«Белорусская власть приняла очень важное моральное решение: с народом ей не по пути» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Белорусская власть приняла очень важное моральное решение, и оно такое: с белорусским народом нам не по пути. И если мы посмотрим решения в экономике, которые за последнее время принимает власть, они абсолютно четко подчинены этой логике.

Парламентарии давно решили, что они к избирателям не имеют никакого отношения, поэтому подумали, зачем принимать пакет реформ, зачем принимать закон о социальных гарантиях, зачем думать о том, как в регионы вернуть работу — это все не наше дело, какая-то мелочь. Давайте будем заниматься чем-то серьезным и важным — бороться с иностранными агентами, ведь это сегодня главная угроза.

Иметь здесь свои предприятия для китайцев имеет смысл только в том случае, если из Беларуси можно торговать и на Восток, и на Запад. Я думаю, что китайцы сейчас не будут спешить принимать какие-то решения по Беларуси.

Что показал прямой разговор баскетболистки Елены Левченко и легкоатлета Максима Недосекова.

Начинаем с минуты солидарности. Сегодня я предлагаю вам написать, кому мы посвятим нашу минуту солидарности, кто, как вы считаете, заслуживает солидарности за эту неделю, за прошедшую неделю, про кого мы должны напомнить. Давайте, накидывайте ваши варианты.

Вот сразу же стали писать: Ольга Хижинкова, Статкевич, врач Артем Сорокин. Ольга, Ольга, мужчины из Лебяжьего, которых задержали… Хорошо, давайте мы тогда объединим. Мы очень рады, Ольга, что вас отпустили наконец, мы очень переживали, волновались, приятно увидеть было, что Ольга сохранила этот невероятный дух, невероятную жизнерадостность свою, что ее это не сломало. Также, я считаю, мы должны проявить солидарность сегодня с Артемом Сорокиным, врачом, который признан политзаключенным, и с отцами из Лебяжьего, которых задержали, и это просто уму не постижимо. Я не знаю, товарищи милиционеры, как вы себе объясняете задержание людей, которые гуляют с малышами. Я не понимаю, что у вас творится в голове. Я не знаю, как вы это себе будете объяснять потом, когда этот дурман упадет. Поэтому Ольга, Артем, а также отцы, которых задержали на Лебяжьем, сегодня наша солидарность с вами. Напоминаем тем, кто сегодня первый раз присоединился к нашему стриму, солидарность — это когда вы посылаете сейчас в чаты ваши символы солидарности, а после стрима обязательно находите этих людей в интернете или еще где-то и не забываете написать им слова поддержки. Поехали.
Минута солидарности.

Итак, вечерний итоговый стрим в воскресенье. Так как он длинный, то напоминаю, что со мной работает команда волонтеров, которая делает так, чтобы ваши комментарии, ваши вопросы не пропадали. И вас я приглашаю, кто хочет помочь чем-то «Вечернему стриму», вы можете быть волонтером, который занимается комментариями, вы можете помогать нам с видео, с ведением Ютюб-канала, в общем, если вы хотите быть членом команды «Вечернего стрима», пожалуйста, пишите мне в личку.

Белорусская власть приняла очень важное моральное решение, и оно такое: с белорусским народом нам не по пути. И если мы посмотрим на те решения в экономике, которые за последнее время принимает власть, они абсолютно четко подчинены этой логике. Совершенно понятно, что впереди будет ухудшение бизнес-среды, что впереди будет ухудшение очень по многим параметрам, соответственно, денег остается меньше.

На этой неделе власть просто фонтанировала идеями о том, как же сделать жизнь в Беларуси хуже. Ну, понятно, не для себя, конечно, а для тех, кто здесь еще остался и не уехал. И тут все укладывается в их логику. Нам предлагают поднимать налоги, нам предлагают сокращать декретные выплаты. Те, кто сейчас смотрит на этот эксперимент с декретным отпуском, должны понимать, что здесь такая история: они бьют сейчас по декретному отпуску, но за ним потянутся все остальные выплаты. Просто декретный отпуск — это самое больное. Если у них прокатит, если у них получится сократить его или сделать, как они предлагают, два года оплачиваемых/год неоплачиваемый, то сразу за ним паровозиком пойдут те выплаты, которые не так, может быть, известны широкому кругу лиц. Если можно забрать деньги у молодых матерей, то их можно забрать и у всех остальных. Поэтому мы сегодня должны с вами отстаивать это право на трехлетний декретный отпуск. Во-первых, потому что государство абсолютно не готово к сокращению декретного отпуска, к тому, что столько детей, с одной стороны, пойдут в детские сады, а с другой стороны, эти матери должны будут идти работать, а рынка труда нет. Тут вон собираются ввести тунеядский декрет заново или уже фактически его ввели, потому что просто никто не соглашается работать за эти деньги. Смотрите: мать молодая два года отсидела, ей надо, например, выходить на третий год на работу, работы нет, что она получает? Правильно, она получает тунеядскую повестку, где говорится: «А заплатите нам, пожалуйста, как говорится, назад, потому что вам негде работать». Вообще власть мастер перекидывать проблемы со своей головы на плечи народа и забирать у этого народа то, что он заработал, делая вид, что это и есть, собственно говоря, главная задача и главная способность.

Показательной историей, как мыслится экономика, являются трактора. Вы знаете, сегодня трактора прямым курсом пошли на Витебск прямо из Минска. Красивый тракторный автопробег, чтобы показать, что трактора-то у нас есть. Давайте разберемся с самого начала. Во-первых, мне регулярно пишут, что вы там в оппозиции хотите закрыть МТЗ. Это вранье. Мы не хотим закрыть МТЗ, мы хотим сначала разобраться с двумя категориями людей. Первое — поставщики на МТЗ. Как они поставляют туда сырье, как они поставляют все необходимые комплектующие, по каким ценам? И второе, что меня гораздо больше интересует, — как забирают продукцию, по каким ценам? Почему у нас в стране, где развивается фермерское хозяйство, при этом под открытым небом стоят тысячи тракторов и фермерам их не выдают? Да очень понятно: пускай лучше они стоят в России и уже совсем по другой цене продаются. Как говорится, кому-то вершки, кому-то корешки. Так вот, смотрите. За наш счет произвели эти трактора. Теперь эти трактора отправляют, чтобы они ехали до Витебска. Это просто маразм. Государственное предприятие, живущее за наш с вами счет, делает вот такую «добрую акцию» вместо того, чтобы доплатить лучше своим рабочим. Вместо того, чтобы доплатить людям, которые в этом нуждаются, давайте покажем, что трактора у нас есть.

А куда же едут трактора? Трактора едут в колхозы, и я очень много общался со специалистами, которые объясняют, что часто не нужны эти трактора, но нас заставляют их покупать, потому что таким образом нужно разгрузить склады, потому что производится больше, чем сегодня могут продать. И таким образом получается, что за наш с вами счет проходит вся линейка. Сначала выделяются деньги заводу, который производит трактора. Но это окей, казалось бы, нормально, потому что потом он, по идее, должен их продать куда-то, получить из этого прибыль и, собственно говоря, за счет этого жить и пополнять в том числе казну. И тогда понятна инвестиция. Но теперь оказывается, что это мы сами произвели, сами у себя в долг по хорошему лизингу купили. Формально Головченко сможет отчитаться, что они разгрузили склады на 25 процентов, но де факто — это все равно как если бы вас всех завтра обязали купить по трактору, и сказали: «Все, отлично, склады разгружены». Вот такая у нас сегодня экономика, и понятно, что роста такой экономики, экономического процветания ждать не приходится.

Принимают еще одно решение — по транспортному налогу. Надо понимать, какую задачу решает власть. Дело в том, что на сегодняшний день только порядка четырнадцати процентов всех автовладельцев проходят техосмотр, в который включен налог. Если мы отнимем четырнадцать, то у восьмидесяти шести процентов расход увеличится, потому что они ТО не проходили. А теперь, вне зависимости от этого, они все равно должны будут заплатить. Большое количество людей, которые пользуются машинами только в условно дачно-посевной сезон, потом они ставят их на прикол и не ездят, платить все равно должны. Это не будет привязано к использованию вами реально машины. То есть вы просто платите де-факто за право обладания машиной. Как нам говорят, этот налог пойдет на дороги, но это тоже ложь, потому что если посмотреть, куда идет транспортный налог, он сегодня идет на разные нужды Минтранспорта, не всегда относящиеся к дорогам. Поэтому вот такая история, просто это еще один способ собрать у людей больше налогов. А будут они тратиться на ОМОН и чиновников, на группу лояльных лиц.

Главный итог недели в политике — теперь мы все для власти агенты, агенты-агенты-агенты, потому что мы же нелояльные, мы говорим, мы высказываем собственное мнение. И здесь несколько вещей, про которые по итогу недели, я думаю, нам нужно с вами обсудить.

Во-первых, это закрытие границ, оно произойдет уже завтра. Я думаю, здесь много разных задач, кстати, я думаю, что часть из них не связана с политикой, а например, связана будет с тем, что Беларусь будет пытаться получить деньги на борьбу с коронавирусом. Лукашенко поехал по больницам, значит, «из-за коронавируса» закрывают границы. Будут, я думаю, просить деньги на борьбу с коронавирусом.
Лукашенко в Сочи что-то пообещал Путину. Мы уже примерно понимаем — конституционный референдум и сразу после него новые президентские выборы. Задача теперь у власти следующая — не выполнить абсолютно этого, то есть никак не поставить свою власть под угрозу и под сомнение, но при этом продемонстрировать России, что вот мы союзники. Что делается, кроме слов о любви и братстве? Нам рассказывают, что сформирован оргкомитет партии «Союз». И где эта партия? Что-то я не слышал про ее регистрацию. С момента проведения съезда дается месяц на подачу документов, но не было ни подачи документов, нет ни регистрации, более того, отказали еще какой-то пророссийской организации в регистрации.

Ольга у меня в Инстаграме пишет, что «мне детские подняли на 1,01 рубля». Моя команда в Инстаграме, пожалуйста, сделайте мне скриншот этого, я бы хотел это потом разместить. Я не знаю, Ольга, куда вы будете тратить такой серьезный подъем, как говорится, на детей — целый рубль. Разбогатели, поздравляю вас.

Вы поймите, что работа сегодня в регионе — это работа за деньги от 300 до 500 рублей в лучшем случае. В лучшем случае. Более того, если полгода назад хотя бы в областных центрах народ мог зарабатывать там 800-1000, то теперь это в областных центрах вы можете зарабатывать 500-600 рублей, а районные — это еще ниже. Власть за наш счет нормально себе существует, а на нас денег не хватает, она нам говорит: «Иди работай», хотя работы нет. Приходится вводить тунеядский декрет или выгонять людей из Беларуси. Когда у тебя растет экономика, увеличивается количество рабочих мест, растут зарплаты, ты людям говоришь: «А че вы сидите на местах, идите работайте». Я бы здесь поддержал на 100 процентов, но нет такого. Сегодня в Беларуси работы нет. Она сокращается со стремительной скоростью, потому что белорусская власть сегодня бьет по всем секторам, которые и создавали последнее время реальные рабочие места.
«Надо ли начинать свое дело?, — Мікалай Мікалаевіч. Да, конечно, если вы уверены в своем деле. Вообще не надо никогда откладывать, не надо откладывать политику, не надо откладывать экономику, не надо откладывать, действуйте здесь и сейчас, сегодня, учитывая ситуацию, понимая риски, но действуйте, не откладывайте.

Еще одна идея, о которой мы должны поговорить по итогу недели — это, конечно, идея принять закон об иностранных агентах. Наши парламентарии давно решили, что они к избирателям не имеют никакого отношения, поэтому подумали, зачем нам принимать пакет реформ, зачем принимать, например, закон о социальных гарантиях, зачем думать сегодня о том, как в регионы вернуть работу — это все не наше дело, какая-то мелочь. Давайте будем заниматься чем-то серьезным и важным — бороться с иностранными агентами, ведь это сегодня главная угроза. Коротко, что это такое. У нас есть разные организации в Беларуси, которые получают деньги из-за рубежа — на гуманитарные, на социальные, на другие функции. Значит, что хотят сделать? Хотят, чтобы такие организации признавались иностранными агентами. Это как бы не будет наказанием, но понятно, что там должна стоять запятая и дальше — статья уголовного кодекса. И пошло-пошло-пошло. Единственное, с чем по-настоящему борется сегодня власть, и за что борется — это как сделать так, чтобы максимально не допустить никакой поддержки людей и общества извне. Именно поэтому была борьба с выплатами по штрафам, именно поэтому борются давным-давно и никак нормально не сделают систему грантов. При этом само правительство берет гранты огромными суммами. Совершенно правильно мне здесь пишет Денис: хотят поставить клеймо, что типа вот, у нас есть патриоты, настоящие белорусы, это, конечно, те, кто говорят «моя хата с краю», и остальные — иностранные агенты.

«Как относятся китайские партнеры к событиям в Республике Беларусь?» Дмитрий Болкунец говорит, что «они затаились». Я думаю, что они относятся крайне негативно. Для Китая крайне важно, чтобы Республика Беларусь имела хорошие отношения с Европейским союзом. Был момент, когда китайцы мягко, но подталкивали белорусскую власть к заключению какого-то формата ассоциации с Европейским союзом, размораживания экономических отношений, потому что иметь здесь свои предприятия для китайцев имеет смысл только в том случае, если из Беларуси можно торговать и на Восток, и на Запад. Я думаю, что китайцы в реальности сейчас не будут спешить принимать какие-то решения по Беларуси.

«Четыре года назад приехал с России, пошел на биржу труда, диплом электромонтера КИПиА, стаж ноль, и ничего не предложили, пришлось самому искать». Это понятно, в Беларуси биржи труда — это уже такая отставшая история. «В Мстиславле в принципе намеренно на биржу труда не берут, чтобы статистику не портили». Я знаю множество историй, когда с на бирже труда не хотят регистрировать людей. Сама система построена таким образом, чтобы ты отказался от этой идеи.

Я считаю, что мы должны с вами обсудить разговор Левченко и Недосекова. Левченко спортсменка, которая ходила на марши, которая отсидела в жутких условиях на Окрестина, она вызвала на разговор Максима Недосекова. Это легкоатлет. Все просто обязаны посмотреть это замечательное видео, потому что оно дает понять, как думают сегодня люди, которые продолжают поддерживать белорусскую власть. В какой-то момент Максим прямо говорит, что ему плевать на народ. Максим говорит, что его волнуют только люди, которые принимают участие в его подготовке к Олимпийским играм. Надо сказать, что Максиму 22 года, он еще молодой, мы видим, что амбициозный, очень хочет победить. Только Максим, я думаю, что большинство тех, кто смотрит мой «Вечерний стрим», принимают участие в твоей подготовке, потому что ты, Максим, живешь, получаешь стипендию сегодня, потому что мы платим налоги. Мы будем рады твоим победам, мы хотим, чтобы ты побеждал, но ты побеждаешь и ты являешься спортсменом, потому что в бюджете есть деньги, которые формируются из наших налогов, которые тебе идут, собственно говоря, на то, чтобы ты тренировался. Это все не с неба упало, это не подарок Дедушки Мороза. И мы рады тебе это покупать, мы рады, чтобы ты тренировался, но ты знаешь, мы все-таки к этому имеем отношение. При том, надо сказать, что я ценю смелость Максима, он один из немногих, кто выступает открыто за Лукашенко и кто пошел на такой открытый разговор, пытаясь объяснить позицию, я считаю, что это очень здорово. Мы можем спорить с Максимом, но мы хотя бы понимаем его позицию. У нас есть Шумилова, которая мне постоянно пытается задавать какие-то каверзные вопросы, и какое-то количество людей, которые здесь выступают за Лукашенко. Ребята, так выходите со мной в эфир, напишите мне лично, я готов с вами выйти в эфир и вот также обсудить. Шумилова, или кто-то там другой, написала, что «у Лукашенко хотя бы есть трактора». Но правда в том, что вообще-то у Лукашенко нет тракторов. Трактора есть у нас, это благодаря нам сегодня живут эти крупные предприятия, благодаря тому, что мы платим деньги, благодаря тому, что эти деньги есть на поддержку предприятий. Тракторов-то у Лукашенко нет, и принципиальный вопрос, что у тракторов с Лукашенко нет никакого будущего, как у самого Лукашенко. Будущее у МТЗ есть только в одном случае, если в Беларуси в правительство, во власть придут люди, которые будут реально развивать экономику, которые будут развивать инновации, которые будут дружить со всем миром и поэтому смогут продавать эти трактора по всему миру гораздо более качественно и быстро, чем это происходит сегодня.

Разговор очень важный, потому что он показывает, что Максим должен делать вид, что типа «ну, я просто бегу свою стометровку, а все, что происходит рядом, мне плевать». Ты должен делать вид, что ты этого не замечаешь, потому что ты не можешь этого не замечать. Ты не можешь не замечать факты насилия. Дай бог, чтобы, Максим, вы никогда не столкнулись с этим, но что вы сделаете, когда вы столкнетесь, когда столкнутся ваши близкие, например? Что вы сделаете, когда это вы будете неугодным и вас вышвырнут, и неважно, как вы там бегали, и победили вы на Олимпийских играх или нет? Тогда вы также будете рассказывать или все-таки тогда подумаете, что «Блин, наверное, имеет значение, в какой стране я живу». Максим — это очень показательная история про то, что произошло с нами, с вами в 20-м году. Я думаю, что тут надо бы сказать честно: большинство белорусов до последнего времени жили, как Максим.

Большинство белорусов до последнего времени считали, что «у меня как-то все вроде ок, как-то зарплаты растут, как-то все более-менее нормально, а то, что там кого-то сажают, ну, они, наверное, что-то делают неправильно». Максим ведь прямо повторяет цитатами, что я слышал десять лет назад, после выборов десятого года, когда сам был в СИЗО КГБ, когда потом вышел оттуда. И говорили, что «раз посадили, значит, что-то там было не так, какие-то там вопросы были» и так далее, и так далее. А теперь вдруг люди поняли, что ты не можешь игнорировать то, что происходит за твоим забором, потому что если ты будешь это игнорировать, то рано или поздно к тебе придут и скажут: «А что ты там, родила? А нам плевать, что ты родила. Иди и работай. Что ты? Потеряла работу? А нам все равно, что ты потеряла работу, заплати нам за это. А ты что? Тебе надо выезжать и чтобы твои дети сюда приезжали? Мы закроем границы».

В какой-то момент стало абсолютно понятно, что мы все связаны. И в этот момент рождается нация. Потому что именно в этот момент мы понимаем, что от нас зависит то, что будет вокруг нас, от нас зависит, какая будет жизнь. Какие будут декретные, какие будут дороги. Мы не можем просто решать или думать, что за нас кто-то решит, мы обязаны участвовать. И в этот момент мы с вами делаем огромный шаг вперед к той Беларуси, в которой, безусловно, мы хотим, чтобы мы жили и жили наши дети. Поэтому мы и не можем на это закрывать больше глаза. Максим пока может. Я почему-то думаю, что он тоже изменится. Именно потому, что он пошел на диалог с Еленой. Я это очень оценил, я это очень ценю.

Еще одна история про санкции. На этой неделе снова про них очень много говорили, на этой неделе мы снова про них с вами очень много спорили, нужны или не нужны. Кстати, у меня на Ютюб-канале вышел ролик про санкции, вы можете его посмотреть, где я выступаю против санкций, направленных на наши предприятия, и уж тем более против маразма по поводу отключения Беларуси от SWIFT, но считаю, что надо просто подходить по-другому и бить по-настоящему по тем, за счет кого сегодня живет белорусский режим. Самое главное, что показала история с санкциями за эту неделю, что и у власти тоже есть свои лоббисты. Поэтому есть вычеркивания из списка людей, которые по-настоящему кормят власть. Нужно понимать, что есть публичная история, пиар, где европейские политики рады выступить, сказать там про права человека и так далее, и так далее, а потом есть принцип решений, где могут взять и ручкой вычеркнуть того, кого считают нужным вычеркнуть. Вот я думаю, что история про санкции, она в первую очередь нам про урок на будущее, потому что сегодня мы должны думать с вами про будущее. Как сегодня думают многие? «Вот мы победим, и дальше нам нужно будет сесть за стол переговоров с Европой. И она нам якобы что-то там предложит великолепное». Конечно, будут какие-то, возможно, программы поддержки, но все равно надо будет добиваться, отстаивать свои интересы и по поводу продуктов, которые мы захотим поставлять на европейский рынок, и по поводу экономической поддержки. То же самое касается и России. С Россией точно также придется отстаивать свои интересы, никто просто так ничего сейчас давать не будет. Вот поэтому, я считаю, абсолютно неправильным, например, решение, включить МЗКТ в санкционный список. Зачем это делать? Или там бить по «Белкалию». Зачем вы бьете по системообразующему бюджетному предприятию Беларуси? Оно важно для будущего страны. Да ударьте вы по поставщикам вокруг «Белкалия», по тем, кто сегодня наживается на этом, а не по предприятию. Нельзя, ребята, бить по стране ни в каком формате, это не приблизит нас к победе. Это наоборот нас отдаляет от победы, потому что на самом деле это позволит Лукашенко объяснять свои промахи в экономике за счет вот этих санкций. А страдать будут простые люди. Если мы сами будем против них нацеливать санкции, странно думать, что они потом возьмут и поддержат нас.

Мы должны сегодня объяснять, мы запускаем большую информационную программу, впереди работа с людьми, объяснение, какой будет Беларусь. Почему не надо рабочим бояться изменений, что мы не начнем просто тупо все приватизировать и сносить заводы. Мы разберемся, откуда там избыточная администрация, мы разберемся, кто покупает и кто продает за какие деньги и почему предприятие не получает эти деньги себе. Мы действительно займемся правами рабочих, которые сегодня вообще отсутствуют в стране.
На этой неделе начали массово перезаключать коллективные договора и там прописывать, что ты имеешь право на какие-то премии только, если ты член официального профсоюза. Это абсолютное нарушение прав человека. Абсолютное нарушение прав рабочего. Это все та же политика, что если ты лоялен и молчишь, ты будешь получать какие-то бонусы, притом поверьте, не такие большие, а если у тебя есть свое мнение или ты не готов быть лояльным, то ничего тебе не положено, кроме, как говорится, миски. Вот это мы сегодня должны объяснять людям и бороться за эти права. Вот мне написали: «Я в эти дни поняла, как вам было больно, Андрей, в 2010 году». Я думаю, что многие в этот раз вспомнили про 2010 год и как-то переосмыслили его. Мне часто кидали эти обвинения и часто люди даже не понимали, что было в 2010 году, и до сих пор что-то кидают, не разбираясь, основываются на словах, например, Владимира Некляева. Правда в том, что, конечно, десять лет назад все было еще страшнее, потому что не было вас. Потому что, находясь там и не чувствуя этой невероятной поддержки всего белорусского общества, мы оказались один на один в этой жути. Вы знаете, я тогда там впервые как бы почувствовал это абсолютное право на беззаконие, когда с тобой могут сделать все, что угодно, и никто ничего не узнает. И, конечно, любой нормальный человек не может с этим просто так совладать. И мы сегодня с вами бьемся, сражаемся своими действиями, чтобы, наконец, этого больше никогда в Беларуси не повторилось. Хочу вам сказать по поводу партии. Мы строим партию именно потому, что думаем про будущее, мы должны готовиться с вами к следующему году. Готовиться и быть готовыми побеждать, и быть готовыми к переговорам, и быть готовыми к участию в жизни страны. Чтобы не получилось так, что, знаете, мы с вами победили, вышли на улицы, покричали “Ура!”, а потом смотрим — а там те же самые лица. Глава города — тот же самый, глава горсовета — тот же самый, глава, только теперь уже частного, предприятия — тот же самый, а глава милиции — ну, может быть, не глава, а бывший его зам. И оказалось, что пошла избирательная кампания, а мы не готовы в ней участвовать, у нас нет ни кандидатов, ни вообще людей, которые понимают, как это делать. А у них они есть. Оказалось, что идеолог, который до этого кричал: «Я за батьку!», вдруг стал лидером местной какой-нибудь ячейки партии и так далее, и так далее. И мы с вами смотрим: вроде мы победили, а победы и нет. И даже, может быть, президент сменился, а не может действовать, система не дает. Для того, чтобы это менять, мы должны сейчас готовиться. И поэтому мы строим партию, мы обсуждаем еженедельно программу, мы собираемся делать разные действия, которые готовят сегодня белорусов к будущему. И надо понимать, без этого победы не будет. Победа — это когда вы все каждый день будете участвовать в жизни страны. И вам для этого не надо будет искать повод, вы будете понимать, что только это является залогом того, что будущее будет таким, каким мы хотим его видеть.

Спасибо вам большое. Это вечерний итоговый стрим, меня зовут Андрей Дмитриев, пишите ваши комментарии, что вы думаете про Беларусь, про ее будущее, приходите в партию, делитесь этим стримом.

Увидимся с вами на «Вечернем стриме каждый день» в 22-00. До свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *