«События прошлого года показали, что 80 процентов нарисовать невозможно»(видео) - Дмитриев #ЗаПравду
  • Собрание чиновников и начальников не могло пройти по-другому, кроме как четырехчасовая речь Александра Лукашенко. Если б меня попросили сформулировать, что же сказал Александр Лукашенко и что же сказали все, кто там выступал, то лозунг такой: «Ничего не менять».
  • «Помогая белорусам, Россия помогает сама себе», — говорит Александр Лукашенко. И буквально через абзац: «Но при этом ставки по кредитам, которые мы выплачиваем России, выше среднемировых», — и этим показывает, что мы не способны договариваться нигде.
  • Лукашенко сказал, что невозможно нарисовать 80 процентов. Он абсолютно прав. Все события прошлого года показали, что это невозможно. Когда реально общество массово участвует в политике, невозможно его обмануть. Можно не принять общественный выбор, используя силу, дубинки, репрессии, но обмануть невозможно.
  • Для того, чтобы быть стабилизирующим органом, Всебелорусское собрание должно избираться на выборах. Если это высший представительный орган, если это высший орган прямой демократии, тогда туда должен народ избирать своих представителей.
  • Если все-таки дойдет до конституционного референдума в 2021 году, то он может быть только об одном — как забрать у народа политические права. Потому что только это может быть какой-то гарантией того, что те, кто сейчас у власти, сохранят себе и власть, и привилегии.
  • Анна Канопацкая вышла поблагодарить победителей. Ее речь вы можете почитать. Аня даже не осмелилась сказать: отпустите политзаключенных. Только предложила перевести их под домашний арест, но все равно при этом судить. Самое, конечно, веселое, что когда Анна вышла говорить эту речь хвалебную, по сути, признание победы Александра Лукашенко, в этот момент оборвалась трансляция.

Всем добрый вечер, 10 вечера, это означает, что сейчас в эфире «Вечерний стрим». Меня зовут Андрей Дмитриев, мы обсуждаем всегда новости дня, обсуждаем, как нам к этому относиться, что нам дальше делать. Перед тем, как начнем наш стрим, стандартная проверка связи, я уже вижу Гродно, Лида, Минск, Фаниполь… Ребята, напишите, пожалуйста, как в Инстаграме дела. Со мной, как всегда, моя команда, если вы хотите присоединиться к команде «Вечернего стрима», пишите мне напрямую, мы будем вам рады.

Помогайте нам, поддерживайте. Лайки, репосты, донаты — все это помогает нам делать «Вечерние стримы» интереснее, лучше, качественнее, все это помогает нам продолжать.

Как всегда, начинаем с минуты солидарности. В минуту солидарности, напомню, вы посылаете в чат символы солидарности, а потом сами пишете письма политзаключенным или выбираете разные форматы. Например, недавно добрая женщина Ольга передала нам теплые вещи, которые мы передадим политзаключенным. Или вы можете воспользоваться сервисом «В клеточку», ссылка есть в описании к видео, и, не выходя из своих компьютеров, тоже написать пару строк, а я ответы, которые вам политзаключенные пришлют, с удовольствием зачитаю в эфире.

Сегодня наша солидарность с двумя блогерами, Петрухиным и Кабановым. Над ними сегодня начался суд. И их вывели из зала собственного суда, потому что они отказывались говорить, что уважают этот суд. Эмоционально это, конечно, абсолютно понятно, поэтому наша солидарность с ними, надеюсь, что это не осложнит их непростое положение.

Я, кстати, читал письмо недавно, как раз-таки именно Кабанова, которое он написал одной девушке. А сегодня я буду читать письмо моего приятеля, журналиста, одного из руководителей БелаПАН, есть такое информационное агентство, Андрея Александрова. Его забрали за то, что он помогал перечислять деньги пострадавшим, оплачивая им штрафы. Мы еще в январе, пять активистов «Говори правду», написали ему письмо и отправили телеграмму — у него был день рождения — и небольшой денежный перевод. Люди, которые находятся в СИЗО, у них там есть магазин, и они могут заказывать какие-то товары в магазине, так что тоже это вариант помощи.

Андрей нас благодарит в ответ и пишет: «Спасибо за ваши теплые слова, очень приятно, что не забываете, и меня, и выпить», — мы писали Андрею, что обязательно отметим его день рождения, но, к сожалению, без него. – «Надеюсь, скоро к вам присоединиться, а пока набираюсь сил на чае и киселе. У меня все более-менее в порядке. Так что для переживаний особых причин нет. Все переживем и наведем порядок — и с «Ливерпулем», и со всем остальным», — дело в том, что Андрей является фанатом «Ливерпуля», а мы писали, что без него клуб проваливает сезон в английской премьер-лиге. – «Обнимаю».

Вот такое краткое, но тоже вдохновляющее письмо от Андрея Александрова. Напоминаю, что если вы переписываетесь с политзаключенными, пожалуйста, предоставляйте их ответы вам, я с удовольствием зачитаю. Вы видите, эти ответы, как ни странно, поддерживают не их, они поддерживают нас.

Сегодня, конечно же, стрим будет про Собрание начальников и чиновников. Сегодня мне кто-то написал: «Вот теперь я понял, зачем нужны альтернативные политики, потому что сам я это посмотреть так долго не могу, а вы посмотрите и потом мне все расскажете». Так вот рассказываю.

Собрание чиновников и начальников, или первая его часть, состоялось. Конечно же, оно не могло пройти по-другому, кроме как четырехчасовая речь Александра Лукашенко. Когда Александр Григорьевич говорит что-то, кажется, что он долго-долго молчал, ему не давали говорить, и вот он наконец решил высказаться по поводу всего, что наболело.

Если б меня попросили сформулировать, что же сказал Александр Лукашенко и что же сказали все почти, кто там выступал, то я бы сказал — лозунг такой: «Ничего не менять».

Если это Всебелорусское собрание, и на этом собрании определяют приоритеты развития страны, то логичный ответ, который должны давать: «Куда идем мы с Пятачком?» И совершенно понятно после первого дня, что с этим Пятачком мы никуда не идем. Главная задача — это крепко, уверенно стоять на месте и вообще желательно не шелохнуться и не двигаться.

Про экономику он говорит, что нас подталкивают к хаосу и конкуренции друг с другом. И это, кстати, очень показательно. Я как раз абсолютно уверен, что люди, сидящие в зале, многие из них, боятся перемен именно потому, что они боятся конкуренции. Недавно смотрел интервью с главным идеологом страны Шпилевской, и я понимаю, что этот человек не способен больше нигде найти применение своим как бы способностям, потому что это просто невероятное отсутствие каких-то базовых пониманий, гуманитарного образования. Это человек, который не будет ни хорошим продавцом, не будет работать на фирме, я не понимаю, куда ей идти. И в этом смысле, конечно, они должны держаться за то, чтобы ничего не менять. И программа «давайте ничего не менять» она им подходит.

Александр Лукашенко начал с программы вымышленного оппозиционера. Вот что, по мнению Лукашенко, предлагали оппозиционеры или предлагает оппозиция. Называется «Давайте соберем все то, что народ должен ненавидеть» — разрыв с Россией, построение границы с Россией, лишить образования, лишить медицины, лишить возможности ездить в Россию, лишить возможности говорить на русском языке, бросить в пучину конкуренции и рыночной экономики, лишить работы, потому что закроют все предприятия, и, конечно же, вступить в НАТО. Это, конечно, программа какого-то идеализированного Белорусского народного фронта — жесткая, жестко-правая, с уклоном на Запад, антироссийская. Может, в далеком 94 году Зенон Позняк что-то такое говорил, хотя я помню его листовку, где он даже про Россию пытался говорить гораздо более аккуратно. Эта война с вымышленным оппозиционером очень удобная, потому что ты выдумываешь этого оппозиционера, приписываешь ему программу, которую оппозиция никогда не озвучивала, и дальше говоришь: «Вот видите, что они нам желают, а я желаю хорошее».

В итоге ему приходится рассказывать на огромную эту аудиторию, что же будет меняться в стране. И тут оказывается, что рассказать-то нечего.

Александр Лукашенко очень обстоятельно готовится к встрече с Владимиром Путиным, она пройдет, судя по всему, снова же в Сочи. И вот теперь о чем говорить? Раньше Путин требовал каких-то конституционных изменений, диалога, чтобы в Беларуси все побыстрее успокоилось и в России подобного не произошло. Но в России уже подобное происходит. О чем говорить теперь?

Началось, конечно, со всех стандартных заклинаний, что Запад нам враг, вспомнить Великую войну, в которую мы сражались плечом к плечу. Победили тогда, победим и сейчас, значит. Хорошо, если вы такие близкие, так давайте интеграцию, но интеграцию-то не хотят. «Помогая белорусам, — вот мне это очень понравилось, — Россия помогает сама себе», — говорит Александр Лукашенко. И буквально через абзац: «Но при этом ставки по кредитам, которые мы выплачиваем России, выше среднемировых», — и этим показывает, что мы не способны договариваться нигде. Мы вынуждены брать по невыгодным условиям кредиты. Мы вынуждены брать российские, потому что никаких других сегодня нет, и никто не собирается давать их: «Где у вас равенство всех перед законом? А где у вас гарантии возможности защитить свои права в суде? А что у вас с демократией?»

Говоря про внешнеполитическую историю, понятно, что денег брать, кроме как из России, сейчас неоткуда. Но правда в том, что, например, МАЗ уже теряет российский рынок, тракторный завод уже теряет российский рынок, там китайцы вытесняют просто с огромной скоростью.

Про Китай Александр Лукашенко сказал много, правда, забыл, насколько провальными являются китайские инвестиции в Беларуси, насколько на сегодняшний день у нас отрицательное сальдо по торговле — мы гораздо больше закупаем, чем туда продаем. Я помню, были огромные планы, как мы туда будем поставлять и нашу курятину, и наше молоко и так далее, и так далее. В итоге пока из всего этого объема есть маленький-маленький ручеек вроде как по сухому молоку, но в принципе даже близко не подошли к освоению китайского рынка.

Но понятно, что все это мероприятие не про экономику. У нас сегодня вообще все в стране про политику. И Лукашенко сказал несколько важных политических вещей.

Во-первых, что невозможно нарисовать 80 процентов. И, кстати, он оказался абсолютно прав. Все события прошлого года показали, что это невозможно. Когда реально общество массово участвует в политике, невозможно его обмануть. Можно не принять общественный выбор, используя силу, дубинки, репрессии, но обмануть невозможно.

Второй момент, конечно, это про будущую политическую систему. Александр Лукашенко открыл новый политический сезон тем, что сказал, что референдум пройдет вместе с местными выборами. По-другому и не может быть, потому что в конце этого года — начале следующего пройдут выборы в местные Советы Республики Беларусь. К ним, собственно говоря, и проще всего привязать конституционный референдум. Он попытался объяснить роль Всебелорусского собрания как инструмента стабилизации в переходный период, но здесь есть большая проблема. Для того, чтобы быть стабилизирующим органом, Всебелорусское собрание должно избираться на выборах. Если это высший представительный орган, как кто-то из провластных политологов говорил, если это высший орган прямой демократии, тогда туда должен народ избирать своих представителей. Сейчас на это Всебелорусское собрание даже фейковой возможности выдвижения от граждан не было. Это люди, которые никого не представляют, кроме, собственно говоря, самой власти и ее интересов.

Я очень удивлюсь, если в конце этого года пройдет конституционный референдум. Удивлюсь и честно скажу: «Да, я ошибался». Политическая система и это Всебелорусское собрание показывают, что они не могут выйти за пределы этого зала. Это, по сути, закрытое мероприятие, на которое ты боишься запустить людей на полноправных условиях. Не можешь ты выйти в широкую избирательную кампанию.

Но, тем не менее, слово сказано. Во-первых, оно означает, что на самого Лукашенко оказывается достаточно серьезное давление по поводу его ухода. Кто может сегодня оказывать такое давление? Безусловно, внешние факторы, тот же самый Кремль. Но это давление существует и внутри самой системы. Оно может быть высказано напрямую или подаваться под разными форматами, через докладные записки, что ситуация не стабилизировалась. Я напомню недавнее заявление секретаря ОДКБ и бывшего главы Совета безопасности господина Зася, который сказал, что политический кризис далек от своего завершения. То есть, давление по поводу его ухода настолько высокое, что он не осмелился сегодня сказать (посмотрим, скажет ли завтра), что остается до 25 года. Он все равно вынужден искать какой-то формат: вот будут изменения, подождите, мы хотим это законным мирным путем, мы про это поговорим отдельно…

Внутри элит сегодня есть достаточно серьезный блок людей, которые не хотят, чтобы вместо него пришла Тихановская или оппозиция демократическая. Они считают, что их интересы не будут соблюдены, или это будет просто опасно. Но при этом они все равно хотят, чтобы он ушел, и считают, что он должен уйти, обеспечив определенную безопасность для них и передав им ключи от правления.

Лукашенко говорит: «Идите к людям, говорите с людьми, объясняйте людям». Хотя после его выступления не очень понятно, что именно говорить людям, кроме того, что референдум по Конституции будет через год, вместе с местными выборами. Непонятно, что делать дальше, потому что если через год он уходит, то кто может гарантировать всей этой «вертикали» безопасность? Он? Нет, если он уходит. Законы? Ну, уж эти люди прекрасно знают им цену. Это означает, что они должны формировать какие-то свои коалиции. Такими коалициями могли бы быть партии, но как только элита начнет формироваться в политические партии, она сразу станет гораздо сильнее. И это ему тоже не нужно, потому что приводит к ослаблению президентской власти.

Для нас это открывает возможность действовать, возможность мобилизовывать общество на разговор про будущее. Если все-таки дойдет до конституционного референдума в 2021 году, то он может быть только об одном — как забрать у народа политические права. Потому что только это может быть какой-то гарантией того, что те, кто сейчас у власти, сохранят себе и власть, и привилегии.

Были на сегодняшнем собрании и приятные моменты. Конечно же, это момент, связанный с Анной Канопацкой. Анна Канопацкая вышла поблагодарить победителей. Ее речь вы можете почитать. Аня даже не осмелилась сказать: отпустите политзаключенных. Только предложила перевести их под домашний арест, но все равно при этом судить. Самое, конечно, веселое, что когда Анна вышла говорить эту речь хвалебную, по сути, признание победы Александра Лукашенко, в этот момент оборвалась трансляция. Нас упрекало государственное телевидение и государственные пропагандисты, что вы отказываетесь от диалога. И Аня за три минуты своего выступления, где она хвалила власть, показала — вот какой диалог, как это сегодня может быть. Кандидат в президенты Анна Канопацкая выходит с абсолютно комплиментарной в отношении власти речи, и ей вырубают трансляцию. Это же как надо бояться дать хоть кому-то слово, которое может быть на один процентик, на полпроцента неподконтрольно!

Александр Лукашенко сказал два условия, на которых он готов уйти из власти. Они, надо сказать, каждый раз меняются. Помните, он раньше говорит, что «народ должен попросить», потом говорил «дайте портфель, я уйду», потом еще что-то. Теперь обновление, новая версия. Протестуны и заблудшие — так говорят, о людях, которые высказывают несогласие с Александром Лукашенко, — должны его высказывать в рамках закона. Это прямо интересно, потому что я, честно говоря, помню, что нам «иногда не до законов». Вот Аня Канопацкая вышла на Всебелорусском собрании, она в рамках закона туда вышла? Ей отключают трансляцию. Многие, когда увидели, как Канопацкая выходит к микрофону, и тут отрубается трансляция, вообще-то подумали, что все — арестовали человека, может быть, даже, за нее переживали все эти три минуты. Но в этом-то и проблема сегодня, что непонятно, где это законное поле, в котором ты можешь высказывать несогласие и не быть за это репрессированным, в котором ты можешь говорить, а уж лучше всего, конечно, вести диалог, и не быть за это наказанным. На улице высказываться нельзя, во дворах высказываться нельзя, в интернете высказываться нельзя. Где высказываться и в рамках какого закона можно? Второе, конечно, очень интересное требование, что ни один волос со сторонников АГ не должен упасть. Он пытается постоянно сказать, что только его наличие на посту президента является для них гарантией безопасности и что их волос не упадет, пока он этого не захочет.

Давайте поотвечаю немножечко на ваши комментарии.

Что я думаю про уход от нейтральной республики? Наоборот нужно к этому идти, конечно, постепенно. Мы не можем сейчас воевать и уж тем более объявлять войну России, мы должны договариваться. Но понятно, что эту строчку из Конституции убирать нельзя.

Отличный комментарий: «Я раней хацела жыць у краіне, якую паказваюць па ТВ, цяпер не, у краіне ідалапаклонства і падману – не». Отлично, я с вашего разрешения, возьму эту шутку. Кстати, мне сегодня перед стримом позвонил мужчина, ему 76 лет, он сказал: «Я посмотрел это все. Это хуже, чем в советские хрущевские и брежневские времена. Если так пойдет, даже мне придется выходить, потому что я не хочу туда, я хочу вперед, в будущее».

Анна говорит: «А мы не отпустим Лукашенко, и не надо язвить, проигрывать надо с достоинством». Анна, мы тоже считаем, что проигрывать надо с достоинством, но у власти так в этот раз не получилось. Она пытается проиграть, как умеет — через силу репрессий и давления на людей. Когда ты сохраняешь все рычаги власти, тебе не надо людей бить за их мнение, ты можешь с ними спорить, ты можешь их подкупить, ты можешь им что-то предложить в конце концов, какие-то реальные возможности, потому что у тебя и так много поддержки, у тебя и так много власти. А когда все, что ты можешь, — запугивать, это означает проблемы с властью, серьезнейшие проблемы с властью.

Александр Лукашенко сегодня открыл новый политический сезон. Этот сезон будет длиться до местных выборов, то есть до конца года, когда мы увидим, будет конституционный референдум или нет. Но мы должны к этому готовиться, мы должны формироваться, мы должны объединяться. Для этого нужно вступать в общественные организации, в политические партии, готовиться к местным выборам — кстати, законная, тут уже точно законная, возможность участия в политике. Мне приятно сказать, что на сегодняшний день шестьдесят одна тысяча двести сорок три человека проголосовало на Сходе. Осталось два дня голосования, то есть пятница и суббота, проголосуйте.

Увидимся с вами завтра в 10 вечера на «Вечернем стриме каждый день». До свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *