«Лукашенко хочет построить БНДР» (видео) - Дмитриев #ЗаПравду

Лукашенко хочет построить БНДР. Это расшифровывается как Белорусская народная демократическая республика. То есть, как и в случае с КНДР, ни одно из этих слов, которое присутствует в названии, не отражает реальность, а наоборот — противоречит той реальности, в которой живут люди.

У Беларуси, которую строит Лукашенко, внешней политики просто не будет. Из-за этих четырех месяцев очень сильно понизилась репутация. Беларусь как торговый партнер тоже не видится, потому что падает реальная экономика. С другой стороны, впереди неизбежно конфликт с Кремлем.

Всем добрый вечер. Пятница, десять вечера, это означает, что с вами «Вечерний стрим каждый день», меня зовут Андрей Дмитриев. Напоминаю, «Вечерний стрим» — это наша возможность пообщаться, обсудить последние новости, подумать, как мы себя можем вести и что мы можем делать в этих условиях, какие шаги нам нужно делать каждый день, чтобы в итоге победить и пережить эти темные времена.

Вижу, что к нам присоединяются новые люди, и сразу вопрос: «А что за БНДР?» Я сегодня сделал такую тему передачи: «Лукашенко хочет построить БНДР». Ну, это как КНДР, только в Беларуси. БНДР — Белорусская народная демократическая республика. Как бы все слова, которые есть тут в названии, не имеют отношения к реальности.

Как всегда, мы начинаем «Вечерний стрим» с минуты солидарности. Сегодня я предлагаю вам самим сказать, о ком или в честь кого нам нужна эта минута солидарности. Пожалуйста, пишите в комментариях.
Вижу уже, что абсолютно сегодня в этом жутком-жутком топе два человека. Это, конечно, Ольга Хижинкова, наша красавица, умница, человек, которым мы все гордимся и за кого мы все переживаем. Она должна была выйти сегодня, не вышла, и, судя по всему, ей добавят еще сутки, тьфу-тьфу, как говорится, не хочу накаркать. Второй — это Ян Солонович, которому сегодня добавили суток, и в общей сложности он уже проведет порядка девяносто девяти суток. Что, кстати, запрещено даже в нашем законодательстве. Но это последнее время никого особенно не парит. Поэтому давайте минута солидарности — Ольга Хижинкова, Ян Солонович. А я напоминаю, что после стрима у вас будут целые выходные для того, чтобы написать и Ольге, и Яну письма. Очень простые, очень человеческие, вот как вы пишете здесь комментарии.

(Минута солидарности)

Итак, сегодня тема – «Лукашенко хочет построить БНДР». Я начну сразу с БНДР. Что такое БНДР? Есть КНДР — Корейская народная демократическая республика. Вот Лукашенко хочет построить БНДР. Что самое яркое про это можно сказать? БНДР расшифровывается как Белорусская народная демократическая республика. То есть, как и в случае с КНДР, ни одно из этих слов, которое присутствует в названии, не отражает реальность, а наоборот — противоречит той реальности, в которой живут люди. Давайте посмотрим.

Это точно не белорусская. Мы видим реальную нелюбовь ко всему белорусскому, я уже не говорю про флаг, герб, историю, которая вековая, а не только семьдесят лет. Мы видим реальную нелюбовь и неприятие белорусского как такового. Второе — не про белорусов, потому что если бы это была белорусская республика, то она была бы про то, как белорусам живется здесь и сейчас. Но она про то, как жить элите, начальникам здесь и сейчас, а не белорусам.

Второе – народная. Конечно, не народная. На этой неделе мы с вами обсуждали, например, как Лукашенко пытается забрать у народа право выбирать, передав его этому Всебелорусскому собранию.

Третье — это демократическая. Смешно говорить сегодня про какую-то демократию — что в КНДР, что в Беларуси. И, конечно, в понимании, наверное, власти, демократия — это когда они говорят, мы выполняем молча и никуда не можем уехать. Но это не демократия. Демократия — это когда мы выбираем власть, когда есть верховенство закона, когда судебная, исполнительная и законодательная власти разделены между собой, конкурируют, за счет чего, собственно говоря, и строится демократия.

Ну, и республика. Республика предполагает строй, при котором люди вовлечены и включены в принятие решений. У нас решения принимаются за людей и потом им навязываются.

Вот Лукашенко хочет сегодня построить страну БНДР. Я сегодня через новости попытаюсь объяснить, как может выглядеть страна в понимании сегодняшней власти, в их логике. Мы пойдем по частям.

Первое — мы будем говорить про общество. Общество — это люди, которые могут объединяться в общественные организации, политические партии, в какие-то инициативы, в самоуправление. В БНДР у общества такого права нет, если только им не сказали это сверху. Если же это инициатива, которая пришла снизу, она уже изначально будет восприниматься как враждебная. Общество в их понимании не должно иметь никакой инициативы, потому что инициатива ведет к самостоятельности, инициатива ведет к тому, что люди берут на себя ответственность. Именно поэтому мы читаем такие новости, как, например, сегодня, когда задержали шесть человек, которые украшали двор к Новому году. Или, например, мы читаем про то, как на этой неделе милиция официально сказала, что они трактуют вывешивание бело-красно-белых цветов, флагов или цветов, как одиночный пикет. Они хотят, чтобы общество ходило на работу за очень небольшие деньги, во-первых, потому что больших сегодня нет и уже точно не будет, во-вторых, потому что все больше и больше нуждается в деньгах то, за счет чего будет держаться эта БНДР. Сегодня чиновники и силовики — это две самые важные внутренние опоры, их надо очень хорошо кормить. Именно поэтому, например, сегодня правительство отменило ограничение, согласно которому раньше начальники на госпредприятиях не могли получить зарплату раньше, чем подчиненные, чем рабочие. И сегодня это было отменено. Казалось бы, какая разница. Но впереди тяжелые финансовые времена, власть это понимает, им надо, чтобы начальники держали в узде подчиненных. Как это сделать? Только одним способом — покупать и запугивать, запугивать и покупать. Запугивают народ, покупают начальников. Или покупают силовиков, покупают тех же самых чиновников. И вот такие действия показывают, что разделение между обществом и властью будет идти по нарастающей и будет, собственно говоря, делаться специально. Будет привилегированный элитарный класс, куда ты должен стремиться попасть, чтобы как-то более-менее нормально жить, которому будет не писан закон, который сможет делать то, что захочет, у которого будет в принципе более-менее все ок. И все остальные, которые должны просто благодарить, что не в тюрьме.

Вторая очень важная характеристика БНДР — это, конечно, отсутствие права выбирать. Это очень важный принципиальный момент. Я говорил об этом в стриме от 8 декабря, посмотрите, пожалуйста, про то, что власть больше не может побеждать на выборах. Поэтому задача — передать власть Всебелорусскому собранию, то есть самой себе. Власть пытается вспомнить советские практики и в рамках построения БНДР сделать так, чтобы общество больше выбирать не могло. Я думаю, что была бы их воля, они бы реально вернули еще и советскую практику, где в бюллетене был только один кандидат, заранее согласованный партией. Может быть, еще и вернут, где вы просто получаете список в парламент — сто десять человек. И вы можете только поставить за или против одного человека, потому что он одобрен какой-нибудь специальной комиссией, которая проверяет, что этот человек максимально хорошо.

Третья тема. Общество не должно демонстрировать несогласие. Это принципиальный вопрос. Внешне эта картинка должна выглядеть так, чтобы люди, которые сомневаются, всегда думали: «Блин, а вдруг он все-таки набрал восемьдесят процентов, вдруг это я что-то не понимаю?» Для власти принципиально: публичного несогласия выражать общество в БНДР не может. Везде должны быть государственные флаги, государственные гербы и государственное согласие. Мы идем к стране, где все будет единогласно, где есть один голос, он решает, как должно быть правильно, все остальные это поддерживают. Вот какое общество в понимании сегодняшней власти должно быть создано. А какой должна быть экономика? Ведь, например, если ты не можешь проявлять инициативу, это означает, что экономика будет загибаться, потому что весь частный рынок, вся частная история построены на проявлении инициативы. Построена на том, что человек в сложной ситуации проявляет инициативу, находит, что сделать, создает производство или начинает торговать, то есть крутится, что называется. В сегодняшней истории вас не должно удивлять, «как это они могут убивать IT?», или «как они могут убивать, например, частников, которые обеспечивали, к примеру, в Минске уже больше половины дохода в бюджет?» В рамках БНДР, которую строит сегодняшняя власть, ваш достаток не имеет никакого значения, потому что, возвращаясь назад, у вас нет никакого права голоса, вы должны быть спокойны и благодарны, что не в тюрьме. Поэтому они совершенно спокойно выгоняют айтишников и совершенно спокойно относятся к тому, что Беларусь покидают инициативные молодые люди. Это все теперь неважно, в экономике мобилизационного типа самое главное, чтобы она была, что называется, «под контролем». Кто сегодня лучше всего держит людей под контролем? Правильно, государственные предприятия с краткосрочными контрактами. Именно они сегодня обеспечивают, скажем так, контроль, потому что человек понимает: в малом городе, например, он на краткосрочном контракте, на один-три года, его легко расторгнуть, никакие права у рабочих Беларуси не защищены, потому что права бастовать нет, права объединяться нормально в профсоюзы нет, права высказываться, возвращаясь к предыдущему пункту, нет. Если вам повезло с начальником на заводе, будет все более-менее ок. Не повезло — ничего не поделаешь, терпи. Вот экономика, к которой мы идем — это экономика только государственная, где частное будет сокращаться максимально. Почему? Потому что именно развитие частной экономики, частного бизнеса привело сегодня к тому, что огромное количество белорусов оказались в силах сказать Лукашенко, что они хотят другого президента. Они не зависят от него материально, они видят, что можно жить совсем по-другому, они видят, что можно зарабатывать и без государства.

Следующий пункт, который надо обсудить про БНДР, — это внешняя политика. Начнем с закрытия границ. Вспомните, как белорусская власть «лечила» итоги своей политики, которая привела к безработице. В 2017 году стало совершенно понятно, что регионы умирают. Мы в «Говори правду» стали звонить во все колокола и говорить: «Скоро не останется региональных городов, потому что люди уезжают, там нет ни работы, ни будущего для детей, ни нормального социального обеспечения, там просто дно». Власть придумала не изменить себя, не изменить свою политику, а ввести декрет о тунеядцах. Вот как они безработицу «лечили», условно говоря, декретом о тунеядцах, так и сегодня они трудовую миграцию «лечат» закрытием границ.

Кроме этого, конечно, есть и политический аспект. Первые полгода Александр Лукашенко и люди вокруг него абсолютно отрицали Ковид. Помните, недавно он рассказывал, что Европейский союз выделил пятьдесят миллионов долларов на борьбу с коронавирусом Беларуси? И он сказал, что эти деньги были перенаправлены оппозиции. Это неправда. Эти деньги не дошли до Беларуси, потому что все ее официальные лица со всех экранов говорили, что у нас в Беларуси нет никакой проблемы, что все нормально. Если у тебя все хорошо, смертей нет, никто не болеет, все справляются, то зачем тебе давать деньги? Так вот сейчас одна из моих версий: с деньгами реальный завал, и это может быть одна из тем, которой будут шантажировать в ближайшее время международное сообщество. У Беларуси, которую строит Лукашенко, внешней политики просто не будет. Из-за этих четырех месяцев очень сильно понизилась репутация. Беларусь как торговый партнер тоже не видится, потому что падает реальная экономика. Вещи, которые могут привлекать современные инвестиции и толкают вперед развитие, в том числе, международных отношений — это IT, это развитие медицинских услуг, это развитие химической промышленности и так далее — они же просто умирают. И поэтому международные отношения теряют смысл. С другой стороны, впереди неизбежно конфликт с Кремлем. Требования к Кремлю у Лукашенко будут очень сильно вырастать, ведь ему надо будет удерживать власть, ему будут нужны дополнительные деньги, а предложить он за них ничего не собирается. По сути, Лукашенко хочет создать такой анклав и шантажировать Россию союзничеством на западных границах, именно поэтому он постоянно возвращается к теме угрозы НАТО, угрозы Запада, угрозы Польши, потому что это становится единственным инструментом на основе которого ты можешь постоянно говорить: «Поддерживайте нас, иначе тут будет НАТО». В любом случае международной политики в формате, который строит сегодня власть, у страны, которую она теперь собирается построить, нет и не будет. Именно потому что она не нужна.

Таким образом, итог, к которому мы приходим: страна, где нет ни белорусского, ни народного, ни демократического, ни республики. Они к этому идут. Идут, надо сказать, очень целенаправленно. И вопрос тогда к нам: что мы должны сегодня делать, чтобы этого не допустить, потому что мы просто обязаны это не допустить?

Во-первых, об этом надо говорить. Говорить друг с другом, говорить со знакомыми, делитесь этим стримом. Общество построено на том, что оно делится важными вещами, обсуждает, тогда оно становится единым.
Следующее — объединяйтесь. Не забывайте, что на этом основано сегодня движение вперед. Мы сегодня объединяемся в политическую партию. Приходите к нам. Или объединяйтесь у себя во дворах, продолжайте, не останавливайтесь, ищите альтернативы.

И последнее — это солидарность. Солидарность, благодаря которой, кстати, я выхожу в эти вечерние стримы. Спасибо всем, кто донатит, кто присылает какие-то важные новости, кто присылает важные истории. Солидарность, которую мы должны чувствовать друг с другом, — это очень важно в условиях такого долгого противостояния. Это не закончится сегодня, завтра. Даже если представить себе историю, что завтра вдруг мы с вами просыпаемся и узнаем, что Лукашенко больше нет, поймите — это не закончится сразу, не будет так, что страна другая. Останутся все эти люди, которые сегодня заинтересованы в построении именно БНДР, потому что в РБ они неконкурентоспособны, потому что в РБ они должны будут делиться властью или потеряют ее полностью, потому что в РБ они должны будут ответить за преступления, потому что в РБ они должны будут считаться с народом.

Закончить сегодняшний стрим я хочу рассказом про замечательную девушку. Ее зовут Каролина, она живет в Кореличах, и последние трое суток находится в ИВС, и мама ее тоже. Ее сегодня осудили, дали пять суток, а в понедельник будет еще один суд. Она ко мне приехала в офис, может быть, месяц назад. Вела korelichi.by, вы можете найти ее сайт и поддержать. И, конечно, она была таким, знаете, огоньком, который в Кореличах зажигал людей. Сейчас на нее огромное давление. И я хочу сказать, что вот про нее нигде не написали.

Таких людей, таких вот Каролин у нас сотни тысяч. Людей, которые страдают, людей, которым, к сожалению, даже не всегда возможно помочь. Но Каролина — это человек, который для меня является символом.

Символом будущей Беларуси. Молодая девушка с мужем, которая говорит: «Я не хочу жить в Минске, я не хочу жить в Новогрудке и в Гродно, я хочу жить в небольшом городе и делать его лучше. Я верю, что там точно также можно жить». Я уверен, что это будущее Беларуси и за него точно стоит сражаться.

Меня зовут Андрей Дмитриев, следующий стрим будет в воскресенье в десять вечера. До свидания.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *