тем, что есть. И тогда то, что сейчас нас возмущает, станет не просто экстраординарной историей, а нормой нашей с вами жизни и жизни наших детей. Или мы будем продолжать каждый день, находя все новые и новые возможности, не соглашаться с тем, что нас не устраивает, отстраивать свои права. Этот путь отстаивания своих прав, он в каком-то смысле, если хотите, никогда не закончится. Не важно, президентом будет Лукашенко, Дмитриев, Бабарико, Тихановская… Никогда не прекращайте помнить, что ваши права у вас есть ровно до тех пор, пока вы их никому не отдаете и учитесь, и умеете их отстаивать.

Меня зовут Андрей Дмитриев, это был «Вечерний стрим». Мы увидимся с вами завтра в 10 вечера, присоединяйтесь. Не забудьте поставить лайк, не забудьте поделиться этим стримом в соцсетях, не забудьте задонатить нам, чтобы мы могли делать больше, лучше, и, вообще, будьте с нами, каждый день. Спасибо вам большое, до свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *